ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возможно, ты прав, – проворчал Керман. – Моя девушка стоит мне уйму денег. По-моему, она думает, что я их печатаю. Однако при всем этом она милая и покладистая девчонка, а именно это мне всегда нравится в женщинах. Но беда в том…

В этот момент зазвонил телефон. Керман поднял голову и сердито посмотрел на аппарат.

– Не бери трубку, – предостерег он меня. – Наверное, это клиент.

– Вряд ли кто-то из клиентов позвонит в одиннадцатом часу, – успокоил я его, вставая с кресла. – Скорее всего это мое прошлое ловит меня.

– Тогда дай мне расправиться с ней. Я умею разговаривать с женщинами…

Я швырнул в него подушку и взял трубку.

– Алло!

Мужской голос спросил:

– Мистер Мэллой?

Такой баритон любую женщину сведет с ума. Он вызывал в их представлении образ красивого элегантного мужчины, которого они с удовольствием пригласили бы на чашку чая, пока муж на службе… Возможно, я ошибаюсь, но именно такой образ возник у меня, хотя я не был женщиной.

– Кто это говорит?

– Меня зовут Ли Дедрик. Я пытался дозвониться к вам в контору, но там, видимо, никого нет.

– Простите, но контора закрывается в шесть.

– И на том работа заканчивается, – пробормотал Керман, подкладывая подушку себе под голову. – Скажи ему, что ты болен и лежишь в постели.

– Но ведь у вас есть или должен быть дежурный, – довольно резко возразил мой собеседник.

– В данный момент вы и говорите с дежурным, – ответил я.

– О, понимаю, – наступила пауза, потом он произнес: – Мне бы хотелось, чтобы вы срочно пришли ко мне. Это очень важно…

Вопреки его властному тону у меня создалось впечатление, что он чем-то напуган. Его голос дрожал, дыхание у него было прерывистое.

– Объясните, что вы хотите от нас, мистер Дедрик, – спросил я, не обращая внимания на бурную жестикуляцию Кермана, которая сводилась к одному: брось трубку!

Наступило молчание.

– Несколько минут назад мне позвонили и предупредили, что сегодняшним вечером меня похитят. Наверное, это просто шутка, но я решил принять меры предосторожности. Случилось так, что именно сегодня в доме никого, кроме меня, нет. Есть шофер, но он филиппинец, так что в случае опасности помощи от него ждать не придется. Он просто сбежит…

Мне показалось, что он бредит.

– Зачем вас кому-то понадобилось похищать?

Снова пауза. Учащенное дыхание выдавало страх этого человека.

– Я муж Сирены Маршленд, – коротко ответил он. – Не тратьте время на бесполезные расспросы, приезжайте скорее. Удовлетворить свое любопытство вы сможете позже.

Мне не понравился его тон, да и не хотелось браться за это дело. Я работал весь день и предпочел бы вечер провести в обществе Кермана со стаканом виски, но преуспевающие люди должны всегда помнить о деле… Сирена Маршленд была четвертой среди богатейших женщин в мире.

– Где вы находитесь, мистер Дедрик?

– «Оушн-энд». Наверное, вы знаете, где это. Дом расположен в уединенном месте, и я хочу, чтобы вы примчались сюда на четвертой скорости!

– Понимаю. Будем у вас через десять минут.

– К дому ведет частная дорога. Ворота вы найдете открытыми. Собственно говоря, я только что приехал сюда…

Он вдруг замолчал. Я подождал немного, потом сказал в трубку:

– Алло!

Мне было слышно возбужденное дыхание моего собеседника, но он молчал.

– Алло! Мистер Дедрик!..

Дыхания тоже не стало слышно, наступила долгая пауза, а затем, после легкого щелчка, линия разъединилась.

Глава 4

«Оушн-энд» находился среди песчаных дюн, в трех милях от моего коттеджа. Его выстроил еще в 20-е годы какой-то миллионер. Ходили слухи, что ему так и не пришлось пожить там: окончив строительство, он обанкротился, застрелился и переселился в иной мир. Дом пустовал много лет, потом был куплен каким-то синдикатом и за большие деньги сдавался приезжим богатеям и знаменитостям, считавшим зазорным жить в гостинице. Поместье было роскошным и рекламировалось как «Мечта миллионера». В него входили огромный парк и плавательный бассейн, наполовину под открытым небом, наполовину под крышей. Архитектура самого дома была выполнена в стиле барокко. Его внутреннее убранство славилось прекрасными лепными украшениями и коллекцией произведений искусства.

Когда мы мчались на «Бьюике» по частной дороге, Керман сказал:

– Я всегда мечтал побывать в этом доме. Вот бы снять его хоть на неделю! Как ты думаешь, во что бы это мне обошлось?

– В сумму твоего десятилетнего жалованья, – осадил я его.

– Тогда лучше продолжать мечтать. А жаль! Живи я в таком доме, моя девчонка давно стала бы ручной.

– Знаешь, Джек, меня беспокоит история с этим парнем. Почему он повесил трубку посредине фразы?

– Ты же знаешь этих типов. Им не только говорить, им дышать лень…

– Мне кажется, кто-то вошел во время нашего разговора и ему не хотелось, чтобы этот «кто-то» слышал нас.

– Вечно ты делаешь из мухи слона! Держу пари, что ему просто надоело говорить с тобой. Богатым не нужно задумываться о манерах, поэтому он положил трубку…

Впереди показались широко распахнутые ворота поместья. Мы проскочили мимо них на полной скорости и понеслись по подъездной аллее, окаймленной высокими кустами рододендронов.

– Что мы спешим, как на пожар? – поинтересовался Керман.

– Мне кажется, Дедрик попал в беду, – ответил я.

Машина свернула на дугообразную аллею. Темная громадина дома возникла так неожиданно, что Керман вскрикнул. Я изо всех сил нажал на тормоза. «Бьюик» остановился, протестующе взвизгнув шинами, буквально в двух дюймах от балюстрады.

– Что ты остановился? – съязвил Керман, вытирая лицо платком. – Надо было въезжать прямо в дом! Ты же знаешь, я терпеть не могу ходить пешком.

– У тебя нервы ни к черту, – сказал я. – Слишком много пьешь.

Мы вышли из машины. Неподалеку от главного входа стоял огромных размеров черный «Кадиллак», не машина, а настоящий лайнер. Дом был погружен в темноту. Исключением была комната, дверь которой выходила на террасу.

– Позвоним или войдем так? – спросил Керман, показывая в сторону освещенной комнаты.

– Сначала заглянем внутрь. Пистолет у тебя под рукой?

– Да, можешь взять его, – великодушно заявил Керман, вкладывая рифленую рукоятку в мою руку. – Он только оттягивает мне карман.

– Ты просто хочешь войти туда после меня.

Мы прошли через террасу и остановились у двери. Керман слегка подтолкнул меня, и я вошел в большую комнату, обставленную в мексиканском стиле: пышные ковры на полу, развешенная на стене конская сбруя и седла, диваны возле окна и огромный пустой камин… На столе стоял телефон и стакан с нетронутым, казалось, виски. Вывалившийся из массивной хрустальной пепельницы окурок прожег полированную столешницу…

В комнате никого не было.

– Вот красота! – с восторгом воскликнул Керман. – Представляешь, каково здесь жить! Что будем делать дальше?

Я прошелся по комнате. Меня беспокоил сигаретный окурок и нетронутое виски. Керман подошел к камину, рассматривая мексиканское седло, и вдруг застыл.

– Посмотри! – воскликнул он.

Я подошел и увидел за диваном труп мужчины в черной шоферской форме. Во лбу у него была маленькая красная дырочка, на смуглом лице застыло выражение ужаса…

– Великий Боже, – сказал Керман довольно спокойно, – ну и испугался же я!

Я дотронулся до руки трупа. Она была еще теплой. Значит, шофера убили совсем недавно.

– Плохо дело, – резюмировал я. – Наверное, похитители приехали в тот момент, когда Дедрик разговаривал со мной по телефону.

– Думаешь, его похитили?

– Похоже на то. Вызови полицию, Джек. Нам здесь делать нечего! Как к нам относится Брендон, ты знаешь… Поднимется шум, если он узнает, что мы что-то разнюхали.

Направляясь к телефону, Керман вдруг остановился и прислушался:

– Кажется, машина…

Я вышел на террасу. Действительно, по дороге к дому на большой скорости приближалась машина. Я увидел свет ее фар через кустарник.

3
{"b":"5940","o":1}