ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Меня зовут Тикки Эдрис, – наконец сказал он. – Я хочу предложить вам небольшое дело, которое принесет много денег.

– Почему мне? – спросила Ира. – Вы же ничего не знаете о моей особе.

– Это ни к чему. Лишние знания только мешают, – ответил Эдрис.

Он заметил свободное место возле какого-то здания и поставил туда машину.

Как-то, примерно с месяц назад, упившись до белых коней, Мюриэль упомянула о своей младшей сестре.

– Я никогда не видела ее. Я ушла из родительского дома еще до ее рождения и лишь недавно совершенно случайно узнала, что у меня есть младшая сестра. Подумай об этом! Сестра примерно того же возраста, что и моя дочь!

Именно это замечание и натолкнуло Эдриса на решение проблемы, над которой он уже давно бился. Эдрис отправился в детективное агентство Нью-Йорка и дал задание узнать все, что касается семнадцатилетней девушки Иры Марш. За двести долларов агентство предоставило ему подробный пятистраничный отчет.

Сопоставив ряд малозначительных деталей, описанных в рапорте, Тикки пришел к выводу, что Ира – сущая дикарка, но весьма прелестная. Она состояла на учете в районной полиции, однако потерпевшие никогда не доводили дело до суда. Маленькая очаровательная магазинная воровка. Ловкая. Детективы универсальных шопов никак не могли поймать ее на месте преступления. Она входила в банду «Моккасин», хорошо известную полиции. Банда отличалась особой жестокостью и терроризировала целый район. Главарем банды был восемнадцатилетний парень Джесс Фарр, своенравный и независимый. Шесть месяцев назад, как следовало из рапорта, Фарр встречался с девушкой по имени Лия Фелчер. Ей было примерно столько же лет, что и Фарру, и положение любовницы Фарра давало ей много преимуществ. Ира решила, что место Лии должно принадлежать ей и только она должна пользоваться преимуществами этого положения. В толпе молодых гангстеров, где проповедовался и царил культ насилия и правил закон кулака, все споры разрешались дракой, а если призом служил сам Фарр, драка может иметь особо жестокий характер. Что ж, Лия не уступит Фарра без борьбы, это понятно. И Ира приступила к систематическим тренировкам. В течение трех недель она вела поистине спартанский образ жизни, регулярно посещая гимнастический зал Миллигана.

Ира победила.

В качестве подруги Фарра она принимала все более и более активное участие в делах банды, наравне с парнями сражалась в уличных драках и заслужила уважение бандитов. Часто ее использовали в качестве парламентера – для заключения мира между соперничающими группировками, что требовало особого такта и дипломатии.

Рапорт заканчивался следующим выводом:

«Эта молодая девушка резка, умна, соблазнительна и совершенно аморальна. По мнению нашего сотрудника, Марш плохо кончит, невзирая на то, что она смелая и независимая особа. Если у нее кончаются деньги, Марш проявляет чудеса храбрости и изворотливости, чтобы вновь открыть кредит. Время от времени, правда, достаточно редко, она помогает Джо Слессару, букмекеру, который очень высокого мнения о ее талантах. Благодаря сотрудничеству с ним девушка многому научилась и разбирается даже в биржевых котировках акций».

Из отчета следовало, что Ира Марш является идеальной кандидатурой для той трудной и опасной работы, которую ей отводил Тикки Эдрис. Сидя в машине и изучая ее, карлик все больше и больше убеждался, что сделал правильный выбор.

– Я навел о тебе подробные справки, беби, – сказал он довольно фамильярно. – Ты мне подходишь. Не хочешь ли ты хорошо заработать?

В то время как Эдрис вел машину и приглядывался к пассажирке, Ира тоже изучала его. Инстинкт подсказал ей, что этот коротышка говорит совершенно серьезно.

– Это зависит от двух вещей: какая сумма конкретно и что я должна сделать.

Эдрис погладил своими коротенькими ручками руль и улыбнулся.

– А ты азартная, беби.

– Возможно.

– И какая же сумма тебя устроит?

– Столько, сколько я смогу заработать.

– Я не это имею в виду. О какой сумме ты мечтаешь? – Эдрис скрестил маленькие ножки. – Я, например, всегда мечтаю о больших деньгах. А ты?

– Само собой.

– И какую же сумму ты видишь во сне?

– Намного большую, чем можешь предложить ты.

– И все же, конкретней.

– Миллион долларов.

– Почему миллион? – захихикал Эдрис. – Почему не десять миллионов… не двадцать?

Она глянула на дешевые часы у себя на запястье.

– Пора прекращать эти игры. Я должна быть дома через десять минут. У меня еще много дел сегодня.

– Предположим, я мог бы подсказать тебе, как заработать пятьдесят тысяч долларов, – спокойно сказал Эдрис. – Могла бы ты пойти на определенный риск ради такой суммы?

Ира быстро глянула на него; лишенные всякого выражения маленькие глазки карлика смотрели совершенно серьезно.

– Какого рода риск? Я не хочу много брать на себя.

– Разумеется. Ты будешь рисковать в той же мере, что и я. Пятьдесят тысяч, я думаю, приличная сумма, а риск быть схваченным за руку минимален. Ты рискуешь своей свободой, беби, так же, как и я своей.

– Что тебе дает повод думать, что моя свобода оценивается в пятьдесят тысяч долларов? Моя свобода! – Она рассмеялась. – Свобода – главное для меня, и я не намерена терять ее из-за такой малой суммы.

Он уловил горечь ее усмешки, увидел твердую линию рта и кивнул, удовлетворенный.

– Ты сможешь заработать эти деньги, беби, если не сделаешь ошибки. Это весьма специфическая работа, но ты вполне подходишь для нее и справишься.

– Как?

– Прежде чем я посвящу тебя во все детали, мне нужно рассказать кое-что о твоей семье.

…Так Ира Марш узнала о жизни Мюриэль, о ее замужестве, о том, как сестра сбежала с любовником, и, наконец, что заставило ее заниматься проституцией.

– Твоя сестра наркоманка, – сказал Эдрис. – Ей уже никто не сможет помочь. Я пытался остановить ее целых четыре года… Безуспешно. Она умрет со дня на день.

Ира сидела, наклонившись вперед, уперев локти в колени, спрятав лицо в ладонях. Ее голубые глаза ничего не видели. Она забыла о своих друзьях, которые ждали ее, о предстоящей вечеринке…

Наконец Эдрис принялся излагать суть дела и то, что должна будет сделать она. Это звучало как сценарий кинофильма, и вначале Ира решила даже не принимать всерьез бред сумасшедшего: только такому человеку, как этот карлик, могло прийти в голову подобное. Но по мере того, как он развивал свою идею, девушка осознавала, что план действительно осуществим, и она может получить эти деньги.

– Он никогда ее не видел, – заключил Эдрис. – Он ничего не слышал о ней. У тебя с сестрой фамильное сходство. Я знаю это. Ты очень похожа на Мюриэль. Так что можешь не беспокоиться: он признает в тебе дочь, не задавая лишних вопросов. И ты сразу сможешь это понять.

Да, она знала о своем сходстве с Мюриэль, так как мать неоднократно говорила об этом.

– А что ее дочь? Мы похожи с ней? – спросила она. – Вдруг она узнает?..

– Это невозможно. – Эдрис потер ладонь о ладонь. – Она умерла. Умерла на прошлой неделе. Именно поэтому я здесь. Если бы она была жива, и речи не могло быть о реализации этого плана. Лишь когда Мюриэль сообщила мне о смерти дочери, я начал разрабатывать этот план, – он осторожно глянул на Иру, пытаясь понять, как она воспринимает его ложь. – Даже теперь мы ничего не сможем предпринять до тех пор, пока жива Мюриэль. Но ждать осталось не так долго… три или четыре месяца.

Ира беспокойно шевельнулась.

– От чего умерла ее дочь?

– Заплыла очень далеко от берега и утонула, – не моргнув глазом продолжал врать Эдрис.

– Но, может быть, еще чем-то можно помочь Мирюэль?

– Нет. Она уже практически мертва.

Ира некоторое время сидела молча, глядя сквозь стекло автомобиля.

– Итак? – нетерпеливо спросил Эдрис. – Что ты решила?

– Мне нужно подумать. Будь на этом месте в это же время в следующее воскресенье, и я сообщу тебе свое решение.

– Но я не смогу еще раз приехать сюда из Парадиз-Сити, беби, – сказал Эдрис. – В настоящий момент у меня отпуск. Ведь я должен же чем-то зарабатывать себе на жизнь. – Он вытащил из портмоне визитную карточку. – Здесь мой адрес. Пришли мне телеграмму, если надумаешь. Пиши покороче: «да» или «нет». Можем не торопиться. В любом случае ничего нельзя предпринимать до смерти Мюриэль. У тебя достаточно времени, чтобы тщательно взвесить все «за» и «против», беби. Я надеюсь, ты все правильно поняла?

8
{"b":"5934","o":1}