ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возможно, но не в этом дело. Нельзя же повесить на человека этот киднеппинг только потому, что он сидел в тюрьме.

– Разумеется, нет. Ладно, Вик, я съезжу в управление и посмотрю на парня. Но предупреждаю вас, если мне покажется, что он виновен, я отстранюсь от этого дела. Слишком много вокруг него рекламы, чтобы позволить себе связаться с проигрывающей стороной.

– Все-таки мне кажется, что это дело сфабриковано. Во всяком случае, взгляните на Пирелли. И не придавайте большого значения тем уликам, которые выдвигает полиция. Этим я собираюсь заняться сам.

– Что ж, хорошо. Я посмотрю, что можно сделать. Заходите ко мне в контору завтра утром.

– Я позвоню вам еще сегодня. – Я повесил трубку, чтобы он не успел возразить.

Майра напряженно следила за мной.

– С кем вы говорили?

– С Джастином Франконом – лучшим адвокатом всего Тихоокеанского побережья. Если он убедится, что обвинение против Пирелли подстроено, он не упустит высказаться по этому поводу и не успокоится до тех пор, пока Ник не будет на свободе.

– Он сейчас поедет в полицию?

– Да, и держу пари, что он остановит Брендона.

Она закурила сигарету, ее руки заметно дрожали.

– Думаю, Ник знал, что делал, когда велел мне обратиться к вам.

Это прозвучало как величайшая похвала.

Я допил виски и встал.

– Где я могу вас найти?

– Монте-Верде-авеню, 245. Зеленый дом по левую сторону улицы. Я живу одна.

Пока я записывал адрес, она добавила:

– Потребуется немало денег, а?

– Все это не должно волновать. Я обещал Пирелли помочь при случае и финансовых условий не ставил.

– Спасибо.

– Теперь слушайте. Я тоже намереваюсь поехать в полицейское управление. Пока я практически ничего не могу сделать для Ника, но, если мне повезет, смогу его увидеть.

– Вы думаете, что вам разрешат поговорить с ним?

– Возможно. Мифлин, лейтенант из отдела по расследованию убийств, – мой друг. Он может устроить это. Что передать Нику от вас?

На мгновение ее взгляд смягчился, губы дрогнули.

– Передайте, что я люблю его.

Глава 2

К тому времени как я добрался до центра, известие об аресте Пирелли распространилось по всему городу. Мне не удалось даже подъехать к полицейскому управлению. Здоровенные копы перегородили улицу и направляли машины в объезд по Оркид-бульвару. Прежде чем свернуть, я увидел перед зданием управления бурлящую толпу. Оставив машину, я вышел. Толпа прибывала с каждой минутой. Ни ругань полицейских, ни толчея не останавливали людей, пришедших поглазеть на невиданное зрелище. В дверях управления стоял отряд отборной гвардии Брендона с поднятыми дубинками. У меня не было никаких шансов пройти через них. Я пробрался к аптеке, находившейся напротив полицейского управления. Она была пуста, если не считать провизора в белой куртке, стоявшего в дверях.

– Мне нужно позвонить, – бросил я ему, когда он с неохотой оторвался от захватывающего зрелища.

– Вот это шум! – сказал он, облизывая пересохшие губы. – Говорят, Брендон схватил похитителя?.. Думаете, он получит двадцать пять тысяч? Черт возьми! Я бы не прочь оказаться на его месте. Уж я бы нашел применение этим денежкам!

Я что-то пробурчал в ответ и закрылся в телефонной кабине. Сняв трубку, попросил соединить меня с полицией.

– Это невозможно, – ответила телефонистка. – Все линии заняты. Я уже двадцать минут пытаюсь связаться с ними. Что там происходит?

– Полицейские объявили голодовку, – сердито ответил я и повесил трубку.

Я вышел из кабины и увидел, что аптекарь уже взгромоздился на свой табурет, чтобы видеть поверх толпы. Теперь зеваки толпились уже около самых дверей аптеки. Было похоже, что мне не удастся выбраться отсюда.

– Приезжали агенты ФБР, – взволнованно доложил парень. – Но им остается только утереться. Этот Брендон – головастый коп. Лучший капитан полиции, который у нас когда-нибудь был.

– Как выбраться из аптеки? – нетерпеливо спросил я после неудачной попытки пробраться сквозь толпу.

– А зачем вам уходить? Берите табурет, и лучшего места вам не найти. Отсюда все будет отлично видно!

– Что все?

Он нахмурился.

– Может, похитителя выведут. Или эта Дедрик приедет взглянуть на него. Мало ли чего может случиться? Да, жаль, что моей девушки здесь нет, уж она бы получила удовольствие.

– У вас есть черный ход?

– Вот в эту дверь. Выйдете на Оркид-бульвар.

– Спасибо.

Когда я закрывал дверь, толпа подалась назад и раздался звон разбитого стекла, витрина аптеки не выдержала напора. Я не стал подсчитывать нанесенный ущерб, а вышел на бульвар.

Мифлин жил в небольшом доме на Вествуд-авеню, с женой, двумя детишками, собакой боксером, двумя белыми кошками и снегирем. Вне своих служебных обязанностей он был отличным семьянином, и поговаривали, что своей жены он боится гораздо больше Брендона…

Я решил во что бы то ни стало увидеть его сегодня, поэтому поставил машину перед его дверью.

Было темно – двадцать минут одиннадцатого. Я не знал, когда он приходит домой, но, судя по переполоху, происходившему в полиции, он должен был припоздниться. Я закурил сигарету и приготовился к длительному ожиданию. В окнах нижнего этажа горел свет, и время от времени появлялась женская фигурка. Около одиннадцати свет внизу погас и загорелся на втором этаже. Потом и он погас. Весь дом погрузился во мрак.

Я закрыл глаза, стараясь не думать о Пирелли. Мне не хотелось, не зная фактов, строить какие-то предположения. Франкон, вероятно, был прав, когда говорил, что у Брендона против Пирелли имеется не единственная улика. Я готов был держать пари, что кто-то дал полиции наводку. Двадцать пять тысяч – это более чем солидный куш, чтобы сфабриковать кучу доказательств.

Я услышал урчание мотора автомобиля. Через несколько минут меня ослепил свет фар, и возле дома остановился автомобиль Мифлина.

– Уберите эту ржавую жестянку с дороги, – рявкнул он, – вы мне мешаете подъехать.

– Хэлло, Тим, – сказал я, выходя из «Бьюика».

Он изумленно уставился на меня.

– Какого черта ты здесь делаешь?

Я открыл дверцу машины и сел рядом.

– Почувствовал себя одиноким и решил поболтать с тобой.

– Отстань! Я получил на сегодня достаточно и хочу лечь спать.

– Сейчас ляжешь, Тим. Почему Брендон арестовал Пирелли?

– Значит, тебе уже известно об этом? – фыркнул Мифлин. – Так оставь меня в покое! Завтра прочтешь обо всем в газетах, а с меня на сегодня хватит. Они там все с ума посходили, настоящие линчеватели.

– Знаю, я видел толпу. Послушай, Тим, Пирелли – мой друг. Он не похищал Дедрика.

Мифлин тяжело вздохнул.

– Дай сигарету, я уже все свои выкурил.

Я дал ему сигарету.

– Ты думаешь, он – похититель?

– Возможно, хотя больше шансов на то, что нет. Это ты послал Франкона в управление?

– Да. Он пробился туда?

– А разве кто-нибудь может его удержать? Да, он пробился, и думаю, что это спасло Пирелли жизнь. Копы перестарались, работая над ним.

– Полиция получила от кого-то информацию о Пирелли?

Мифлин кивнул.

– Да. Именно это и заставило меня засомневаться в ее справедливости. Какой-то человек позвонил по телефону и попросил Брендона, никто другой его не устраивал. Брендон поговорил с ним. Тот, кто звонил, не назвался, а это означает, что он устраняется от вознаграждения. И это очень подозрительно. Какой человек откажется от такой большой суммы, если ему нечего скрывать?.. Он сказал Брендону, что в квартире Пирелли он найдет вещи, уличающие того в похищении Дедрика, в частности, револьвер под диваном. Брендон пытался узнать имя этого человека, но тот повесил трубку. Нам удалось только выяснить, что звонок был из телефонной кабины в районе Коралл-Гейбл.

– Наверное, этот человек ненавидит Пирелли?

– Возможно. Но, может, это был недовольный из шайки киднепперов, не знаю… Так или иначе, Брендон сам производил обыск квартиры и арест Пирелли. Знаешь, что он еще нашел?

11
{"b":"5940","o":1}