ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К тому времени, когда я освободился из тисков, преследовать его уже не было никакого смысла. Слишком много в Коралл-Гейбл нор, куда он мог спрятаться.

Ругаясь про себя, я доковылял до двери. Мой взгляд привлек какой-то белый предмет, лежавший у порога. Я наклонился, чтобы поднять его.

Это была фетровая белая шляпа.

Глава 3

Бармен в закусочной был похож на отставного борца, постаревшего, но еще готового любому задать взбучку. Он подал мне ветчину с хлебом, пинту пива и стал внимательно разглядывать меня, упершись в стойку волосатыми руками. Здесь сидело не более десятка людей – в основном рыбаки, ожидавшие прилива, чтобы выйти в море. На меня никто не обратил внимания, но вот бармен мной почему-то заинтересовался. Он смотрел на меня, и я видел, как в голове у него крутятся какие-то шестеренки.

– Вы когда-нибудь здесь бывали? – наконец обратился он ко мне.

Я признался, что бывал. Он кивнул головой.

– Я вспомнил вас. Приди вы сюда хоть через пятьдесят лет, я бы все равно вас признал. Такая уж у меня память.

Я подумал, что вряд ли мы с ним столько проживем, но промолчал.

– Удивительно, какая у людей бывает память на лица, – позавидовал я. – Жаль, что у меня ее нет. Я могу сегодня познакомиться с человеком, а завтра пройти мимо него. Для бизнеса это плохо.

– Да, – согласился бармен. – Вот вчера пришел сюда один парень. Не был здесь три года. А я еще до того, как он открыл рот, подал ему пинту эля. Он всегда заказывал старый эль. Вот это память!

Если бы он подал мне старый эль, я бы не стал с ним спорить. Судя по его виду, он не из тех людей, которые любят, когда с ними спорят…

– Хотите, проверю вашу память, – предложил я. – Высокий, худощавый, широкоплечий парень. Одет во фланелевый желто-коричневый костюм и белую фетровую шляпу. Не видели его здесь?

Тяжелое лицо бармена напряглось и окаменело.

– Не слишком умно задавать вопросы в таком месте, как наше, братец, – сказал он, понижая голос. – Лучше держи рот на замке, если не хочешь потерять резцы!

Я отхлебнул пива, глядя на него поверх кружки.

– Это почти ответ на мой вопрос. – Я отставил кружку, достал пятидолларовую бумажку и, зажав ее в кулаке, показал бармену. Он огляделся по сторонам, как плохой актер, игравший шпиона в фильме «Железная рука».

– Дай ее вместе с сигаретой, – произнес он, еле шевеля губами.

Я протянул ему бумажку вместе с сигаретой.

– Это один из парней Баррета, – сказал он вполголоса. – Он очень опасен. Держись от него подальше.

Поскольку бармен взял деньги, я спросил:

– А как его зовут?

Он сердито посмотрел на меня, повернулся и отошел в дальний угол бара. Подождав немного, я сообразил, что он не вернется, оставил на столе деньги за сандвич и пиво, слез с табурета и вышел.

Итак, Джефф Баррет! Вполне возможно. У него были все основания заткнуть рот Грейси. Я только не знал, что у него есть своя команда. Мне в голову пришла мысль: а не он ли был организатором похищения?

Если так, то все складывается очень хорошо. Даже слишком хорошо. Направляясь к своему «Бьюику», я также думал, не связана ли Мэри Джером каким-то образом с Барретом. Во всяком случае, настало время разузнать кое-что и о ней. Я решил поехать в гараж «Акме». День был жаркий, солнце палило, и, сворачивая на Готторн-авеню, я отпустил синий щиток на ветровое стекло. Кабина наполнилась приятным голубоватым светом, как в аквариуме.

Гараж находился на пересечении Футхилл-бульвара и Голливуд-авеню. Я не мог понять, почему Лью Феррис выбрал для своего заведения такое заброшенное место. Здесь было несколько бензиновых насосов, большой гараж из рифленого железа, служивший в качестве ремонтной мастерской, маленькая закусочная и комната отдыха. Позади гаража стояло приземистое, довольно безобразное бунгало с плоской крышей. Возможно, когда-то гараж выглядел и неплохо: на стенах еще можно было разглядеть следы белой и синей краски, но соленый морской ветер и песок пустыни сделали свое дело, и никто не пытался им сопротивляться.

Перед одним из насосов стоял черный, сверкающий «Бентли», а дальше – тяжелый грузовик. Я подъехал и стал сразу за «Бентли», чуть не задев его бампером. Нажал на кнопку сирены, но никто не ответил. Я снова просигналил. Наконец из гаража вышел парень в грязном синем комбинезоне и не спеша направился ко мне. На вид ему было лет шестнадцать, но лицо хитрое и глаза пронырливые.

– Десять литров, – сказал я. – И, ради Бога, не торопись, я ложусь спать не раньше полуночи.

Парень холодно посмотрел на меня и отошел к багажнику. Я смотрел на указатель бензина, чтобы он не обжулил меня. Залив мой бак, он подошел и протянул грязную руку за деньгами.

– Где Феррис? – спросил я.

Он окинул меня пристальным взглядом.

– Уехал из города.

– Когда вернется?

– Не знаю.

– А где миссис Феррис?

– Занята.

Я показал в сторону бунгало.

– Там?

– Где бы она ни была, она занята, – сказал парень и отчалил.

Я уже готов был окликнуть его, когда из задней двери гаража вышел мужчина в безупречном светлом костюме, в слегка сдвинутой набок шляпе и с красной гвоздикой в петлице.

Это был Джефф Баррет.

Я наблюдал за ним, зная, что через синее стекло он меня не заметит. Бросив небрежный взгляд на «Бьюик», Баррет сел в «Бентли» и поехал в сторону Бичвуд-авеню.

Парень вошел в гараж. Зная, что он будет следить за мной пару минут, я сидел, раздумывая, было ли появление Баррета здесь простым совпадением? Скорее всего, нет. Я вспомнил слова Мифлина, что Ферриса подозревают в торговле наркотиками. А ведь Баррет покуривает травку… Может, они связаны между собой как покупатель и продавец? Было ли случайностью, что Мэри Джером обратилась именно в этот гараж, чтобы взять напрокат машину? Я почувствовал, что впервые за все эти дни приближаюсь к важным открытиям. Теперь, пожалуй, стоит познакомиться с миссис Феррис.

Выйдя из машины, я пошел по бетонной дорожке к бунгало. В дверях гаража появился парень, провожая меня неподвижным взглядом. Около дома на веревке было развешано белье. Нырнув под него, я постучал в облупившуюся дверь. После довольно долгого ожидания она открылась.

На пороге стояла плотная женщина небольшого роста. Она выглядела как человек, уже давно переставший получать удовольствие от жизни. Ее возраст трудно было определить: ей могло быть и двадцать, и тридцать лет. Крашеные светлые волосы висели отдельными прядями. Лицо опухло и покраснело от недавних слез. Твердые линии рта все еще сохраняли некоторое присутствие духа…

Она подозрительно посмотрела на меня.

– Что вам нужно?

Я приподнял шляпу.

– Мистер Феррис дома?

– Нет. А что вам от него нужно?

– Насколько мне известно, мисс Джером брала у вас машину. Мне бы хотелось поговорить с ним…

Женщина сделала шаг назад и хотела захлопнуть дверь.

– Его здесь нет, а мне нечего вам сообщить.

– Я могу уплатить за информацию, – поспешно сказал я.

– Сколько? – глаза женщины загорелись.

– Это зависит от сведений. Предельная ставка – сто долларов.

– Что вас интересует?

– Разрешите войти. Я вас долго не задержу.

Женщина колебалась, но алчность победила, и она отодвинулась от двери, пропуская меня.

– Входите. Только у меня не убрано.

Она провела меня в грязную, запущенную комнату. На полу лежал старый, вытертый ковер, мебель как будто была взята напрокат из лавки старьевщика. Женщина уселась на стул и взглянула на меня.

– Мальчишка на колонке сказал, что вашего мужа нет в городе, но я не поверил, – начал я.

– Мне неизвестно, где он. – Глаза женщины наполнились слезами. – По-моему, он удрал.

Я насторожился.

– Почему вы так думаете?

– Так как насчет денег? У меня нет ни цента…

– Вы их получите, если сообщите что-нибудь ценное.

– Можете не беспокоиться. У меня есть что рассказать. Они думают, что я ничего не знаю, однако они ошибаются. Я выдам их, если вы заплатите достаточно, чтобы мне можно было смыться отсюда.

17
{"b":"5940","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Царство льда
Синдром Джека-потрошителя
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Настоящая любовь
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Замок Кон’Ронг
Венецианский контракт
Замок из стекла