ЛитМир - Электронная Библиотека

Я быстро повернулся и с размаху занес вверх правую руку. Я не просто хотел ее ударить, я собирался снести ей голову. Мой кулак чиркнул ее по виску — это был скользящий удар, не мощный, но вполне надежный. Она была без сознания, когда падала на ковер.

Я среагировал как раз вовремя. Едва успел. Ей не хватило доли секунды, чтобы нажать на спуск.

Пистолет, который она выхватила из черной сумки, упал и отлетел в сторону. Я подобрал его. У Лоримера продолжался припадок, если судить по истеричным, безумным выкрикам. Он вновь ворвался в гостиную — обезумевший от испуга истеричный толстяк. В его правой руке плясал маленький пистолет.

Ему ничего не стоило сразить меня пулей из этого якобы игрушечного пистолета. В таких ситуациях я не особенно задумываюсь над вариантами. Я выстрелил в него четыре раза — в грудь, еще куда-то и для верности — в голову.

Я подождал, пока Ева очнулась и, застонав, медленно села.

— Все, Герда. Я только что убил твоего мужа.

Глава 19

Ева перевела блуждающий взгляд своих зеленых глаз с меня на Горация Лоримера, распластавшегося на лавандовом ковре. Потом снова посмотрела на меня.

— Он… мертв?

— Можешь в этом не сомневаться. Так же мертв, как Аарон Парадиз.

— Ты убил его, — сказала она, снова глядя на Горация. — За что? Почему, Шелл?

— Ох, перестань ломать комедию, Ева или Герда, — между нами, старыми приятелями, давай ты останешься Евой, о'кей?

— Похоже, ты спятил…

— Я же сказал тебе, хватит валять дурака, — твердо сказал я. — Я понял, что ты натворила и зачем ты это сделала, Ева. Я знаю, зачем ты убила Аарона Парадиза, хладнокровно и безжалостно нажав на спуск. Я знаю, зачем ты явилась к нам на вечеринку ночью в субботу. Уверен, ты стреляла в Джима — он сам сказал, что это твоих рук дело. В некотором роде. Мне известно о торговле наркотиками, о нефти на Бри-Айленде, о «рождественской елке», — черт возьми, мне известно все, дорогуша. Поэтому присядь и хорошенько поразмышляй.

А когда обмозгуешь ситуацию, мы с тобой немного поболтаем.

С каждым сказанным мной словом ее лицо все больше вытягивалось и бледнело, на глазах старело. И хотя ее черты напряженно застыли и четче выделились линии, она, ничего не скажешь, все же была очень красива — внешне, я имею в виду. Внутри это была куча дерьма.

До этого я не обратил внимания на то, как Ева была одета, но сейчас был просто поражен, заметив сходство с фотомоделью из «Кавалер», одетой во что-то по образцам из журнала «Вог». На ней было плотно облегающее вечернее платье с глубоким квадратным декольте, обнажающим округлую белизну и нежную глубокую ложбинку, но почему-то это чудесное зрелище оставило меня равнодушным.

Слева от дивана, рядом со столиком, на котором возвышалась скульптура обнаженного юноши с ребенком и виноградной гроздью, лежали два рыжевато-коричневых чемодана. Они были открыты, потому что я уже успел порыться в них и обнаружил там одежду Евы, нижнее белье с «молниями» и две пары туфель. Все свидетельствовало о том, что она приготовилась к отъезду.

Ева посмотрела на раскрытые чемоданы, на мертвого Горация, перевела взгляд на меня. Нет, она и не думала признать свое поражение.

— Я не… убивала Аарона. — Она пожала плечами. — Это он, Гораций.

— Ева, перестань отпираться. Когда сюда нагрянет полиция, очень скоро выяснится, что ты — жена Горация Лоримера, та самая, из Сан-Франциско, и что никакой Евы Энджерс в природе не существует.

Я вытащил из кармана своего пиджака револьвер, найденный в чемодане, и показал ей.

— Этот пистолет, из которого ты не успела выстрелить мне в спину, — очевидно, тот самый, из которого ты пыталась убить сегодня Джима. Результаты баллистической экспертизы подтвердят это. — Я опустил его обратно в карман. — Но самое важное то, что Джим Парадиз все еще жив.

Она долго молчала. Наконец тяжело вздохнула.

— Джим не умер?

— Надеюсь, что нет.

Похоже, это сработало. Ева вся как-то сразу ссутулилась, сжалась; кожа на лице стала дряблой и отвисла.

— Сколько у меня есть времени до того, как приедет полиция?

— Я еще не звонил им. Но сейчас это сделаю. Прежде чем Ева успела опомниться, я поднял с пола маленький автоматический пистолет Лоримера 32-го калибра и сунул его тоже в карман. Проверил, нет ли еще кого-нибудь в номере. После этого я позвонил в «Скорую помощь» в Ломе. Джим еще находился в операционной, и было шансов пятьдесят на пятьдесят, что он останется жив. Потом я связался с отделом по борьбе с наркотиками. Капитан Фини со своими ребятами отправился в Сан-Франциско более двух часов назад проверять банки с бананами «Па Па»; если в них будут найдены наркотики, они прямиком отправятся на Бри-Айленд. К сожалению, от капитана Фини пока не поступало никаких сообщений. Я принялся было звонить в отдел убийств, чтобы попросить выслать сюда машину, когда Ева застонала, поэтому я повесил трубку и подошел к ней.

Она медленно выпрямилась, несколько секунд ее глаза оставались холодными, жесткими и яркими. Потом они снова наполнились тоской, ее плечи опустились.

— Кажется, игра окончена.

— Окончена.

Она медленно поднялась на ноги и посмотрела на меня.

— Ладно, тогда не будем тянуть, доведем до конца.

Она повернулась и быстро подошла к телефону на стойке у стены. Я тоже подошел, но мне не было видно, то ли она набирает цифру «9», то ли соседнюю с ней «О». Если «9», то, разумеется, никто не ответит. Я не стал ей мешать — только размышлял над тем, какую игру эта змеюка затеяла. Если вообще она что-то затевала.

В трубке послышались гудки, она прокашлялась и спокойно сказала:

— Оператор, соедините меня с полицией. — После паузы продолжила:

— Пожалуйста, пришлите машину к отелю «Стандиш» на Уилшире. — Она послушала, потом добавила:

— Просто пришлите нескольких офицеров в номер Горация Лоримера. — И повесила трубку. Повернувшись, она посмотрела мне в глаза с нелепой улыбкой на губах и произнесла:

— Вот и все. Это похоже на то, когда ставишь капкан и сам в него попадаешь, не так ли? Или разбавляешь цианистым калием кислород, которым дышишь? — Она сделала глубокий вдох. — Итак, у нас — у меня — осталось мало времени. Давай заключим сделку, Шелл.

— Какую сделку?

— Расскажи мне, как ты узнал правду, а я поделюсь с тобой всем тем, что я сделала и как это было. Все, что захочешь.

Она решительной походкой вернулась к дивану и села на край рядом с фигуркой обнаженного юноши, протянула левую руку и стала рассеянно гладить бронзу. Я присел рядом и спросил:

— В том числе и об Аароне?

— Все расскажу.

— О'кей, — согласился я. — Это была не просто случайная догадка. По правде говоря, я не подозревал тебя лично до тех пор, пока не увидел в «Пурпурной комнате». — Ее глаза расширились. — Да, я был там. Пока ты беседовала с матерью или сестрой чудовища Франкенштейна, или кто там она. Бармен указал на Герду, жену Лоримера, и я подумал, что он имеет в виду ту женщину — летучую мышь, а не тебя. Я ничего не понимал, пока в один прекрасный миг меня не осенило, совсем недавно. Разгадка к ответу проста: я понял, что ты ошиваешься в таких заведениях, как «Пурпурная комната» и «Лупо». Если в этом заключается смысл твоей жизни, зачем было отступать от принципов? Почему ты согласилась провести вечер со мной и Джимом в субботу ночью? Вечеринка, где можно будет поиграть в стриптиз-покер, — лучше сразу похоронить эту мысль, если, конечно, окажется, что Джим еще жив, — стриптиз-покер в компании мужчин.

Ее кошачьи зеленые глаза вспыхнули ненавистью, это было обнаженное проявление ее свирепой сущности. Да, она меня открыто и глубоко ненавидела. Она процедила сквозь зубы, четко акцентируя каждое слово, нисколько не заикаясь.

— Ты, паршивый ублюдок…

— То, что надо, — подбодрил я. — Будь сама собой для разнообразия. Итак, давай рассмотрим обстоятельства смерти Аарона. Перед тем как его застрелили, он находился в постели с женщиной. Полиция — и я тоже — считает, что убийца ждал снаружи, когда женщина уйдет, потом вошел в комнату и убил Аарона в кровати. Но потом эта версия отпала. Прежде всего потому, что это была контактная рана. Ты ведь в курсе, что значит контактная рана, правда, Ева?

33
{"b":"5921","o":1}