ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уэддок, сэр.

– Вы служите у миссис Дедрик или у мистера Маршленда?

– У мистера Маршленда. Он на время передал меня миссис Дедрик, и я счастлив служить ей.

– Вы давно живете в этой семье?

Он улыбнулся.

– Пятьдесят лет, сэр. Двадцать лет я работал у мистера Маршленда-старшего и уже тридцать служу у младшего.

Этот разговор настроил нас на дружеский лад, и я спросил:

– Вы видели мистера Дедрика в Нью-Йорке?

Улыбка исчезла с лица старика.

– Да, сэр. Он останавливался на несколько дней у мистера Маршленда.

– Я не видал его, только разговаривал по телефону, но много слыхал о нем. Кажется, здесь нет его фотографии… Как он выглядит?

В глазах старика появилось неодобрение.

– Интересный джентльмен. Высокий, темноволосый, атлетического телосложения, с красивыми чертами лица. Вряд ли я смогу точнее описать его.

– Он понравился вам?

Лицо старика застыло.

– Не хотите ли посмотреть журналы, сэр? Возможно, ожидание покажется вам утомительным.

Итак, я получил ответ на свой вопрос – дворецкому Дедрик не понравился.

– Не беспокойтесь, для разнообразия иногда приятно посидеть ничего не делая.

– Хорошо, сэр, я дам вам знать, если будут хоть какие-нибудь новости.

Он удалился с достоинством, оставив меня одного в комнате, хранившей печальные воспоминания.

Я повернул голову к двери и увидел невысокого пожилого мужчину в элегантном белом костюме. Занятый своими мыслями, я не услышал его шагов и от неожиданности вздрогнул.

– Простите, я не хотел испугать вас, – сказал он приветливым, но каким-то рассеянным тоном. – Я не знал, что здесь кто-то есть…

Он вошел в комнату, снял шляпу и положил ее на стол. Я догадывался, что передо мной Франклин Маршленд, хотя сходства с дочерью не находил: толстые губы, морщинистое загорелое лицо и седые волосы делали его похожим на чисто выбритого Деда Мороза.

Я начал вставать с кресла, но он махнул рукой.

– Не вставайте, я тоже выпью с вами, – он посмотрел на часы. – Хотя обычно я не пью так рано.

Я ответил, что правила тем и хороши, что их приятно нарушать. Он не обратил внимания на замечание, но я понимал, что он вообще редко прислушивается к чьим-то словам.

– Вы тот самый парень, который передаст выкуп?

Я кивнул. Налив себе виски, он уселся напротив меня.

– Сирена поедет с вами?

Я снова кивнул.

– Я против этого, но к моему мнению она безразлична. – Он посмотрел на свои отполированные ногти. – Жаль, что я никогда не имел на нее никакого влияния. Я понимаю, старики надоедливы, но они могли бы помочь молодым, если бы те им это позволяли…

Мне показалось, что он говорит это скорее самому себе, поэтому я не стал кивать. Пауза длилась довольно долго.

– У вас есть пистолет?

– Да, но надеюсь, мне не придется пускать его в ход.

– Я тоже хотел бы надеяться на это. Позаботьтесь, чтобы Сирене ничто не угрожало.

– Конечно.

Он отпил виски.

– У этих парней неплохой аппетит. Полмиллиона долларов – сумма немалая.

– Риск тоже велик, – заметил я.

– Пожалуй. Как вы думаете, им можно верить?

– Не знаю. Я уже говорил миссис Дедрик, если он видел их…

– Да, она мне рассказывала. Вы правы. Мне приходилось читать о некоторых знаменитых похищениях последних лет. Кажется, чем больше выкуп, тем меньше шансов на возвращение похищенного.

Я понял, что он не такой рассеянный, как мне показалось раньше, и все же в его глазах было какое-то странное выражение.

– Это зависит от похитителей, – сказал я, встречаясь с ним взглядом.

– Мне кажется, мы не увидим больше Дедрика, – сказал он, вставая. – Конечно, дочери я не говорю это, но, по-моему, он уже мертв. Что вы думаете по этому поводу?

– Боюсь, что вы правы.

Он кивнул, и на его лице появилось удовлетворение. Энергичный и элегантный, он вышел из комнаты, напевая себе под нос далеко не похоронный марш.

Глава 4

Позвонили только около одиннадцати. Пятичасовое ожидание так измучило, что я готов был сам снять трубку параллельного телефона, но меня опередили. Разговаривали по аппарату, который находился наверху, вероятно, в комнате миссис Дедрик.

Я нервничал, хотя Дедрик ничего не значит в моей жизни. Представляю, как переживает сейчас Сирена…

Прошло несколько минут, и она появилась, одетая в элегантные черные брюки и меховой жилет. Уэддок сопровождал ее, держа в руках три свертка.

– Рудник Монте-Верде, – дрожащим голосом сказала она. – Вы знаете это место?

– Да. Это заброшенные серебряные копи недалеко от автострады Сан-Диего. Мы доберемся туда минут за двадцать. Преступники выбрали подходящее место.

В комнату вошел Франклин Маршленд.

– А о муже тебе сообщили что-нибудь?

– Он будет освобожден через три часа после передачи выкупа. Они сообщат мне об этом дополнительно.

Маршленд и я обменялись взглядами. Сирена схватила меня за руку.

– Вы думаете, они обманут меня?

– Мы полностью в их власти, миссис Дедрик. Нам приходится мириться с их условиями и полагаться только на их слово.

– Не лучше ли, дорогая, поручить доставку денег одному Мэллою? – спросил Маршленд. – А ты останешься дома и дождешься второго звонка.

– Нет!

Она даже не взглянула на отца.

– Сирена, будь благоразумна. Ведь они могут похитить и тебя. Мистер Мэллой вполне справится…

Она повернулась к нему вне себя от горя.

– Я поеду вместе с ним, и ничто меня не остановит! Можешь больше не притворяться. Я знаю, ты не хочешь, чтобы Ли вернулся! Ты ненавидишь его! Ты рад, что с ним случилось несчастье, но я верну его! Ты слышишь, я верну его!..

– Ты не понимаешь, что говоришь… – начал Маршленд, покраснев.

Сирена повернулась ко мне.

– Вы едете со мной?

– Как только вы будете готовы, миссис Дедрик.

– Тогда берите деньги и едем.

Она распахнула дверь и вышла на террасу.

Уэддок передал мне пакеты.

– Присматривайте за ней, сэр.

– Не беспокойтесь, – я криво усмехнулся и спустился с террасы к «Кадиллаку».

– Машину поведу я, – сказал я Сирене, бросив пакеты на заднее сиденье. – Подождите секунду, мне нужно взять пистолет.

Я подбежал к «Бьюику».

– Рудник Монте-Верде, – сказал я Керману. – Подожди пять минут, потом поезжай. И будь осторожен, Джек.

Керман что-то проворчал в ответ.

Я вернулся и сел за руль «Кадиллака». Сирена сидела на заднем сиденье, забившись в угол, и плакала. Взревел мотор, и машина тронулась, набирая с каждой секундой скорость. Я не обращал внимания на женщину, полагая, что ей лучше выплакаться. Когда мы проезжали по Оркид-бульвару, я сказал:

– Возьмите себя в руки и расскажите, что вам сказал похититель. Мне нужно все знать, чтобы не сделать ошибки.

Она привела себя в порядок и ответила:

– Деньги нужно оставить на крыше сарая, стоящего рядом с заброшенной шахтой. Вам известно, где это?

– Да. Что еще вам сказали?

– Свертки нужно положить в ряд, на расстоянии фута друг от друга. Оставив деньги, мы должны немедленно уехать.

– Это все?

– Да… И еще угрозы на случай ловушки.

– Они не подводили вашего мужа к телефону?

– Нет. А разве так делается?

– Иногда.

То, что преступники не дали Сирене поговорить с мужем, было плохим предзнаменованием, но ей не следовало об этом сейчас знать.

– Говорил тот же мужчина?

– Кажется.

– Хорошо. Знаете, что мы сделаем? Я остановлю машину перед воротами рудника и пойду к сараю. Вы останетесь в ней и пересядете за руль. Когда я вернусь, вы заведете мотор и поведете машину, но у начала Вентур-авеню притормозите немного, я выпрыгну, а вы поезжайте домой.

– Зачем вы это сделаете?

– Постараюсь увидеть похитителей.

– Нет! – она схватила меня за руку. – Мы сделаем все, что они сказали, иначе они убьют Ли.

– Ну что ж, деньги-то ваши!..

Проехав несколько миль по шоссе Сан-Диего, мы свернули на заброшенную дорогу, ведущую к руднику. Свет фар выхватывал из темноты кучи мусора по обочинам дороги и жесткие придорожные кустики. Здесь было пустынно и тихо, хотя совсем рядом проходила оживленная автострада. Наконец мы подъехали к ветхим воротам рудника. Бетонная дорога вела прямо к шахтному стволу, неподалеку от шахты стоял старый сарай, футов шесть высотой. Там в свое время помещался табельщик, отмечающий приход-уход людей на работу.

8
{"b":"5940","o":1}