ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Энергетические импульсы должны войти в контакт… — невозмутимо ответил учитель.

— А позволяет ли это копаться в воспоминаниях?

— В некоторых случаях. И только если хозяин этих воспоминаний не препятствует. Всё гораздо проще, если он сам готов показать тебе происходящее. Но… представь сейчас любой момент твоей жизни, интересный, важный. Сможешь ли ты вспомнить все подробности? Всё до мельчайших деталей, чтобы восстановить полную картину. Поверь мне, это сложно. Люди чаще всего запоминают не само событие, как факт, а скорее как отражение в сознании тех эмоций и мыслей, которые оно вызвало. Человек помнит что чувствовал, что думал… Память это не камера наблюдения. Да и не зачем человеку запоминать абсолютно всё, он должен помнить самое важное, свои выводы из тех или иных событий, то, чему они его научили и что показали.

— Ага, ещё одна загадка, над которой я буду ломать голову, — кстати говоря, находилась тут меньше суток, а мои мыслительные процессы уже сильно зашкаливали. Я постоянно думала, анализировала, представляла. Иногда собственные мысли казались просто фантастическими, но уже через мгновение и у них находиться вполне логичное объяснение. Вот теперь мне стало понятно, почему обучение проходит так долго.

Ведь правильно! Понять и запомнить что-то можно, только если дойти до решения самому. Ещё в школе я хорошо усвоила, что только решив задачу самостоятельно, без посторонней помощи, можно понять принцип её решения, и в следующий раз, сталкиваясь с подобной проблемой, найти решение не составит труда. Точно так же и в жизни.

Глупо получается… Мы боимся того, чего не знаем. И многие предпочитают подчиниться страху и остаться в неведении. Оправдывая себя фразами, что им это не нужно и неинтересно. А всему виной обычный страх и природная лень…

Но, не сделав шаг невозможно добраться до цели. Не приняв проблему, не разложив её по полочкам, на составляющие, нельзя приблизиться к решению. Конечно, проще отмахнуться и сказать, что проблемы нет… Правда, вряд ли она при этом исчезнет сама. Либо её решит кто-то другой, либо она так и останется висеть, принося неприятности…

Ладно, что-то я немного увлеклась…

Учитель наблюдал за моими размышлениями с большим интересом. Теперь я уже не сомневалась, что он прекрасно слышит все эти внутренние противоречивые мысли.

Честно, всегда мечтала о том, чтобы моим наставником по жизни был человек мудрый, значительно умнее и опытнее меня. А Тамир именно такой. Но для меня до сих пор оставалось загадкой, зачем ему понадобилось меня учить? Почему он за это взялся? И… я хотела вычислить это сама… Дойти до решения и понять, что им двигало. Почему он это сделал? В общем, вопросов имелась куча, а значит, самое время искать ответы.

Глава 18. Чужие ошибки

Глава 18. Чужие ошибки

Я медленно ковыляла вслед за учителем, пристально рассматривая дорожку у себя под ногами. И чем ближе мы подходили к центральной площади, тем сильнее ощущала на себе странные тяжёлые взгляды горожан. Казалось бы, чего интересного они могли во мне найти, и зачем так пристально рассматривать, но нет… Ни один из них не упустил шанса хоть одним глазком взглянуть на такую диковинку.

Брр… Как будто не девушку увидели, а гориллу на поводке.

Я не решалась поднять на них взгляд. Хватало и того, как ярко чувствовала ярое неодобрение этой толпой моей персоны. Многие из них и видели-то меня впервые, но уже ненавидели… А главное за что? Просто за то, что я есть? Или за то, что я не такая как они?

Да, согласна, я не соответствовала их представлениям об ученике мастера, и причин этому была целая уйма, но ведь и не претендовала на это место. Можно сказать, что у меня просто не было выбора. Но теперь…

Теперь я начала осознавать свою роль в этом спектакле, правда пока только начала. Так сказать, увидела очертания на горизонте. Только сейчас, после недели проведённой здесь в статусе официального жителя, стала многое понимать. А что самое смешное, у меня открылась такая огромная тяга к знаниям, что Тарша стала называть меня наркоманом. А всё дело в том, что чем больше узнавала, тем больше размышляла и думала, и тем больше у меня появлялось вопросов. Я находила ответы, но при этом, опять же, возникали новые вопросы, и всё повторялось вновь. Удивительно, что всего за одну неделю мои взгляды на мир изменились настолько, что я сама стала себя бояться.

Как бы глупо это не звучало, но я пришла к выводу, что большинство людей попросту не желает заглядывать никуда дальше собственного носа. Они знают только то, что, по их мнению, им необходимо знать. А остальное их не касается. Есть правда и такие продвинутые ребята, для которых пространство обзора выходит за рамки большинства, но ограничивается расстоянием вытянутой руки. Но, ни первые, ни вторые даже не представляют, насколько велик мир, какое огромное количество знаний он таит, как много можно понять, если просто переступит через свою ограниченность, позволить себе размышлять, думать, представлять, выдвигать гипотезы. Позволить себе уйти от придуманных кем-то стереотипов и двигаться вперёд.

В общем, всю прошедшую неделю, Тамир занимался тем, что просто перекраивал мой мозг. Теперь я как никогда ощутила на себе смысл фразы: «Я знаю только то, что ничего не знаю». А главное, что теперь мою жажду знаний вряд ли удастся утолить даже в ближайшую сотню лет.

— Тиа, может хватит с таким интересом рассматривать пол, я не вижу в нём ничего интересного, — насмешливо шепнула мне на ухо Тарша.

— А что, ты предлагаешь, чтобы я шла и с улыбкой махала всем рукой? — с сарказмом произнесла я.

— Нет, но для начала ты можешь просто перестать прятать взгляд… — ответила девушка.

Тем временем мы подошли к большому круглому зданию, над дверью которого висело изображение огромной книги и пера. Войдя внутрь, я удивилась — внутренних перегородок не было, а по всему периметру стояли огромные полки с книгами. Так как свет от боковых окон не проникал в центр зала, сталкиваясь с преградами из книжных шкафов, для освещения использовался огромный панорамный потолок. Он представлял собой круглый витраж диаметром около семи метров. И благодаря такому архитектурному решению, это огромное помещение было очень светлым.

Посредине зала имелся небольшой круглый подиум, судя по всему служивший здесь чем-то вроде трибуны. Перед ним, полукругом в несколько рядов стояли кресла, судя по всему, это и было местом проведения ежемесячных собраний, а точнее «Совета».

Кстати, из рассказов Тамира я узнала, что в этом Совете принимали участие по одному представителю всех семей живущих в Доме Солнца. Таким образом, все наиболее важные вопросы принимались сообща. Тамир хоть и считался лидером, или главным, но по сути никакой власти не имел. Он сказал мне как-то, что ему это не нужно. Да и никому не нужно. Он считал, что человек изначально свободен, и управлять им никто не должен.

— Всё совсем наоборот, — говорил учитель. — Мы помогаем другим, даём знания, даём возможность самореализации… Да, у нас есть правила, но они все могут быть пересмотрены если появиться такая необходимость. А если кто-то категорически не согласен со всем этим, что ж… Мы никогда никого здесь не держали. Дом Солнца — место жизни свободных личностей. И его всегда можно покинуть, или наоборот, высказать своё недовольство на Совете и попробовать прийти к соглашению, к гармонии.

Вообще данное устройство общества было для меня странно. Его нельзя было отнести ни к социализму, ни к капитализму, оно чем-то напоминало идеальный вариант коммунизма, но то же не то. Этакий вариант жизни в общине. В которой Тамир был больше духовным лидером. Его считали мудрым, знающим, сильным. Ему доверяли представление интересов города на общем (большом) Совете.

Кстати, Большой Совет проводился пару раз в год, и там собирались представители всех Домов. Место его проведения не было постоянным, а определялось непосредственно перед этим событием. Если же существовала необходимость провести внеочередное собрание раньше, его проводили. А что самое интересное, одного определённого руководителя или лидера не было. Всё решалось сообща, решения принимались обдуманно и трезво.

61
{"b":"592289","o":1}