ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она взяла банкноту, сложила ее и спрятала под чулок.

– Что за свиньи эти мужчины! – презрительно сказала она и швырнула в угол окурок.

Глава 3

Я открыл дверцу «Бьюика», сел за руль и нажал на стартер. Майра молча закурила.

– Мы оставим Бертильо в покое? – спросила она бесцветным голосом.

– Выяснилось, что он сказал правду. – Я старался не смотреть на нее. – Ник расстался с ним в половине десятого.

– И провел час с этой уродиной? Очень мило! Надеюсь, он получил удовольствие.

Мы ехали по Монте-Верде-авеню.

– Он рискует жизнью, чтобы сохранить это в тайне от вас, – осторожно сказал я. – Это о чем-то говорит…

– А, заткнитесь! – взорвалась Майра. – Не защищайте его. Из-за него я столько пережила! Когда он сидел в тюрьме, я ждала его, когда он выходил оттуда, я встречала его у ворот, когда у него не было денег – а у него их никогда нет, – я его содержала; со вчерашнего вечера я из-за него не смыкаю глаз. А он обманывал меня, таскаясь к этой шлюхе в ее отвратительную комнатенку! Да еще платил за это!..

– Не стоит надрывать себе душу, – примирительно сказал я. – Да, он обманывал вас. Ну и что? Теперь вы можете бросить его. Вы свободны, и найдется сотня мужчин, чтобы утешить вас. Чего тогда переживать?

Она повернулась ко мне, глаза ее сверкали.

– Спускайтесь со своего пьедестала, детка, – усмехнулся я, – это вам не идет.

Она вздохнула.

– Наверное, вы правы: все мужчины одинаковы! Мне не повезло, что я влюбилась в негодяя. Но пусть только выберется из этой заварухи – я найду, что ему сказать! Я навсегда отобью у него охоту к блондинкам!

Я подъехал к ее бунгало.

– Отправляйтесь-ка спать. А мне нужно еще немного подумать.

– А показания этой блондинки помогут Нику?

– Нет. Ни полиция, ни суд не поверят ей, а других свидетелей нет. Ник понимал это.

– Значит, сегодняшний день прошел впустую?

– Да. Надо придумать что-нибудь новое. Я постараюсь держать вас в курсе дела. – Я открыл дверцу машины. – И не беспокойтесь. Все-таки мы сегодня добились определенного прогресса.

Майра коснулась моей руки.

– Спасибо за все, что вы сделали. Продолжайте начатое. Я все-таки хочу, чтобы этот негодяй вернулся.

Я подождал, пока она прошла к темному бунгало, потом выжал сцепление и отъехал от тротуара.

Глава 4

Когда я подъехал к своей хижине, фары моего «Бьюика» выхватили из темноты автомобиль. Выйдя из машины, я увидел сидящую за рулем Сирену Дедрик.

– Надеюсь, вам не пришлось долго ждать? – спросил я, недоумевая, что могло привести ее сюда.

– Пустяки!.. Мне нужно поговорить с вами.

Я открыл дверцу. Она вышла, закутавшись в малиновую шаль. Мы молча прошли через гостиную в зал. Я закрыл дверь и зажег торшер возле дивана.

– Кофе?..

– Нет, – коротко сказала Сирена, садясь и сбрасывая шаль.

Она выглядела ослепительно в белом платье, тяжелом от золотого шитья. На шее у нее сверкали бриллианты, левую руку украшал тяжелый браслет. Видимо, ей хотелось, чтобы я помнил, с кем имею дело…

Я налил виски и с удовольствием плюхнулся в любимое кресло. Я очень устал и всю дорогу от бунгало Майры до своего дома ломал голову над тем, как помочь Пирелли, но так ничего и не придумал. При виде Сирены мне, подозрительному по натуре, пришла в голову одна мысль. Решив, что она вполне резонна, я встал, подошел к стене и нажал на выключатель, после чего вернулся в свое кресло.

– Я переключил телефон из спальни сюда, – ответил я на вопросительный взгляд Сирены. – Итак, миссис Дедрик, чем могу быть вам полезен?

– Перестаньте вмешиваться в дело о похищении моего мужа!

Странно, но я не слишком удивился.

– Вы это серьезно? – переспросил я.

Она кусала губы.

– Конечно. Вы мешаете расследованию, суете нос в то, что вас не касается. Полиция арестовала подозреваемого, и я уверена, что это именно тот человек, который похитил моего мужа. Что же вас не устраивает?

Я закурил сигарету, выпустил к потолку струю дыма и заложил ногу за ногу.

– Пирелли не похищал вашего мужа, миссис Дедрик. К тому же он – мой друг, и я буду продолжать расследование до тех пор, пока не сниму с него все подозрения.

Сирена побледнела и сжала кулаки.

– Я вам заплачу за отказ от дела, – сказала она.

– Ничто не заставит меня бросить его.

– Вы можете сами назвать любую цену.

– Знаю. Но это меня не устраивает. Если вам больше нечего сказать, кончим на этом. Я устал и очень хочу спать.

– Пятьдесят тысяч долларов!

Я усмехнулся.

– Речь идет о человеческой жизни, миссис Дедрик. Если я брошу это дело, Пирелли пойдет в газовую камеру. Вы этого добиваетесь?

– Наплевать мне на вашего Пирелли! Если суд решит, что он виновен, значит, так оно и есть. Я дам вам пятьдесят тысяч долларов с условием, что вы на месяц исчезнете отсюда.

– Я не могу исчезнуть на месяц: я должен искать похитителей вашего мужа.

– Семьдесят тысяч!

– Чего вы боитесь? Почему вы так не хотите, чтобы я нашел виновных?

– Семьдесят пять тысяч!

– Что произошло с Дедриком? Может, вы обнаружили, что в похищении замешан ваш отец, и хотите спасти его репутацию? Или действуете из чисто эгоистических соображений, боясь, что все узнают, как вы обмануты торговцем наркотиками?

– Сто тысяч! – ее побелевшие губы дрогнули.

– Хоть миллион! – встал я, мне была противна эта торговля. – Не тратьте время даром, кончим с этим. Завтра у меня трудный день. Спокойной ночи.

Сирена тоже встала. Она была слишком спокойна. В таком состоянии от нее можно было ждать чего угодно.

– Еще одна попытка утихомирить вас, – сказала она с холодной улыбкой. – Двести тысяч!..

– Уходите, – сказал я, медленно открывая дверь.

Она не торопясь подошла к телефону, набрала номер и вдруг пронзительно закричала:

– Полиция! На помощь! Приезжайте сейчас же! – и, бросив телефонную трубку, с усмешкой повернулась ко мне.

– Хитро… – сказал я, садясь. – И что же вы мне инкриминируете? Изнасилование?

Сирена поднесла руку к вороту платья, изо всех сил рванула его. Потом расцарапала ногтями плечо, так что появились кровавые полосы, растрепала прическу… После этого она опрокинула столик и сдвинула ковер. Пока она возилась с мебелью, я подошел к телефону и набрал номер.

– Хэлло! – откликнулась Паула.

– У меня неприятности. Приезжай немедленно. Ты знаешь, что делать. Потом позвони Франкону и приезжайте вместе с ним в полицейское управление. Минут через пять меня могут арестовать по обвинению в изнасиловании. Миссис Дедрик уже обставляет сцену.

– Еду. – Паула положила трубку.

Я закурил сигарету.

– На вашем месте, миссис Дедрик, я бы еще спустил чулки и порвал трусики. Так будет убедительнее, – посоветовал я.

– Вы еще пожалеете! – прошипела Сирена. – Вам дадут два года за попытку к изнасилованию.

– А вот царапали вы себя напрасно, – заметил я. – В полиции проверят мои ногти и не найдут под ними вашей кожи.

С улицы донесся визг тормозов машины. Сирена снова дико закричала и, пошатываясь, бросилась на террасу. Я не двинулся с места. На садовой дорожке послышались шаги.

– Все в порядке, леди, мы здесь! – раздался мужской голос.

В дверях появился Мак-Гроу с револьвером в руке.

– Не двигайтесь, иначе буду стрелять! – грозно крикнул он.

– Не валяйте дурака! – Я небрежно стряхнул пепел на ковер. – Она вас разыгрывает.

– Да? Неужели? Встань и подними руки!

Я встал и поднял руки. Сержант осторожно подошел ко мне.

– Ну и ну! Ты, оказывается, еще и сексуальный маньяк! То-то ты всегда казался мне подозрительным.

Второй полицейский ввел, поддерживая, Сирену. Она рухнула в кресло. Царапины на ее плече кровоточили, и кровь алым ручьем стекала по белому платью. Вид у нее был более чем убедительный.

– Великий Боже! – изумился Мак-Гроу. – Это же миссис Дедрик! Надеть браслеты на этого мерзавца!

22
{"b":"5940","o":1}