ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Ловушка архимага
Открытие ведьм
На первый взгляд
Планета Халка
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Беги и живи
Предсказание богини
[Не]правда о нашем теле. Заблуждения, в которые мы верим
A
A

Лукан, помедлив, заговорил осторожнее:

– Думаю, я мог бы кое-что сделать для вас.

В первый раз с тех пор, как они встретились, мужчина криво улыбнулся.

– Это удивительно, – сказал он негромко, – как за деньги можно получить все.

Лукан вряд ли слышал его. Его мозг напряженно работал. Среди его многочисленных знакомых в преступном мире было несколько таких, которые не задумаются пустить в распыл любого за хорошую плату. Он сам выступит как посредник, получит свою долю и забудет обо всем этом.

Теперь, успокоившись, он взглянул на мужчину, который внимательно наблюдал за ним.

– Но поймите, сам я такими делами не занимаюсь. Но у меня есть связи… Полагаю, что это можно будет организовать. Дайте мне пару дней, чтобы все хорошо обмозговать.

– Вы должны отчетливо понимать, Лукан, – с угрозой в голосе сказал незнакомец, – что все должно быть сделано самым тщательным образом. Смерть от несчастного случая – все ясно, убедительно, никаких сомнений и подозрений. Через два дня у меня должен быть тщательно разработанный план. Где вы остановились?

– В мотеле «Звездный».

– Итак, послезавтра встретимся там в одиннадцать утра. Постарайтесь, чтобы я был доволен. – Мужчина поднялся. – Доброй ночи вам.

Он быстро направился к выходу.

Через несколько минут за ним последовал и Лукан. У выхода из казино он остановился перед швейцаром. Тот, прикоснувшись к фуражке, спросил:

– Вызвать вашу машину, сэр?

– Нет, спасибо. – Лукан двумя пальцами извлек из бумажника десятидолларовую купюру и сложил ее: – Вот тот высокий джентльмен, который только что вышел… Сдается мне, где-то я его встречал…

– Конечно, ведь это же мистер Шерман Джемисон. – Банкнот поменял хозяина.

– Ну, я так и думал.

Лукан быстро прошел к стоянке, где его ждал взятый напрокат «мерседес-200М». Включив зажигание, он вырулил на бульвар.

На стоянке казино для особо важных персон сидел в своем серебристом «роллс-ройсе» Шерман Джемисон и размышлял.

«Что ж, начало положено. Остается только убедиться, что этот парень сможет все организовать».

Он осознавал, что нервничает из-за того, что приходится иметь дело с Луканом – жадным, скользким типом, жиголо. Но и выбора тоже не было. Джемисон не водил знакомств с наемными убийцами, хотя и знал об их существовании. Приходилось полагаться на Лукана, который мог оказаться осторожным посредником и который, казалось, был уверен, что найдет нужного человека. Характеристика, данная ему одной разочарованной в жизни богатой пожилой дамой: «Этот подлец что угодно сделает за деньги», – кажется, оправдалась.

Джемисон отдавал себе отчет, что, имея дело с типом вроде Лукана, надо поступать крайне осмотрительно. В запасе у него был по крайней мере месяц. Все должно было быть сделано очень тщательно: никакой полиции. Без сомнений, несчастный случай. Ничего грубого. Через два дня он будет знать, сможет ли Лукан разработать тщательный план; тогда, конечно, придется быть вдвойне осторожным.

Мысли Шермана Джемисона переключились на жену. Они с Шеннон были женаты уже восемь лет. У нее было много достоинств. Красавица блондинка, превосходная хозяйка – все это немаловажные качества для жены делового человека. Шеннон вела оба его дома, и, будучи строгой, тем не менее прекрасно ладила с прислугой. Добрая и благородная душа, она любила Шермана, охотно и пылко отвечала на ласки мужа всегда, когда ему этого хотелось. Однако у нее был и недостаток, перевешивающий многие положительные моменты. Шерману было уже за сорок, когда он женился на Шеннон. Унаследовав от отца «Джемисон компьютер корпорейшн», он удачно повел дела и сильно приумножил свою состояние. И Джемисону нужен был сын, чтобы унаследовать созданную им и его отцом империю. «Компания всегда должна оставаться в семье», – часто говорил его отец. Джемисон хотел сына, чтобы направлять его, учить добиваться успеха. А когда Джемисон хотел чего-нибудь так сильно, он это получал, неважно, каким способом.

Заветным желанием Джемисона было иметь сына.

За последние шесть лет у Шеннон случилось три выкидыша, несмотря на то что она была чрезвычайно осторожна. После каждого из них Джемисон вел себя по отношению к жене все более враждебно. В прошлом году, казалось, беременность развивалась нормально, и была надежда, что все закончится благополучно. Но на седьмом месяце Шеннон поскользнулась на лестнице и упала. В больнице, куда ее срочно отвезли, родился мертвый ребенок. Мальчик…

Джемисон, глядя на крохотное мертвое тельце, испытывал какое-то яростное разочарование. Жену он видеть не мог, на две недели уехал по делам в Лондон и Париж.

Шеннон консультировалась у лучших специалистов, которые убеждали ее, что это капризы природы и нет никаких причин, почему бы ей не родить сына. Они сочувственно улыбались, советовали не отчаиваться и попробовать еще раз.

Шеннон заставила их написать Джемисону, но он ни во что не верил.

Бездетность было первым, что он вменял в вину своей жене.

Второй недостаток – не слишком серьезный, но все же, состоял в том, что Шеннон была строгой последовательницей католической церкви. Сам Джемисон был агностиком и, когда они поженились, принял как должное, что она воспитана в католической религии, и только пожал плечами. Но когда он осознал, что она каждое утро будет ходить к мессе, эта религиозность стала бесить Джемисона, предпочитавшего, чтобы по утрам жена была с ним, а не с Господом Богом.

Кроме того, он обнаружил, что у Шеннон был явный музыкальный дар. Он прекрасно играла на виолончели и настаивала на том, чтобы посещать музыкальные фестивали и концерты симфонической музыки в Нью-Йорке. Джемисон был так же равнодушен к музыке, как и к Богу, поэтому на концерты Шеннон ходила одна. Ему же оставалось посещать вечеринки и ночные клубы. Трещина в их отношениях быстро увеличивалась.

Однажды, на какой-то полуделовой вечеринке, когда Шеннон была на концерте, слушая Баха, Джемисон повстречал Тарнию Лоуренс. Он разговаривал с президентом одного крупного банка, изрядно наскучившим ему своей болтовней, когда на пороге появилась высокая брюнетка. Пока она стояла в дверях, поджидая хозяина дома, Джемисон разглядывал ее с растущим интересом.

На ней было безупречно простое вечернее платье, стоившее кучу денег, и она была самой красивой женщиной, которую Джемисон когда-либо видел. Кровь быстрее побежала у него по жилам. Президент продолжал говорить:

– Экономическая ситуация, похоже, все более ухудшается…

– Да, – перебил его Джемисон.

«Бог ты мой! – подумал он. – Вот это женщина!»

– Вы знаете, кто эта женщина?

Удивленный, президент повернулся:

– Конечно, это мисс Тарния Лоуренс. Она клиентка нашего банка.

– Неужели? – Джемисон по-прежнему смотрел на женщину, которую хозяин дома вел к группе гостей. – Кто она? И чем занимается?

– Мисс Лоуренс одна из наиболее преуспевающих модельеров женской одежды. Дела у нее идут очень хорошо. Я давно советую ей привлечь капитал, но она пока сомневается. Если она решится, Джемисон, советую вам купить пакет акций.

– Такое стоящее дело? – Джемисон любовался длинной, изящной спиной и совершенной прической.

– Да, стоящее, у нее три магазинчика и маленькая фабрика. Но цены… – Президент закатил глаза. – Моя жена скоро вконец меня разорит.

– Я хотел бы познакомиться с ней. – У Джемисона участился пульс.

Однако проблема была, потому что женщина разговаривала с толстым рыжеволосым типом. Джемисону казалось, что этот разговор никогда не кончится.

– Нет проблем, – сказал президент. – Мисс Лоуренс приходит на эти коктейли только для того, чтобы переговорить с нужными людьми, – шепнул президент. – Тот, с которым она сейчас разговаривает, один из ведущих закройщиков.

– Я подожду, – ответил Джемисон, не отводя от нее взгляда.

Он прикинул, что ей не больше тридцати лет. Изучая ее изящную фигуру и красивую грудь, он вновь почувствовал возбуждение. Да, вот это женщина!

2
{"b":"5933","o":1}