ЛитМир - Электронная Библиотека

— Рана на том же месте?

— Да. У него тоже проколота яремная вена. По оценкам экспертов, смерть наступила в два тридцать пополудни. То есть на три часа раньше убийства Симмонса…

— Ты забываешь о часовых поясах, — не переставая озираться по сторонам, поправил Малдер. — На самом деле оба убийства были совершены в один и тот же момент.

— Так мы что — имеем дело с двумя маньяками, работающими тандемом? — с сомнением предположила Скалли.

— Серийные убийцы редко работают парами, а когда работают, то убивают вместе, а не по отдельности. — Малдер говорил на редкость кратко, сухо и по существу.

— Кстати, Фокс, кроме ответов Тины на твои наводящие вопросы, у нас до сих пор нет никаких подтверждений твоей теории относительно расчленителей с НЛО. Согласно полицейскому протоколу, дочка Риордана ничего такого не помнит.

— Где Риорданы сейчас?

— У семьи матери, в Сакраменто.

— А когда они собирались вернуться?

— Завтра.

— Вот тогда и разберемся с этим делом. Не может быть, чтобы абсолютно никто не запомнил такую примечательную штуку, как красная молния.

Центр по оказанию социальных услуг

Гринвич, штат Коннектикут

Ночь

…Полночь. Гроза гремела за окном, и в унисон ей хлестал дождь, обильно поливая сад. Тина лежала в постели без сна, прижимая к груди плюшевого зайца и прислушиваясь к отчетливому скрипу половиц за дверью с окном-иллюминатором. Звуки были хорошо слышны даже сквозь шум дождя, грохот грома и прочие составляющие мелодии непогоды. Складывалось такое ощущение, что под дверью кто-то шумно и неуклюже возится — впрочем, возможно, так показалось только Тине. По крайней мере, насчет «шумно» и «неуклюже». Наконец девочка откинула одеяло и встала. Там, за дверью, определенно кто-то был, она чувствовала его приближение, и именно сейчас этот «кто-то» подходил к самым дверям ее комнаты. Тина не имела ничего против посторонних, слоняющихся ночью по коридору Центра, но если он попытается проникнуть в комнату, то явно не просто чтоб конфетами угостить… Девочка схватила стул и попробовала заклинить им дверь, потом бросилась к большому, во всю стену, окну во двор, но щеколда чересчур надежно держала створки — в спешке Тине с ней было явно не справиться. В дверь начали колотить — напористо, ничуть не опасаясь, что стук может поднять на ноги всех обитателей Центра. Тина в панике огляделась по сторонам, потом нырнула под кровать и затаилась там. Вовремя: после третьего удара хлипкий стул, блокирующий дверь, разлетается в щепки, и комнату заливает ослепительно яркий белый свет…

Мэри Джонсон проснулась от того, что у нее заболело сердце. Просто заныло, и все. Странное дело: никогда не болело, а тут вдруг заныло ни с того ни с сего. Как от дурного предчувствия, ей-богу. Мэри хмыкнула и села в постели. В предчувствия она не верила, хотя сегодняшняя погода для дурных пророчеств подходила в самый раз: весенний теплый циклон столкнулся с северным антициклоном над Гринвичем, и как раз сейчас они усиленно выясняли, кто кому должен уступить. Погодка для макбетовских ведьм. Пока что циклон проигрывал, но Мэри не сомневалась, что до финального свистка еще далеко. Всякое может случиться. Она уже собиралась было завернуться в одеяло с головой и попытаться снова уснуть, когда крики и шум в детской буквально выдернули ее из кровати.

Когда воспитательница в одной ночной рубашке, развевающейся, точно саван привидения, появилась на пороге Тининой комнаты, ее взору предстало только распахнутое окно в сад, размазанные мокрые следы на подоконнике и плюшевый заяц, мокнущий под дождем…

Место преступления: дом Риорданов

Округ Марин, штат Калифорния

День четвертый

Как это зачастую бывает весной, утро в окрестностях Лос-Анджелеса выдалось не слишком солнечным, но достаточно погожим и теплым, чтобы стряхнуть промозглую скуку зимних дней и с домов, рядами выстроившихся вдоль дороги, и с их обитателей. С того самого момента, как машина федеральных агентов пересекла городскую черту и понеслась по пустому пригородному шоссе, Малдер не проронил ни слова, и Скалли вдосталь налюбовалась на владельцев пригородных участков, работающих в огороде, подновляющих после зимы садовую мебель или сгребающих в аккуратные кучки прошлогоднюю листву. Сидящий за рулем Призрак готов был кусать себе локти от досады. Прозевать, так глупо прошляпить единственного свидетеля! Ладно Дана, она с самого начала не придавала показаниям девочки большого значения. Но он, Малдер! Казалось бы, чего стоило попросить коллег из Гринвича взять под контроль Центр по оказанию социальных услуг. Dumkopf Rotznase! Из отца они уже выкачали всю кровь — теперь на очереди дочка. И всего-то надо было — поставить наружное наблюдение!

…От лужайки возле дома, у которого Малдер остановил автомобиль, доносился отчетливый запах свежей, только что проклюнувшейся травы. Фокс захлопнул за собой дверцу машины и с хрустом потянулся. Легкий ветерок трепал полы его распахнутого пальто, щекотал лицо.

— .. .Ее похитили из Центра социальных услуг где-то около одиннадцати-двенадцати часов вчера вечером, — выбравшись из машины, мрачно сказала Дана.

— Такое ощущение, что кто-то никак не может забыть, что девочка слишком много знает, — отозвался Призрак.

«Ну вот, с молчанием покончено», — с удовлетворением отметила Скалли.

— Кто-то или что-то… — продолжил Фокс.

— Все дороги тут же перекрыли, стоило ей пропасть. Но пока никто не обнаружил ничего подозрительного.

— Может быть, они смотрели не в том направлении? — Малдер ткнул пальцем в безоблачное небо, указывая направление, по его мнению, несправедливо обойденное вниманием сил Федерального Бюро.

Скалли в который раз поймала себя на том, что не может определить, шутит ее напарник или говорит серьезно.

— В любом случае, нам сразу же сообщат, если кто-нибудь ее найдет.

Поднявшись на крыльцо коттеджа, Малдер постучал в массивную деревянную дверь тяжелым медным кольцом.

Дверь отворилась.

На пороге, растерянно глядя на гостей снизу вверх, стояла Тина.

Ошеломленное молчание длилось несколько секунд. По-детски округлое, хорошо запоминающееся лицо девочки, каштановые волосы до плеч, карие глаза — все детали, которые составляют словесный портрет и которые федеральные агенты могли перечислить без запинки, подними их ради этого хоть среди ночи, совпадали до мелочей… Но в то же время стоящая на пороге и серьезно глядящая на двух ошарашенных взрослых девочка чем-то неуловимо отличалась от той, что исчезла сегодня ночью из Центра по оказанию социальных услуг. Может быть, посадкой головы, может быть, выражением глаз или прической — отличалась неуловимо и в то же время вполне заметно для внимательного глаза.

— Ты — Тина? — не выдержала наконец Скалли.

Девочка удивленно захлопала глазами:

— Не-ет…

— Тогда как же тебя зовут?

— Синди Риордан… Агенты переглянулись.

— Синди, ты что, здесь живешь? — спросил Призрак.

— Да, — девочка чуть заметно пожала плечами. — С самого рождения, уже восемь лет…

…Писк героев мультсериала, раздающийся из детской, сменился спокойным рассудительным голосом научного обозревателя, и Малдер наконец сумел отвести взгляд от девочки и посмотрел на ее мать, средних лет женщину с покрасневшими от слез глазами. Женщина сняла с плиты чайник и повернулась к гостям.

— У вас красивая дочка, миссис Риордан, — заметил Фокс.

— Мы с Диком ее очень баловали, — тихо проговорила миссис Риордан. — Воспитывали из Синди тихого домашнего ребенка. Хотели защитить ее от всех ужасов мира… Дик столько времени проводил с ней…

— Это ваш единственный ребенок? — сочувственно поинтересовался Малдер.

Миссис Риордан только прерывисто вздохнула.

— Извините за бестактный вопрос, — вклинилась Дана, — но Синди — ваш собственный ребенок? Она не приемная?

3
{"b":"5923","o":1}