ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Извините, что заставил вас ждать, – начал он. – Крис сейчас в постели.

Валери почувствовала большое облегчение, когда он назвал ее мужа по имени: это означало, что между мужчинами установились непринужденные отношения.

– Прежде чем вы пойдете к нему, нам надо немного поговорить.

– Что он делал все это время? – спросил Трэверс.

Густав взял Валери за руку и подвел ее к креслу.

– Прежде всего, присядьте, – сказал он, словно не расслышав вопроса Трэверса. Сам он сел в кресло возле Валери, потом спросил: – Вы хотите знать, что он делал? Ответ такой: он этого не помнит. Возможно, позже вспомнит, но сейчас бесполезно спрашивать его об этом. Потеря памяти характерна для течения подобных заболеваний. В данный момент этот милый молодой человек очень несчастен, и за это на него нельзя обижаться. Травма мозга давно прошла, но, несмотря на это, потребуется еще время, чтобы он стал совершенно нормальным. Он сознает, что история, которая с ним приключилась, может снова повториться.

– Значит, нет возможности его вылечить? – нетерпеливо повторил Трэверс. – Доктор, это тянется уже почти два года. Мы надеялись, что он на пути к выздоровлению, и вдруг такой случай!

– Отец, прошу тебя... – Валери попыталась остановить его.

Трэверс нервно махнул рукой.

– Дитя мое, если Крис вскоре не поправится, то...

– Мистер Трэверс, – перебил его Густав. – Никто не может утверждать, что он не поправится.

Он повернулся к Валери и посмотрел ей в глаза.

– Вы, наверное, хотите повидаться с мужем, пока я беседую с вашим отцом, не так ли?

Валери кивнула.

– Тогда идите. В большом зале вы найдете сестру, которая проводит вас к нему. Сейчас ваш муж особенно нуждается в любви, которую только вы можете дать ему.

Трэверс начал было возражать, но Валери встала и вышла из комнаты. Пожилая сестра провела ее в палату на втором этаже, где лежал Крис.

Крису Бэрнетту исполнилось 36 лет. У него была приятная внешность, черные волосы и черные глаза, упрямое выражение рта. До несчастного случая его считали достойным преемником Трэверса.

С бьющимся сердцем Валери остановилась в дверях.

– Крис, любимый!

Он поднял на нее глаза, и надежды ее угасли.

Пустой, безразличный взгляд ясно дал понять, что стена, выросшая между ними, все еще существует.

– Ах, это ты, Валери, – сказал он. – Как жаль, что я снова в больнице. Нам, кажется, не везет...

Валери вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

– Не нужно об этом сожалеть, – ответила она, с трудом овладев собой. – Ты хорошо себя чувствуешь, дорогой? – И, так как он ничего не ответил, добавила: – Я позабочусь о тебе!

– ...Этого нам только не хватало, – устало продолжал он. – Меня схватили двое полицейских. Главное, я не имею ни малейшего представления о том, что со мной произошло за это время. Как будто оборвалась лента фильма... Один Бог знает, что я мог натворить. Может, я кого-нибудь убил или что-то в этом роде.

– Этого ты не мог сделать, Крис.

Валери села на стул возле кровати и нежно проговорила:

– Не обременяй себя лишними заботами.

– Это же мне все время говорит и доктор... Ну, хорошо, я не буду ни о чем беспокоиться.

И, как и прежде, угол его рта начал нервно подергиваться.

– Крис, может быть, ты хочешь обратно в отель?

Он покачал головой.

– Здесь я себя лучше чувствую. Густав производит впечатление благоразумного человека, и он мне нравится. Для меня действительно будет лучше остаться здесь.

– Я думала, что тебе нравится жить в отеле, – Валери с трудом скрывала свое отчаяние. – Мы ведь хотели жить вместе. А вся эта история, как ты говоришь, может, это действительно невезение...

– Как твой отец? – спросил Крис, не глядя на нее. – Он в курсе этой истории?

Валери помедлила, потом ответила:

– Конечно. Он здесь, внизу, разговаривает с доктором Густавом.

Безразличные глаза снова обратились к Валери.

– Ты хочешь сказать, что он бросил свою работу и прилетел сюда? Удивительно. Это уж чересчур. Наверное, он здорово злится на меня.

– Он не злится, – возразила Валери серьезным тоном. – Ты не должен так говорить.

– Но это же естественно... Ему все это так же надоело, как и мне самому. Твой отец замечательный человек, Вал. Он не такой слабый парень, как я... Все шло так хорошо, появилась уверенность в своих силах, и вдруг крепкий парень превратился в слабака... С твоим отцом такое не может произойти. Он сделан из стали.

– Прошу тебя, Крис, – Валери сжала кулаки. – С тобой произошел несчастный случай, и с тех пор...

– Если бы с твоим отцом произошел несчастный случай, он все равно не стал бы таким, как я, – настойчиво продолжал Крис. – Вал, я об этом много думал. Лучше всего было бы нам развестись... лучше для нас обоих. Мы разойдемся, и ты меня забудешь. Твой отец такого же мнения, и он абсолютно прав.

Некоторое время Валери сидела неподвижно, а Крис безучастно смотрел на нее.

– Разве мы не можем подождать? – наконец спросила она. – Я не хочу терять тебя, Крис. Надо еще немножко потерпеть...

– Вот что мне пришло в голову. – Он потер глаза тыльной стороной руки. – Я где-то потерял ту зажигалку, которую ты мне подарила. В отеле она была у меня в кармане пиджака, это я еще помню, но когда полиция доставила меня сюда, оказалось, что пиджака на мне уже нет. Наверное, я его где-нибудь оставил и жалею об этом. Очень жаль зажигалку. – Он смотрел куда-то в сторону. – Всего очень жаль, Вал, но ты не должна заставлять своего отца больше ждать. Оставь меня здесь. Я здесь чувствую себя хорошо. Поговори с отцом о разводе, он это устроит. Не существует вещей, с которыми он не мог бы справиться.

– Но я не хочу развода, – тихо возразила Валери. – Я хочу быть с тобой.

– Странно... На твоем месте любая была бы рада избавиться... Подумай хорошенько еще раз. А вот то, что я потерял зажигалку, действительно обидно. Я к ней так привык и точно знаю, что это ты мне ее подарила. Тогда мы были еще счастливы, да?

– Я и сейчас счастлива, – снова возразила Валери.

– Как хорошо, что хоть один из нас счастлив... А теперь я хочу спать, не обижайся. Пойди и поговори с отцом, он прекрасный организатор. – Крис повернулся на бок и закрыл глаза.

Валери сидела и смотрела на него.

Мужчина, лежавший в постели, был совсем не тот, за кого она выходила замуж.

Через несколько минут она услышала его ровное дыхание и поняла, что он спит.

Она тихо вышла из комнаты.

– Теперь давайте осмотрим вещи, – предложил Терелл.

Они с Бейглером вошли в незанятый домик мотеля. Латимер, сотрудник отдела убийств, заканчивал опись имущества, находившегося в бело-голубом чемодане. Когда Терелл и Бейглер разложили вещи на столе и стали осматривать их, он присоединился к ним. Вещей было немного: зеленая нейлоновая пижама, чулки, нижнее белье, противозачаточные пилюли, отделанная золотом записная книжка с адресами. Терелл уселся с книжкой в стороне, а Бейглер, сложив вещи в чемодан, вышел посмотреть, как продвигается дело у остальных. Через десять минут прибыла санитарная машина. Двое санитаров, одетые в белое, накрыли труп простыней и уложили на носилки. Группа любопытных туристов издали наблюдала, как носилки грузили в машину. Затем дверцы закрылись, и машина уехала.

Терелл все еще сидел с записной книжкой, когда доктор Лоус вошел к нему.

– Я закончил, – он поставил свой чемоданчик на стол. – Она была убита между часом и тремя ночи, точнее я не мог определить. Она получила удар в голову, когда мылась под душем. Ее ударили тяжелым плоским предметом, возможно, гаечным ключом. Убийца вытащил ее из душевой кабины и бросил на кровать. Там он и прирезал ее. Удары нанесены с недюжинной силой.

– О'кей, док, – Терелл поднялся. – Пришлите мне побыстрее свое заключение. Это трудный случай, и я буду рад любой помощи.

Врач вышел, и тотчас же вернулся Бейглер.

6
{"b":"5938","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фартовый город
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Пять Жизней Читера
Альдов выбор
Я из Зоны. Колыбельная страха
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Осень Европы