ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ты собралась несколько лет прожить в Раноге под мужским именем, в одежде, которая никого не обманывает, охотясь на городских коров? - уточнил оборотень. Вейма нахмурилась. В таком изложении её планы звучали как-то... не очень разумно.

- Тебе-то какое дело?

- Ты на моей земле, - сообщил оборотень.

Девушка ошарашенно уставилась на него.

- Ты же не... ты же не барон?!

- Разумеется, нет. Но я их шателен. Поэтому не могу позволить тебе грабить моих людей только потому, что ты проголодалась.

- Что же ты не живёшь в замке? - недоверчиво спросила девушка. О шателенах она имела представление ещё более смутное, чем об оборотнях или приготовлении еды. Но, кажется, основной их обязанностью было хранить замок сеньора и отвечать за укрепления и что-то такое же. А земли только потом. Кажется. Но оборотень, живущий в замке и руководящий обороной...

- У союза баронов нет общего замка, - терпеливо разъяснил Вир. - Они собираются в городах. А здесь земли, которые когда-то принадлежали Дюку, а теперь перешли к союзу. А замок разрушен. Доход с них идёт на совместные нужды союза. Здесь и в ещё нескольких местах. Я управляю здесь.

- А в других местах - другие из твоей стаи.

- Нет, - покачал головой оборотень. - Остальные - обычные люди. Но что нам делать с тобой?

- Отпусти, - без особой надежды попросила вампирша. Этого ещё не хватало! Оборотень, служащий союзу баронов! Только ей могло так повезти!

Вир покачал головой.

- Ты творила зло на моей земле, - медленно произнёс он.

Вейма похолодела.

- Я не...

- На моей земле, - с нажимом повторил оборотень. - Я могу потребовать у клана возмещения.

Кланом называли союз вампиров. Вейма знала - сородичи не заплатят за неё ни гроша и выдадут её жалобщику головой.

- Чего ты хочешь? - устала спросила она. Добро пожаловать домой.

- Мне не повезло с писарем, - вместо ответа сообщил шателен союза баронов. -Проворовался. Думал, я не замечу.

- Ну и что? - грубо спросила девушка.

- Ты же грамотная. Займёшь его место.

- Но я не...

- До зимы. А потом я тебя сам отведу в город. Если не передумаешь. Согласна?

Оборотень не глядя протянул руку. Вейма её пожала.

- По рукам.

Вир поднялся на ноги и подобрал брошенный у порога мешок. Швырнул вампирше.

- Переоденься. Нельзя, чтобы тебя узнали.

Вампирша брезгливо поморщилась, рассматривая неожиданный подарок. Грубая сорочка, домотканное платье, деревянные башмаки, головной платок.

- Я это не...

- Наденешь, - отрезал оборотень. - Если хочешь жить.

Вейма покрутила в руках платок. Он скроет её стриженные волосы, но... незамужние девушки ходили с непокрытой головой.

- Для здешних людей ты - моя женщина, - пояснил Вир. - Так будет проще.

Вампирша поперхнулась.

- А ты не...

Трудность в общении с оборотнями в том, что они по запаху, мельчайшим движениям лица и тела всегда точно угадывают ваше состояние и настроение, чего вы хотите и чего боитесь. Это... выводит из равновесия.

Мужчина с усмешкой обвёл рукой разгромленную комнату.

- Мне не нравятся такие развлечения, моя козочка.

Трудность в общении с вампирами в том, что они... просто знают. Чего вы хотите и чего боитесь, о чём думаете, на что намекаете и что пытаетесь скрыть. Это... заставляет чувствовать себя беззащитным.

Вейма схватила что пришлось под руку - кажется, это была ножка парадного кресла - и швырнула в оборотня. Он уклонился, отвесил издевательский поклон и вышел вон.

- Не больно-то и хотелось, - пробурчала девушка себе под нос.

Трудность в общении с проклятыми любых видов в том, что они сделают всё, чтобы испортить себе жизнь.

Тем же вечером Вейма узнала, что отдельной комнаты для сна ей не полагается. Собственно, в доме шателена и не было ещё одной комнаты, только устланный шкурами чердак, просторное помещение, которое девушка разгромила, и кухня в одноэтажной пристройке. Вампирша чуяла, что изначально Вир хотел предложить разделить с ним спальню. Это больше, чем предложение переспать. Для оборотней впустить кого-то в свой дом, в своё логово... Вир оказал девушке наивысшее доверие. Добро пожаловать домой... Вампирша этого не оценила, и доверие было отозвано назад. Частично, потому что в хлев Вейму всё-таки не выгнали. Беда в том, что вампиры - самые проклятые из всех. Чужое доверие для них или приглашение к обеду или смертельная ловушка.

Разломанную мебель Вир починил собственными руками. В тот же вечер. Вейма сидела рядом, послушно подавая инструменты, и страшно завидовала. Было не так много вещей, которые она умела делать собственными руками. Мать умерла рано, отец не счёл нужным приглашать в дом женщину, чтобы учила дочь ткать и прясть. Он мог бы показать Вейме, как смешиваются лекарства, но...

"Ни к чему это тебе, доченька, - вспомнила девушка ласковый голос отца. - Женщин, которые готовят лекарства, считают или ведьмами или отравительницами. Себе же на горе научишься. Иди, погуляй, милая. Или книжку почитай, не подглядывай за моей работой".

- Можно подумать, это мне так уж помогло, - пробормотала себе под нос вампирша.

- А? - повёл ухом оборотень. Вейма вздрогнула. К тому, что твой собеседник - не человек, надо ещё привыкнуть.

- Я ничему не училась, - пояснила она. - Полезному. Отец считал, что я должна изучать свободные искусства... ну, в крайнем случае, юриспруденцию. Хорошая, чистая работа. Не то что составлять лекарства... из вина, чеснока и желчи... или из лисьих внутренностей...

- Писать, читать и считать - в деревне уже полезно, - ободряюще проговорил оборотень.

- А ты, что, не умеешь? - опешила Вейма.

- Умею, - засмеялся оборотень. - Но управлять и записывать - разная работа. Сама убедишься.

- Угу, - уныло отозвалась вампирша. Предстоящий труд её не прельщал.

- А где сейчас твой отец? - осторожно спросил Вир. - Он... жив?

- Жив, - вздохнула девушка. - Наверное. Я не знаю, что с ним. Я ушла из дома. После того, как...

Она сделала выразительный жест поперёк шеи, и оборотень кивнул.

- Ты знаешь, - неожиданно для себя проговорила девушка, - он был моим учителем. Ну, тот, кто...

Вир снова кивнул.

- Готовил меня к университету. Отец ему платил... много. Я не оставила записки. Просто... ушла. Не могла там оставаться... запахи... ты не поймёшь... мы это иначе чувствуем... любовь очень сильно пахнет... надежды... ожидания... они меня душили. Когда понимаешь, что ты сама... так не пахнешь... теперь... что старые запахи в комнате остались... а новых... когда вообще понимаешь, что твой запах изменился... и старый воспринимаешь как чужой... а там им всё пропитано... Он только смеялся. Говорил, так и должно быть... ведь я... я больше не человек... у таких, как я, нет дома... семьи... необязательно жить в склепе. Главное, ни к чему не привязываться... есть учитель, клан... и бесконечное проклятие...

Оборотень отложил инструменты и осторожно, стараясь не спугнуть, коснулся плеча девушки. Она не отстранилась, тогда он так же бережно заключил её в свои объятия. Провёл рукой по коротко стриженным волосам, которые девушка так и не спрятала под платком.

- Добро пожаловать домой, - проговорил он.

-- История первая. Незваные гости

-- Глава первая. Угроза

- А почему богословие? - спросила ведьма, медленно помешивая варево. Два круга посолонь, два круга противосолонь, три круга посолонь, три противусолонь...

- Что, медицина полезней? - усмехнулась вампирша.

- К чему мне соперники? - в тон ей ответила ведьма.

Она была невысокая, полненькая, с длинными светлыми волосами и россыпью конопушек на носу - полная противоположность худой темноволосой вампирше. Голос у ведьмы был густой, бархатный, тягучий, как её варево. Она носила деревенскую одежду и заплетала волосы в косу, распуская их только во время колдовства. Первое время, когда она только поселилась в этих краях, на неё частенько приходили поглазеть, но теперь у ворот был привязан цепной пёс. Дурной немного, но зевак отпугивал прекрасно. Вейму, прибывшую в эти края уже после смерти старой ведьмы, у которой училась нынешняя, первое время принимали за её любовника, а не подругу.

3
{"b":"592143","o":1}