ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Расскажи мне поподробней, – сказал он, поудобнее пристраивая в кресле обширный зад.

– Я сказал, что мне нужна услуга.

– Услуга за услугу?

– Именно.

– И что ты хочешь?

– Все, что ты знаешь о Шермане Джемисоне.

Дрисдейл, искренне удивленный, уставился на него.

– Шерман Джемисон?! Да ты что, совсем умом тронулся? Слушай, Лаки, ты мне нравишься, к тому же ты бываешь полезен. Если ты начнешь совать нос в дела Джемисона, не удивлюсь, когда ты закончишь на какой-нибудь помойке.

– Это все ерунда. Мне нужно разузнать о его прошлом. Расскажи мне, что ты знаешь о нем.

– Что ж… Это жестокий, безжалостный, омерзительный мешок с деньгами. Он большая шишка в «Джемисон компьютер корпорейшн», которую ему оставил отец. Я не должен упоминать его в моей колонке. Он хоть завтра может купить наш «Геральд», как ты – пачку сигарет. Я не хочу иметь с ним ничего общего и тебе советую. У него есть большая квартира в Нью-Йорке и вилла здесь. Он называет по имени президента и всех шишек в Белом доме. Этот человек опаснее гремучей змеи.

– И насколько он богат?

Дрисдейл пожал плечами:

– Этого никто не знает. Но если хочешь, могу предположить, что по сравнению с ним покойный Онассис – мелкая сошка.

«Э, нет, – подумал Лукан, – это не я свихнулся, а весь наш мир, если такой человек приходит ко мне и просит помочь ему пришить жену».

– А что ты знаешь о его жене, Сид?

Дрисдейл снова уставился на него:

– Его жена? Ради Бога, ты что, собираешься ее трахнуть? Дохлый номер, только шею себе свернешь.

– Расскажи мне о ней, – повторил Лукан.

Дрисдейл пожал плечами:

– Значит, так, Шеннон Джемисон. Увлекается серьезной музыкой, добропорядочная супруга и ревностная католичка. Больше ничего сказать не могу. Сомневаюсь, что они ладят. У нее нет детей. Каждая беременность кончалась какой-нибудь неудачей. Джемисон же страстно желает иметь наследника. Интересы у них разные. Она ходит одна на симфонические концерты. Джемисону же медведь на ухо наступил. Для моей колонки она интереса не представляет. Никаких скандалов, никаких приятелей.

– Джемисон? У него нет любовницы?

Дрисдейл почесал свой склеротической нос.

– Если даже и есть, то мне это неизвестно. Доходили, правда, слухи, что он увивается около Тарнии Лоуренс – известной модельерши. Лакомый кусочек. Но достоверного компромата на них нет. Она много вкалывает, и ее бизнес процветает. Это все, что ты хотел?

«Более чем достаточно, – подумал Лукан. – Есть о чем подумать».

Он чарующе улыбнулся:

– Отлично, Сид, большое тебе спасибо. Ну, не буду тебя задерживать. – Он поднялся и направился к двери.

– Эй! – рявкнул Дрисдейл. – А кто же эта невинная девица, которая на днях сделала аборт?

Лукан посмотрел на него честными голубыми глазами.

– Та или другая, я думаю. Я точно не знаю, – весело произнес он. – Ну, всего тебе…

И он вышел.

По дороге в «Звездный» Лаки напряженно размышлял. Итак, Джемисон, чтобы избавиться от жены, предлагает двести тысяч. Сумма немалая и поначалу гипнотизирует, но когда лучше узнаешь, кто такой Джемисон, понимаешь, что можно и поторговаться. Можно и полмиллиона потребовать. Лукан ухмыльнулся, довольный. Да, тут пахло большими деньгами. Из того, что сказал Дрисдейл, ясно, что Джемисон не может развестись с женой и, скорее всего, он нашел себе новую девицу. Такой крутой парень, как Джемисон, ни перед чем не остановится.

В мотеле Лукан принял душ, облачился в пижаму и завалился в постель. Но мозг его продолжал напряженно работать.

«Где же это подыскать киллера? – думал он. – Несчастный случай со смертельным исходом, сказал Джемисон. Абсолютно чисто, достоверно, никакой полиции, никакой грязи. Убедительный несчастный случай».

Он перебрал в памяти нескольких профессиональных киллеров, с которыми сталкивался в Нью-Йорке. Нет. Не та квалификация, грубо работают. Наконец он вспомнил про Эрни Клинга. Это был профессионал. Если верить слухам, этот малый отправил на тот свет человек двадцать. Из тех, чье присутствие на этом свете было для кого-то обременительно. У него была легкая рука, или, вернее, блестящие организаторские способности.

На учете в полиции Клинг не состоял. Жил он в трехкомнатной квартире на окраине Вашингтона. Они несколько раз встречались в ночных клубах и даже вместе выпивали, но каждый раз при виде Клинга у Лукана мурашки по телу бегали. Он кожей чувствовал исходящую от Клинга опасность. Вообще-то Лукан всячески избегал подобных людей. Но сейчас он понял: в данной ситуации лучшей кандидатуры не сыщешь.

Немного поразмыслив, Лаки вылез из-под одеяла, достал телефонную книжку и, найдя номер телефона Клинга, позвонил.

Шеннон Джемисон тихо сказала:

– Доктор уверяет, что у нас может быть ребенок. Те четыре попытки – это только каприз природы.

Джемисон рассеянно оглядывал роскошно обставленную комнату. Все эти разговоры ему давно осточертели, и он думал о Тарнии.

– Извини, Шеннон, – хрипло проговорил он, – я хочу, чтобы мы наконец развелись.

– Но, Шерман, мы уже много раз говорили о разводе. – В ее мелодичном голосе звучало отчаяние. – Это невозможно. Давай не будем к этому возвращаться.

– Мне нужен развод и сын, – рявкнул он.

– У тебя есть другая женщина?

– Разумеется, и поэтому я настаиваю на разводе.

– Мне очень жаль тебя, Шерман. Тебе уже около пятидесяти. В таком возрасте ты мог бы и остепениться. Я была тебе хорошей женой и хозяйкой дома. Если хочешь, можем разъехаться, я не возражаю. Но развод моя религия запрещает.

– Ко всем чертям твою паскудную религию! Мне нужен развод!

Побледнев, Шеннон смотрела на него.

– Я молю Бога и надеюсь, что ты не думаешь того, что сказал. Развода быть не может. Живи со своей женщиной. Если хочешь официально разъехаться, скажи мне, но развода я тебе не дам.

– Это твое последнее слово?

– Да, Шерман, дорогой. Пойдем-ка лучше спать, может быть, нам повезет. Давай постараемся, милый.

Джемисон допил виски и со звоном поставил стакан. Его мысли были теперь только о Тарнии.

– Спать с тобой?! Убирайся с глаз моих!! Ты мне надоела! Я хочу развода!

После длинной паузы Шеннон повернулась и пошла к двери.

– Если хочешь, чтобы я пришла, скажи, – произнесла она мягко. – Я буду молиться за нас обоих.

Закрылась дверь, потом он услышал легкие шаги по ступеням лестницы, ведущей на второй этаж.

Джемисона охватила такая злоба и разочарование, что он произнес негромко вслух:

– Что ж, безмозглая, религиозная сучка, помолись. Смертный приговор себе ты уже подписала.

Глава 2

Эрни Клинг был поразительно похож на известного киноактера Ли Марвина, так что часто его на улице останавливали смущенные женщины и робко просили автограф. На что Клинг неизменно отвечал:

– Я подписываю только чеки, – и, грубо расталкивая их, шел дальше.

Жизнь он вел сибаритскую. В центре Вашингтона он приобрел небольшую квартирку – это был его штаб. Он вел жизнь вечно голодного, смертельно опасного тигра, который притаился в своем логове в ожидании очередного убийства. Он давно уже работал на мафию в качестве приезжего киллера. Время от времени он получал инструкции отправиться куда-нибудь в Мексику или Канаду и там убрать человека, который кому-либо мешает. За многие годы он создал себе репутацию надежного и высокопрофессионального специалиста. Работал он безупречно, следов не оставлял. Мафия часто поручала ему заказы частных лиц – богатая матрона хотела избавиться от осточертевшего мужа, богатый бизнесмен – от шантажировавшей его подружки.

«В виде одолжения, Эрни», – говорил обычно голос по телефону.

Такса Клинга была стабильной – сто тысяч баксов плюс накладные расходы, и, выполняя в среднем три-четыре заказа в год, он мог позволить себе жить, как ему нравилось. Деньги Клинг тратил на шмотки и шикарные рестораны. Женщины его не интересовали. В тех редких случаях, когда ему была нужна женщина, он обращался в солидную фирму, поставлявшую девушек по вызову.

4
{"b":"5933","o":1}