ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Этот роман рассказывает о женщине и женской власти.

И о том, как выглядит ультимативная властительница.

Женская власть проявляется в способности покорять мужчин и осуществляется через секс. Поэтому это роман о сексе.

А поскольку характер и поведение героини не поддаются объяснению без детального описания ее секса, то это порнороман.

Внимание!

В тексте романа присутствуют шокирующие сцены, которые не могут быть удалены или смягчены, потому что составляют основу сюжетной линии. Реальная жизнь часто выходит за рамки политкорректности, а в романе, как в жизни. Читатель сам должен оценить свою готовность к негативным эмоциям и, возможно, принять решение отказаться от чтения книги.

Книга содержит нецензурную брань.

Вместо предисловия

Действие романа разворачивается в середине восьмидесятых годов, когда СССР был еще силен, и никому и в голову не могло прийти, что всего через несколько лет эта сверхдержава прекратит свое существование. Люди моложе пятидесяти уже и не помнят, какой была жизнь в то время, а она тогда в корне отличалась от нынешней. Последовавшая после распада СССР глобализация изменила все, и старая сексуальная мораль стала одной из ее первых жертв.

Современные нормы сексуального поведения радикально отличаются от старых. Сейчас секс полностью реабилитирован в общественном мнении, занятие им не вызывает никаких вопросов, но в том обществе это было не так. Сегодня приличная девушка будет польщена, если ей скажут, что она секси, а вот приличная девушка того времени, посчитала бы это оскорблением и дала бы за это по морде, потому что думала, что ее считают шлюхой. А это было позором!

Официальная мораль, разделявшаяся большинством общества, относилась к женщинам свободного поведения точно так же, как к пьяницам. Порочны и те, и другие, но еще неизвестно, какой из пороков хуже. Мужчина, умевший быстро уболтать девушку, всегда был героем, но вот на быстро убалтываемую смотрели совершенно иными глазами. Да и вовсе не надо было быть быстро убалтываемой, чтобы попасть под подозрение. Чтобы заслужить репутацию распутницы, хватало простой активности в постели, и пусть даже количество твоих мужчин было меньше, чем пальцев на одной руке.

А уж занятие проституцией, так и вообще превосходило все пределы социального допустимого поведения. В наше время секс за деньги больше не вызывает какого-то особенного возмущения, единственный вопрос в цене. А вот в общественном мнении того времени проституция была пятном, которое невозможно было отмыть никакими деньгами. Такие женщины автоматически становились изгоями, их презирали все. Фактически, к проституткам относились точно так же, как и к бандитам: и те, и другие были представителями криминального подполья, в котором нормальному человеку делать было нечего.

Поэтому проституткам не завидовали, не подражали, и в тех, очень редких, случаях, когда нормальная женщина вдруг начинала продавать себя иностранцам, то делала она это только потому, что была готова на все, чтобы уехать на Запад или отчаянно нуждалась в деньгах.  В последнем случае ее единственный шанс на спасение состоял в том, чтобы как можно быстрее завязать, но если занятие не удавалось сохранить в тайне, то приходилось переезжать куда-нибудь туда, где ее никто не знал.

Но это, конечно, не означает, что в СССР не было секса. Неоконченная фраза, сказанная на одном из первых телемостов между Советским Союзом и США, породила абсурдный миф, в который многие склонны сегодня верить, хотя он не имеет никакого отношения к действительности. Секса в СССР было предостаточно, просто то была другая страна, в которой действовали совершенно иные правила.  Советский Союз был вообще страной двойной морали, с колоссальным разрывом между словом и делом. Поэтому когда находилась хата, из которой свалили предки и где можно было неплохо развлечься, то скромные и стеснительные девочки внезапно переставали быть таковыми, проявляя чудеса раскованности.

Да и способы сексуального удовлетворения той поры не сильно отличались от нынешних, разве что тогда ими не бравировали, стараясь сохранить произошедшее в тайне.

Что касается интереса к сексу, то, очевидно, что сексуальное напряжение среди мужчин того общества было намного выше, чем у современных мужчин, в то время как среди тех женщин этот показатель был значительно ниже.  Это сегодня женщины нередко интересуются сексом больше, чем мужчины, тогда же все было с точностью до наоборот.

Было несколько фундаментальных причин, почему старая сексуальная мораль была именно такой.

Главным фактором, конечно же, было общественное устройство, при котором деньгам отводилась второстепенная роль, но зато книжки читали если не все, то по крайней мере абсолютное большинство населения.  В книжках рассказывалось про высокие чувства, наивысшим из которых была любовь, и именно она определяла поведение девочек.

Конечно, различные девушки имели различное представление о любви. Одни считали, что мужчина, который ее любит, может доказать это только одним-единственный образом – женившись на ней. Другие, может, не были так категоричны, но считали, что девственность надо сохранять до свадьбы. Третьи не ставили знака равенства между мужем и объектом любви, но тоже стремились именно к любви и потому не были готовы на простой секс.

Вопрос замужества был исключительно важен, потому что потаскух замуж не брали, а семья рассматривалась как самая главная ценность. До замужества полагалось вести себя скромно. Совсем другое дело, если брак не состоялся, и женщина разводилась. Никто не будет вступать в платонические отношения с разведенкой, поэтому в этом случае путь от знакомства до кровати был намного короче.

К этому надо добавить еще три важных обстоятельства.

Первое состояло в том, что противозачаточные таблетки появились только в середине восьмидесятых, а до того предохранение от беременности было очень непростым процессом.

Вторым был недостаток мест, в которых можно было заняться сексом. Квартиры имели только избранные представители молодежи. Меньшинство имело свои комнаты в квартирах с родителями, а большинство не имело и этого. Приличной девушке и в голову не приходило привести кого-то к себе, даже если у нее и была отдельная комната, а многие из них стеснялись открыто приходить в дом к парню, потому что боялись, что его родня будет плохо о ней думать. Значит оставались чердаки, подвалы, парки и пригородные леса, что далеко не всех устраивало.

И, наконец, в то время не было ни тотальной сексуализации общества, ни интернета с его вездесущей порнографией. Свои знания о сексе девушка получала из того, чему ее обучили мужчины и того, что ей рассказали подружки, но подружкам, особенно когда они рассказывали нечто выходящее за пределы собственных ощущений, женщины часто не верили. Результатом этого было то, что, прослушав небезынтересный рассказ о кайфе, который подружка испытала в постели, девушка смотрела ей вслед и говорила про себя: «Да, будь я на твоем месте, рассказывала бы то же самое».

Но были, конечно, примеры и совершенно иного поведения, как у вырвавшихся из дома жительниц маленьких российских городов, в которых большинство мужчин ничем кроме выпивки не интересовались или обитательниц города невест Иваново, не способных найти партнера в своем городе. Тогда все происходило в полном соответствии с известным анекдотом.

Ночь, звонок в женское общежитие. Звонящий: «Извините, ради бога, за поздний звонок. А Зою можно?». Раздраженный женский голос на том конце: «У нас всех можно».

Нравы, однако, менялись, и к середине восьмидесятых они стали более свободными, чем за пятнадцать лет до того. В некоторой степени это происходило под влиянием сексуальной революции на Западе, но главной причиной был брежневский застой. В то время общественное развитие практически прекратилось, было очень сложно сделать даже маленькую карьеру, а легально заработать приличные деньги можно было только, выполняя тяжелую физическую работу, как разгрузка вагонов или строительство в северных районах СССР. В результате поиск развлечений превратился в главное занятие, а небезынтересное общение с противоположным полом оказалось его неотъемлемой частью.

1
{"b":"593637","o":1}