ЛитМир - Электронная Библиотека

то ступни у меня нет. Массаж, как выяснилось, вообще в заказ не вошел, ну и черт с ним. А с

омоложением разбирайтесь сами, - тут Людмила Ивановна хихикнула, - я, что дура, что ли отка-

зываться от омоложения. Я для этого не то, что три дня, я и месяц и больше готова подождать.

5

6

- Итак, - начала Женя, - объясняю по порядку. Во-первых, заниматься подгоном юбки и

лифчика имеет смысл только после того, как ваша фигура примет окончательные формы, а это

обычно происходит только на третий день после начала процесса омоложения. И учтите, что вы

постоянно будете хотеть кушать, при этом вашими зубными протезами пользоваться будет уже

нельзя, а зубы восстановятся только к концу второго дня, и, значит на первые два дня вам будет

нужна жидкая пища и внутривенная подкормка, иначе ваш организм просто сожрет сам себя, что

может привести к печальным для вас последствиям. А вы сделали, повторяю, срочный заказ. Зна-

чит, речь идет об ураганном омоложении. А это возможно только в специальной медицинской

капсуле с постоянными и непрерывными подпитками всеми необходимыми веществами и рас-

творами. Однако, даже при таких условиях весь процесс занимает от 18 до 20 часов непрерывной

работы капсулы. Я уж не говорю о том, что все это стоит значительно дороже. Но, вся беда в том, что наше бюро еще не успело установить необходимую для этой процедуры аппаратуру. Она

будет установлена только после майских праздников. Маша должна была вам об этом сказать, она не имела права отмечать этот заказ как срочный. И она за это еще будет наказана. Теперь, что касается педикюра. Дело в том, что в вашем заказе не говорится об одной ноге. Следова-

тельно, автоматически заказ принят на обе ноги. А заказ должен быть выполнен в полном объеме, иначе меня уволят, а мне бы этого очень не хотелось. Я много потеряю, вы даже представить себе

не можете, сколько и чего я потеряю. А потом все равно пришлют другого мастера, который

отрастит вам недостающую часть ноги, и сделает вам полный педикюр. Так это и я могу спокойно

все сделать, но на это мне нужно время, те, же три дня.

7

Из всего этого бурного объяснения Людмила Ивановна мало что поняла. У нее в голове

постоянно крутилась одна мысль об этом омоложении. Что это? Что они понимают под этим

словом? Не могут же они, на самом деле, сделать из нее молодуху. Но то, что Машу накажут из-

за нее, она поняла и расстроилась. И Женю могут выгнать с работы.

- Э…э. Выходит, я вас подставила, не сообщив о своей инвалидности.

- Ну, не все так печально, я думаю, мы сейчас найдем с вами выход из создавшегося поло-

жения, - ответила Женя.

- Простите меня, дуру старую, – тут у Людмилы Ивановны от обилия полученной инфор-

мации и напряженных усилий хоть как-то в ней разобраться, случилась истерика, и она заплакала

в голос, навзрыд, взахлеб.

- Ну вот, довела бабулю, - пробормотала Женя, плетя простенькое заклинание успокоения.

- Ну, что вы, что вы, что вы, - бормотала вполголоса Женя, посылая заклинание в сторону

Людмилы Ивановны, - ради Бога, не плачьте. Проблема-то по большому счету пустяковая, это

вы меня простите, идиотку бестолковую, что не могу клиенту толком все объяснить. Вам нужно

только дать мне разрешение на снятие грифа срочности с вашего заказа, и определить срок ис-

полнения, ну, скажем в течение трех дней. Тогда я справлюсь, и с вашим омоложением, и ножку

вам регенерируем, и заказ по педикюру выполним. А потом уж и юбочку с лифчиком вам по

последней моде сошьем и по фигурке подгоним. И прическу с маникюрчиком вам зафигачим, все

мужики ваши будут.

Видимо заклинание сработало как надо, так как Людмила Ивановна быстро успокоилась, и

даже хихикнула на последние слова Жени о мужиках.

- Кстати, у вас в молодости волосы какого цвета были? – спросила Женя.

- Русые, - ответила Людмила Ивановна.

- А какой цвет сейчас хотите?

- Я хотела бы остаться шатенкой, только чуток потемнее, чем у меня были раньше. Только

как же вы узнаете, какой я раньше-то была?

- Узнаем, - отмахнулась от нее Женя. – Так, остался вопрос с хавчиком. Ой, простите, Люд-

мила Ивановна. Забылась.

- Да, ладно, - отмахнулась от Жени в свою очередь Людмила Ивановна. А то не слышала я, 6

как сейчас современная молодежь говорит. Даже Сонечка, внучка моя, иногда такое скажет, что

уши вянут. Так что там с едой, что-то я не поняла. Причем здесь вообще еда и кому она нужна, и

почему мне нельзя будет пользоваться зубными протезами?

- Э …э – подвисла Женя. – Видите ли, - начала, было, она объяснять своей клиентке все

снова по второму кругу, но передумала.

- А можно мне провести ревизию ваших съестных запасов?

Людмила Ивановна, уже ничего не понимая, что происходит, кивнула головой в знак согла-

сия. Холодильник у Людмилы Ивановны был большой, с отдельной морозильной камерой из трех

отделений. Тоже подарок сына на день рождения. Вообще, Людмила Ивановна сыном гордилась.

Он выучился на физика, защитил диссертацию и преподавал в университете. А вот жена от него

ушла. Не оценила. Вышла замуж за какого-то партийного работника, еще во времена СССР. С

тех пор ее и видели. С Сонечкой же совсем другая история вышла, ну да об этом как-нибудь в

другой раз.

В холодильнике оказалось если и не пусто, то и не густо. Людмила Ивановна сконфузилась

и стала извиняться. Но Женя пресекла её извинения и сказала: - Значит так. Сначала вы даете мне

свое согласие на изменение срочности заказа по всем пунктам кроме зонтика и смесителя, и я

окончательно формирую ваш заказ и порядок его выполнения. Затем, мне нужно будет сходить

в магазин за продуктами и в аптеке мне надо будет кое-что прикупить, и, кстати, на все это деньги

будут нужны, а уж потом мы займемся обедом, и я, наконец-то, смогу приступить к работе. У вас

микроволновка есть? Нету? Ну и не надо. Без нее обойдемся. Кстати, ваших жировых запасов, -

тут Женя оценивающе на нее посмотрела, - хватит максимум на полчаса. Да, необходимо заку-

пить высококалорийной еды, и на нее нужны деньги. Ну, так как? Ваше слово, Людмила Ива-

новна.

Женя выжидающе посмотрела на нее. В голове у Людмилы Ивановны был полный сумбур.

Она ничего не понимала, о чем идет речь, и кто умирает с голоду, и кого ей нужно кормить, и что

немаловажно, кто будет оплачивать еду. Людмила Ивановна уцепилась за последнюю мысль.

- Простите, Женя, я не поняла, кому нужна высококалорийная еда, и кто за нее будет пла-

тить, и о какой сумме идет речь.

- Отвечаю по порядку, - сказала Женя, - еда нужна вам, оплачивать её придется соответ-

ственно вам. Что поделать, красота требует жертв. Захотели быть молодой и красивой, вот и рас-

плачивайтесь. А цена, вот, сколько вы тратите на еду в неделю?

- Э…э, я даже не знаю сколько точно. По-разному выходит.

- Вам потребуется пищи, если взять с небольшим запасом на непредвиденный случай, форс-

мажор, так сказать, недели на две.

- Ну, тогда я думаю тысяч десять должно хватить. А это считая Сонечку или без нее?

- Без нее, - ответила Женя, - ну, так как? – повторила она, смотря Людмиле Ивановне прямо

в глаза.

- А если отказаться? – спросила Людмила Ивановна.

- Людмила Ивановна…, ну я же вам объясняла. Да и денег за это с вас сдерут не меряно.

Вот вам это надо? И с какой стати вам от омоложения отказываться. Вот уж этого я точно не

понимаю.

- Ну, хорошо, я согласна, - сказала Людмила Ивановна и от всех этих переживаний потеряла

сознание.

8

- Людмила Ивановна, Людмила Ивановна, Людмила Ивановна…

Чей-то голос надоедливо бубнил в голове Людмилы Ивановны, а затем резкий запах наша-

тырного спирта привел ее в чувство. Она открыла глаза. Около её коляски сидела Женя с ваткой

3
{"b":"592659","o":1}