ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двойник
Царство мертвых
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Сама себе психолог
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
О, мой босс!
Палатка с красным крестом
A
A

– Тем более, мне необходимо остаться здесь и ежедневно посещать его, – решительно заявила Валери.

– Я полагаю, доктор Густав может не разрешить тебе ежедневные посещения.

– Но почему?

– Вижу, что мне не остается ничего другого, как рассказать тебе все. Не исключена возможность, что Крис способен на насилие...

Валери поднялась и подошла к окну. Она стояла молча продолжительное время, потом наконец заговорила:

– Доктор Густав действительно сказал, что он способен на насилие? – Она обернулась, и Трэверс заметил решимость в ее взгляде.

– Да. И если ты хочешь посещать Криса, тебя одну с ним не оставят.

– Ничего не понимаю! Ведь я все время была с ним одна. Разве теперь выяснилось что-то новое?

– Боюсь, что да. Эта внезапная потеря памяти – тревожный признак. Вполне возможно, что во время следующего приступа он станет опасным. Я не особенно разбираюсь в таких вещах, но доктор Густав опасается мании убийства. Следовательно, ты с ним сможешь видеться только в присутствии медсестры. Захочешь ли ты встречаться с ним в такой обстановке?

– Я буду посещать его в любом случае.

– Дитя мое, ты так любишь его?

– Да... Окажись я на его месте – он бы никогда меня не бросил. Но не будем больше говорить об этом – я остаюсь.

Трэверс встал.

– Тогда я сейчас отправлюсь. Возможно, я еще попаду на более ранний самолет. Поддерживай со мной связь. Не представляю себе, как ты будешь жить одна! Может, ты захочешь вызвать к себе подругу, чтобы было веселее? Хотя... вероятно, ты это устроишь сама...

– Не беспокойся обо мне, отец, я предпочту жить одна.

– Ты не одна, Вал, – у тебя есть отец, – Трэверс бросил на нее полный надежды взгляд. – Ведь так, не правда ли?

– Конечно, отец.

Однако по выражению ее лица он понял, что не сможет вытеснить Криса у нее из сердца... что она не вернется в родительский дом...

Ли Харди был давно известен полиции. Его знали как нечестного игрока, зарабатывающего много денег, но достаточно ловкого, чтобы не преступать закон.

Терелл с Бейглером сидели в кабинете на Семнадцатой авеню. Бойкая блондинка, обслуживающая группу телефонов, сообщила им, что Харди на ипподроме.

Через некоторое время она доложила, что он отправился домой, и полицейские поехали на Веймс-драйв, где Харди снимал четырехкомнатную квартиру с видом на море.

Харди сам открыл дверь. Это был высокий брюнет крепкого сложения, загорелый, с выпуклыми голубыми глазами и ямочкой на подбородке. От таких мужчин женщины обычно без ума. Он устремил на полицейских холодный твердый взгляд и вдруг широко улыбнулся. Из распахнутого, красного с золотом халата виднелась волосатая грудь, на ногах были красные кожаные туфли.

– Шеф! Вот это сюрприз! Входите, пожалуйста, вы еще не были в моей скромной хижине! Заходите, заходите и вы, сержант.

Полицейские вошли в просторную комнату, обставленную роскошной мебелью. Из окна открывался прекрасный вид на террасу и бухту. Одна стена была сплошь застеклена, и на ней цвели вьюны и орхидеи всех оттенков и форм. Преобладающими цветами в комнате были белый и лимонно-желтый.

На широкой бело-желтой софе возлежала девица. Она была довольно красива, ее черные волосы спадали на загорелые плечи. Короткая белая накидка позволяла видеть почти всю ее грудь и стройные загорелые ноги.

Бейглер дал бы ей года 23—24. Довольно привлекательное личико ее напоминало мордочку пекинеса.

– Это Джина Лонг, – представил подружку Харди. – Она поддерживает мне кровяное давление. – Он засмеялся, довольный своей шуткой, и обратился к девице: – Сиди спокойно, Джин, это джентльмены из полиции.

Красотка внимательно осмотрела обоих полицейских, уютнее устроилась на подушках. Своей маленькой красивой рукой она взяла бокал джина, налила туда немного лимонного сока и демонстративно отвернулась к окну.

– Ну, джентльмены, – начал Харди, – что вы выпьете?

– Знакома ли вам женщина по имени Сью Парнелл? – без предисловий спросил Терелл.

На секунду улыбка исчезла с лица Харди, но тут же появилась снова. Терелл и Бейглер успели заметить, что этот вопрос испугал его.

– Сью Парнелл? Дайте подумать, мог ли я знать ее.

Джина обернулась и бросила на Харди возмущенный взгляд.

– Бросьте тянуть время! – рявкнул Терелл. – Вы знаете ее?

– Да... Старая любовь, которая давно угасла, – ответил Харди. – Но вы так и не сказали мне, чем вас угостить.

– Прошлой ночью она была убита.

Улыбка Харди исчезла.

– Убита? Боже мой! Кто мог это сделать?

Это не произвело на полицейских никакого впечатления. На всем побережье Харди славился как искусный игрок в покер.

– Где вы провели прошлую ночь? – спросил Терелл.

Бейглер сел и достал записную книжку.

– Не подозреваете ли вы меня в этом убийстве? – Харди уставился на капитана.

– Здесь я задаю вопросы. Итак, Харди, не теряйте время.

– Где я был прошлой ночью? – повторил Харди. Он подошел к софе и прислонился к голым ногам Джины. – Я был здесь. Верно, Джин?

Джин отхлебнула из своего бокала и задумчиво посмотрела на Харди. Он с тревогой ждал ее ответа и не мог скрыть этого.

– В самом деле? – сказала девушка преувеличенно громким голосом. – Откуда мне знать, где ты провел прошлую ночь?

– Подумай же, – настаивал Харди.

Терелл заметил, что он с трудом владеет собой.

– Я помогу тебе... Сначала мы смотрели фильм. Это было около восьми часов вечера. Затем я около часа стригся, а ты в это время слушала пластинки. Потом мы сыграли пять партий в покер... Ты неплохо играла, разве ты не помнишь? Ну а потом мы легли спать.

Джина посмотрела сперва на Терелла, потом на Бейглера, снова на Харди.

– Единственное, что я помню, – это как мы легли спать. Спаси Боже, но спать с тобой – это событие.

Харди глубоко вздохнул и сделал отчаянный жест в сторону Терелла.

– Джентльмены хотят знать, где я был прошлой ночью. У меня нет другого свидетеля, кроме тебя... Пойми, это очень важно!

Снова наступила неловкая пауза, потом Джина сказала:

– Да, это верно, я вспомнила...

Харди повернулся к Тереллу.

– Ну вот, вы слышали? Я был здесь. Но что же произошло со Сью?

Терелл посмотрел на Бейглера. Такого рода алиби его не устраивало, так как оно не поддавалось проверке.

– Посетители у вас были?

– Нет.

– Тогда у меня только ваше заявление и показания этой девушки.

– Надеюсь, этого достаточно?

Терелл обратился к Джин.

– Если этот человек причастен к убийству, а вы даете ложные показания, вас будут судить как соучастницу. Это может вам дорого стоить... Вы не хотите изменить свои показания?

Джина сделала глоток из бокала и спокойно ответила:

– Я не привыкла лгать.

– Ну, хорошо, я вас предупредил.

Терелл кивнул Бейглеру, и они вышли из квартиры.

Когда за ними закрылась дверь, Харди сказал:

– Спасибо, Джин, ты меня выручила.

– Правда? – Она потянулась за сигаретой.

Пока она прикуривала, Харди подошел к буфету и налил себе большой бокал виски. Потом вернулся и сел возле нее.

– А кто, собственно говоря, была эта Сью Парнелл? – спросила Джин.

– Никто, – Харди состроил брезгливую гримасу. – Просто шлюха, если хочешь знать. Она тебя не должна интересовать.

Девушка уставилась на него.

– Да? Кстати, где ты был прошлой ночью?

– Джин, я же тебе говорил, что я был в компании с ребятами.

– А почему ты не сказал этого полицейским?

– Они захотят проверить, а этим ребятам вовсе нежелательно беседовать с полицейскими...

– Очаровательные у тебя друзья!

– У нас чисто деловые отношения. Да это и не друзья... Просто они иногда дают мне заработать.

– Ты пришел в половине четвертого утра, значит, ты вполне мог убить эту женщину?

– Никого я не убивал, и давай больше не будем об этом!

– Представляю, как ты когда-нибудь будешь говорить обо мне: старая любовь, которая давно угасла... Никто, просто шлюха... – с горечью произнесла девушка.

8
{"b":"5938","o":1}