ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

М. Уинтерз Хэйсен

М. Уинтерз Хэйсен

Малец

МАЛЕЦ

Автор М. Уинтерз Хейсен

The Young 'Un

Сутулый, седовласый мужчина, потрепанный жизнью, медленно прошел по главной улице небольшого городка Среднего Запада и сел на скамейку напротив здания суда. Бригада, работающая под руководством управления общественных работ Франклина Рузвельта, только начинала расчищать площадку для строительства пристройки. Америка находилась в середине известной Великой депрессии. Для старика период экономического спада в тридцатых годах, за которым последовало крушение фондовой биржи, не отличался от других десятилетий его жизни: он всегда оставался бедным.

Огородив площадку, чтобы не пострадали пешеходы, один из рабочих запустил газовую пилу и направился к большому дереву перед зданием. Маленький мальчик, примерно лет десяти, закрыл уши и сел на скамейку рядом со стариком.

-- Ну и шумная эта штука, -- крикнул он сквозь визг пилы.

Старик ничего не ответил.

"Может, он не слышит меня", -- подумал он.

Вслед за шумным треском дерево наклонилось и рухнуло, пила замолчала, а рабочие ручными пилами стали срезать ветки.

-- Как вы думаете, сколько лет этому дереву? -- спросил малыш.

Старик посмотрел на ребенка, и мальчика удивили увиденные им слезы.

-- Ну, задолго до войны между штатами, -- ответил он. -- Возможно, еще раньше.

-- Может быть, во времена Джорджа Вашингтона? -- спросил с благоговейным трепетом мальчик.

"Возможно, и так". -- "Понимаю, почему вы расстроились, когда его спилили". -- "Я знаю историю об этом дереве". -- "Вы расскажете?" -- "Это грустный рассказ". -- "Ну, пожалуйста".

Покрасневшие от слез глаза старика посмотрели на дерево, и он начал свою трагическую историю.

* * *

Она началась в 1850 году в семье Трандл, который был родом из города Рединг, штат Пенсильвания. Первоначально в семье проживало пять мальчиков и три девочки, однако из-за болезней живыми остались лишь два сына: самый старший и самый младший, который на тот момент был младенцем. Отец занимался прокладкой железной дороги. Это был тяжелый изнурительный труд, за который не так уж хорошо платили, так как переселенцы стали заполнять восточные берега, и рабочих было достаточно. Хуже всего, Эфраиму Трандл приходилось регулярно переезжать с семьей, поскольку железные дороги шли все дальше и дальше на запад.

Эта кочевая жизнь оказалась тяжелой для двух мальчиков. Не задерживаясь на одном и том же месте подолгу, ребята никогда не имели своего дома, не учились и не заводили друзей-сверстников, так они оставались предоставленными самим себе. Самюэл, младший брат, боготворил старшего Лукаса, который, в свою очередь, до безумия любил младшего. Несмотря на разницу в возрасте, мальчики были неразлучны.

Затем в 1861 году началась гражданская война и президент Авраам Линкольн призвал добровольцев сражаться с конфедератами. Так как у Лукаса не было возможности найти такую же работу, как у отца, он решил пойти в армию. Хотя он и рисковал жизнью, но в конце концов за службу постоянно платили. Естественно, что Самюэл тяжко перенес новость от брата.

-- Почему мне нельзя пойти с тобой? -- спросил мальчик.

-- Потому что ты еще маленький. Вот поэтому, -- ответил Лукас, изумленный несчастным взглядом брата, -- мистеру Линкольну не нужны в армии мальцы.

-- Почему ты меня всегда так называешь?

-- А как?

-- Малец. Это не делает тебя лучше, потому что родился первым.

-- Подожди, -- засмеялся Лукас, поглаживая русые волосы брата. -- Не петушись. Я никогда не говорил, что лучше, но в армии есть правила, а одно из них заключается в том, что туда берут определенного возраста. Думаешь, мне хочется идти и оставлять тебя одного? Да нет же! Ты мой родной брат.

Самюэл, переполненный эмоциями, обхватил талию брата и крепко прижался.

-- Я люблю тебя, Лукас! -- крикнул мальчик. -- И всегда-всегда буду любить.

-- Я тебя тоже, малец, а когда вернусь с войны, то мы найдем для нас настоящий дом, обещаю: больше никаких переездов с места на место.

Самюэл поднял голову и посмотрел брату в лицо. Он полностью верил в Лукаса и никогда не сомневался в том, что тот говорит. Независимо от того, что ждет страну в будущем, его брат обязательно вернется.

* * *

В течение войны за сохранение Союза, Самюэл подрос и смог работать и помогать овдовевшей матери после смерти отца в 1863 году, перед битвой при Геттисберге, в которой участвовал Лукас. Поскольку большинство мужского населения страны ушло на войну, Самюэл нашел постоянную работу с приличной зарплатой на ближайшей лесопилке и дровяном складе. Он, будучи человеком небогатым, сделал многое, чтобы мать Уилла вместе с ним имели кров над головой, одежду и еду на столе. Примерно в то время, когда генерал Шерман в 1864 году захватил Атланту, Самюэл стал ухаживать за шестнадцатилетней Марджори Хибберт, дочерью местного парикмахера. Родители девушки, у которых кроме Марджори были еще пять незамужних дочерей, с радостью дали добро на брак. По их мнению, Самюэл считался достойным парнем, который много трудился, соблюдал обычаи, заботился о матери и с уважением относился к их дочери.

-- Я лишь надеюсь на то, что война закончиться прежде, чем его призовут в армию, -- поведал жене отец девушки.

-- И я тоже. Бог знает, сколько молодых людей сложили свои головы, -- ответила миссис Хибберт и вытерла слезы, так как уже потеряла двух сыновей.

Растущие чувства к Марджори вызвали у него обеспокоенность. Хотя недавние победы указывали на то, что Север выигрывает войну, никто не мог сказать, что будет в будущем. Юг мог найти могущественного союзника, и это изменило бы ход войны. Сражение могли продолжаться годами, пока одна из сторон не одержит победу.

"Стало бы несправедливым жениться на ней, а затем уйти воевать и оставить одну, -- думал он. -- И я не очень-то могу просить ее подождать до окончания войны, когда никто не знает, сколько та еще продлится".

Нужно подумать и о матери. Кто поможет ей, если он уйдет к брату? И все же на переднем плане стоял Лукас. Каждый раз, когда Самюэл ложился спать, ел приготовленную матерью пищу, сидел зимними вечерами перед огнем или обнимал Марджори, у него появлялось чувство вины.

"Почему из-за того, что мой брат родился первым, он должен страдать и рисковать жизнью за страну? Несправедливо, если я молод, то не могу разделить его участь".

Психологические мучения Самюэля кончились в апреле 1865 года. Спустя долгие четыре года Роберт Ли сдался Уиллису Гранту.

-- Это значит, что Лукас скоро вернется домой, -- сказал матери Самюэл, когда услышал новость об окончании войны.

-- О, Слава Богу! -- воскликнула она. -- День и ночь я молилась, чтобы моего мальчика не убили, и Господь услышал мои молитвы.

Самюэл, который сильно не разделял убеждения матери, сам никогда не произносил молитвы о возвращении брата. Даже если бы он регулярно посещал церковь, в этом не было необходимости: Лукас пообещал вернуться домой, а слово брата являлось для него прописной истиной.

1
{"b":"592909","o":1}