ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если не задумываться, откуда в пятидесятых у наших вояк взялась технология генного моделирования, — так же устало возразил Малдер, перелистывая какие-то бумажки. — Меня больше интересует судьба этих девочек. Что с ними будет теперь? И главное — как наши вояки умудрились сотворить из детей… такое?

— Может быть, важнее знать не как, а зачем?

Малдер махнул рукой и сел за стол.

— Ну, зачем — и так понятно. Власть, деньги, национальные интересы… Старо как мир. Ты, кстати, поняла, что произошло в кемпинге между девочками и Салли Кендрик?

— Ясно, что они сумели как-то ее отравить.

— А вот меня заинтересовали подробности. И знаешь, что я подумал? Я решил, что надо попробовать расспросить об этом Еву-6.

— А-а… Вот куда ты отлучался перед отлетом. Я-то думала, у тебя личные дела… — Голос Даны прозвучал чуть обиженно. — Ну и как, есть результат?

— Естественно. Недаром Ева говорила: «Я — это она, а она — это я». Стоило мне описать комнату в кемпинге, и Ева детально восстановила ход событий. Вплоть до разложения на голоса. Если убрать явный бред и бормотание, получается вполне понятный текст… Правда, повествование от второго лица.

— Да, свидетельскими показаниями в здравом уме и твердой памяти это не признает ни один суд… Ладно, дай хотя бы прочитать.

— Сейчас… — Малдер зашелестел бумагами. — На, держи. Естественно, никакой юридической силы эта писанина не имеет, но мне, например, просто любопытно было узнать, что же именно вызвало «конфликт поколений»…

— Угу, — кивнула Скалли и погрузилась в чтение.

Реконструкция убийства Салли Кендрик, по протоколу допроса свидетельницы Евы-6. Провел федеральный агент Фокс Малдер.

Умытые, причесанные и переодетые, девочки казались абсолютно одинаковыми — да, собственно говоря, и были такими. Если бы миссис Риордан увидела их сейчас, она наверняка не сразу определила бы, которая из двоих — ее дочь. Девочки сидели рядом, чинно сложив руки на столе, спокойно и серьёзно глядя на женщину, известную сотрудникам Федерального Бюро под именем Салли Кендрик.

— Я хотела присмотреть за нами всеми, чего бы это ни стоило, — Кендрик горько усмехнулась и через соломинку глотнула кока-колы из накрытого пластиковой крышкой стакана. — Я хотела найти всех оставшихся в живых Ев и наблюдать за ними. Изъяны в проекте Личфилда — психические отклонения, склонность к убийствам и самоубийствам. Можете представить, как на этом фоне меня испугало известие о вашем ускоренном развитии, девочки, — она сделала еще один глоток. — Откуда вы узнали, что именно вы собой представляете?

— Мы просто знали об этом — и все, — ответила одна из девочек.

— А как вы сумели скоординировать действия во время этой вашей дикой выходки?

— Мы просто знали, что делать, и все, — все так же за обеих ответила другая девочка.

— Зачем вы вообще убили своих отцов? Девочки синхронно состроили недовольные гримаски.

— Они нам были не отцы…

— …у нас нет родителей…

— …мы вообще не рождались…

— …нас создали…

— …искусственно.

Определить, кому из детей какая фраза принадлежала, было практически невозможно.

— Нет-нет-нет! — Кендрик негодующе тряхнула головой — так что ее уложенные в аккуратную прическу волосы мигом растрепались. — Так думать нельзя, девочки, неужели вы не понимаете? Вы люди, вы должны быть непохожи друг на друга, вы личности — нельзя поддаваться судьбе! — она говорила все быстрее, и по лихорадочно поблескивающим глазам и болезненному румянцу, выступившему на щеках, было видно, что «Еве-Кендрик здорово не по себе. — Вот почему я вас забрала; Меня воспитывал человек, который знал, что я такое. Он работал генным инженером в проекте Личфилда. Благодаря длительному приему лекарств и соответствующей обстановке вы сможете стать такими, как я, а не такими, как другие Евы… — Ее начала пробирать крупная дрожь.

Девочки за столом откровенно заулыбались. Кендрик бросила на них полный ужаса взгляд, вскочила и бросилась к раковине. Ее тошнило.

— Что вы со мной сделали?.. Одна из девочек поднялась и взяла с кухонного стола пузырек с коричневым порошком. Этакая преувеличенно серьезная кэрролловская Алиса — для полноты картины не хватало только надписи «Выпей меня», оттиснутой на склянке.

— Сода… — начала вторая девочка.

— …плюс четыре унции экстракта дигиталиса, — подхватила первая и показала на пузырьке, сколько это будет.

— Это тройная смертельная доза, — закончила ее подружка.

Обе девочки улыбнулись безмятежными, совершенно невинными улыбками.

— Ну, как эффект? Это ведь ты нас создала такими? Это твоя ошибка.

Женщина дрожащей рукой нащупала лежащий на столе длинный кухонный нож.

— Я сейчас исправлю свою ошибку… — прохрипела она.

Клиника для психически больных преступников

Штат Калифорния

День девятый

В этот день в разных концах страны, в штатах, отделенных друг от друга тысячами километров, случилось много событий, на первый взгляд не зависящих друг от друга, но тем не менее имеющих между собой прочную и глубокую связь.

В этот день Эллен Риордан, вдова Дика Риордана, сказала: «Это не моя дочь», — и бросила в камин фотографию Синди.

В этот день профессор Катц из Сан-францисского Центра репродуктивной медицины наконец-то получил извещение Американской медицинской ассоциации о начале служебного расследования против доктора Салли Кендрик.

В этот день помощник мэра города Гринвич по культуре пригласил воспитательницу Мэри Джонсон в ресторан и долго покорно выслушивал ее повествование о нелегкой жизни городского Центра по оказанию социальных услуг, время от времени делая заметки в блокноте.

В этот день в клинике для душевнобольных преступников, штат Калифорния, женщина средних лет в белом медицинском халате небрежно махнула пропуском перед носом у дежурного и спустилась в расположенную под землей часть блока «Зет». У женщины было слегка отечное лицо и завязанные в тугой узел на затылке черные волосы, под халатом угадывались офицерские погоны. Она не задерживаясь свернула за угол и остановилась перед тремя камерами, на дверях которых красовались таблички: «Ева-6 », « Ева-9 » и « Ева-10 ».

Две девочки и женщина глядели на нее с трех сторон в узкие, забранные толстой решеткой коммуникационные отверстия. Девочки, как две капли воды похожие друг на друга, и женщина, в лице которой, как в зеркале, отражалось лицо гостьи. В глазах заключенных не было ни испуга, ни удивления — только холодное и выдержанное ожидание.

— Привет, Иви. Мы ждали тебя. — Невозможно было понять, кто из девочек произнес эти слова. Гостья смотрела на детей без улыбки. Похоже, она вообще не умела улыбаться.

— Откуда вы знали, что я приду?

— Мы просто знали…

— …знали, и все.

— Ты ведь не забыла, как это здорово — когда ты не одна, — добавила глядящая на нее из-за решетки растрепанная женщина и безумно захихикала. — Как это великолепно — когда у тебя есть компания…

10
{"b":"5923","o":1}