ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну?.. Или тебя так и называть Вилли Шутником? Тебе очень подходит такая кликуха.

В ее глазах сверкнула ненависть.

– Я всегда была женщиной, – хрипло сказала незнакомка.

– Смелее, малыш! Чем ты занималась в доме Джорджа? Что ты знаешь о причинах его смерти? Он знал, что ты была женщиной?

– Да. И к тому же он знал, что я могу стрелять получше любого мужчины. И если бы ты не поймал меня на этот трюк с ковром, ты бы в этом убедился.

– Уже по тому, как ты держала пистолет, я понял, что ты отменный стрелок. Вот и пришлось воспользоваться деталями интерьера.

Она сделала попытку встать, но я ее пресек.

– Лежи спокойно и отвечай на вопросы.

– Но хотя бы сесть-то я могу?..

Что-то в ее тоне меня насторожило. И вовремя: в тот же момент она прыгнула вперед, целя ногами мне в лицо.

Волей-неволей, мне пришлось вступить в схватку. Она оказалась на редкость упорным противником. Все же мне удалось прижать ее к полу. Рукопашная схватка навела меня на другие мысли, и я начал с ней совершенно другую игру. Она отнеслась к этому совершенно равнодушно.

Поднявшись и приведя себя в порядок, я вытащил револьвер и с нажимом сказал:

– Или ты заговоришь, или очутишься там же, где и твой подопечный, Джордж. Кто ты? Какую роль в убийстве Джорджа сыграли Берроу, Герман Грант и Тони Кастелло? Так это ты, Сэм и лысый отволокли Глорию в шахту? Именно ты звонила Глории и угрожала расправиться с ней? Вела двойную игру, делая вид, что охраняешь Джорджа, а на самом деле тайно подготовила убийство? Ты убила его? Ради чего? Почему?

– Грязная ищейка! Ничего я не скажу.

– О каком трупе спрашивала тебя Лиза Гордон? Что вы должны с ним сделать? Чей это труп?

Я поднял револьвер и чуток надавил на спуск.

– Так ты мне, выходит, угрожаешь? Дебил, ты еще не знаешь, с кем связался! Да, я проиграла, признаю, но умру не по твоей прихоти. – Она, как лезвием бритвы, провела ногтями правой руки по груди, и в том месте, где она царапнула, выступили две капельки крови. Хриплое карканье вырвалось из ее горла, я едва понял, что она сказала:

– Скоро ты отправишься вслед за своим другом и мной на тот свет. Идиот! Да я бы тебя… – фразу она не закончила. Тело ее задрожало, глаза закатились. В них уже не было и искры мысли. Кожа начала быстро чернеть. Тело ее конвульсивно вздрогнуло и упало к моим ногам. Я не мог поверить своим глазам…

Глава 9

Крепко держась за руль, я направлялся на Самсет-бульвар, с содроганием вспоминая смертоносные ногти, которые могли вонзиться и в мою физиономию. Бог мой, вот это фанатичка! Но, надо отдать ей должное, она поняла, что не сможет меня остановить и предпочла смерть, нежели что-либо мне сказать. Мне чудом удалось избежать ее смертоносных когтей… А вот здесь стоило о многом подумать. Ведь покушение на меня, результатом которого предполагался летальный исход, совершила тоже женщина! А вдруг это была именно она? И все же здесь что-то не стыкуется. Зачем она переоделась, – чтобы ее невозможно было узнать? А ее слова: «Да я бы тебя…»? Какую игру она вела? В чем я не сомневался, так это в том, что она прекрасно знала Лизу Гордон. «Ах ты, черномазая лицемерка!» – со злостью подумал я о ней. Но это были не более чем домыслы. Я до сих пор не мог найти ту невидимую связь, которая соединяет всех участников этой кровавой драмы: незнакомку, скрывавшуюся под именем Вилли Шутник, толстого лысого Красавчика Китаезу, Тони Кастелло, Сэма Берроу, Германа Гранта, Лизу Гордон, Мару.

Кстати, о Лизе Гордон: уж теперь-то, надо думать, она никуда не денется и ответит на мои вопросы.

Она с удовольствием захлопнула бы передо мной дверь, но просто не успела это сделать. Я интуитивно понял, что Лиза чем-то напугана. И это что-то явно не было связано с моим появлением. Это было видно хотя бы по тому, как она прижимала к груди полотенце, как вздрагивали ее полные губы. Приглядевшись повнимательнее, я понял: она в ужасе!

– Итак, пытаясь вести свою игру, ты слегка переиграла, и сейчас старушка с косой и будильником уже стоит за твоей спиной? – с фальшивым весельем начал я. – И куда же это ты исчезла, когда в твоем саду был обнаружен почерневший труп девушки? Кстати, кто она?

– Мне было страшно… – пробормотала она, действительно не пытаясь скрыть страха.

– Вот как? И я знаю, почему. Ведь ты знала убийцу. Не скажешь мне его настоящее имя?

Лиза не ответила. Она упрямо смотрела поверх моей головы на кроны деревьев, словно ожидая чьего-то появления. Неужели кто-то прячется в саду?

– Давай-давай, бэби, – я сделал шаг к ней. – Пора нам поговорить в открытую об этой истории. Время не ждет.

– Но я ничего не знаю, клянусь!

– Ай-яй-яй, да вы только посмотрите на нее! У нее в саду «завалили» человека, и она не имеет об этом никакого понятия! Бывает же такое! – рявкнул я сержантским голосом. – Отвечай! Кто убил ее? Герман, который якобы является твоим мужем, или фальшивый Вилли Шутник, который на самом деле женщина?

Глаза Лизы удивленно округлились.

– Ну-ну! Неужели ты думала, что я не догадаюсь о твоей связи с так называемым Вилли? Вот уж к кому идет кличка! Действительно, Шутник! Или Шутница? Да и ты еще та проказница! Герман хотя бы в курсе, что вы вытворяете, когда его нет дома?

Продолжая болтать, я искоса глянул в сад: а вдруг тот, кто находился там, не только наблюдает за мной, но и слушает наш разговор? Вдруг там притаился Герман Грант? Вот уж с кем бы я хотел познакомиться!

– Убитую девушку звали Меллиса Нельсон. Она была массажисткой. Время от времени она приходила ко мне…

– Понятно, – я откровенно издевательски рассмеялся. – Догадываюсь, что именно она тебе массажировала!

– Сволочь! – Лиза сделала попытку ударить меня по лицу.

Но я был готов к подобной реакции и, перехватив ее руку, тут же применил болевой прием. Полотенце упало, обнажив полные, шоколадного цвета груди с большими серыми сосками.

– Вот это да! Сразу надо было с этого начинать! – воскликнул я, пятерней левой руки накрыв ее правую грудь.

– Не смей! – оттолкнув мою руку, Лиза вновь прикрылась полотенцем.

– Ой-ой-ой, какие мы нежные! Ха-ха! Так вот, у меня выдалась свободная минутка, и я навел о тебе справки. Вначале ты работала в борделе, а затем начала промышлять самостоятельно. Штучки ты, говорят, выделывала – суперкласс! Так что твой внешний вид вполне соответствует внутреннему содержанию.

Пожав плечами, она отбросила полотенце в сторону.

– И все же, вернемся на грешную землю. Как звали твою подружку, которая так мастерски переодевалась мужчиной?

– Меня ее имя никогда не интересовало. Я ее знала только под именем Вилли Шутник.

– Это уж точно! Мужское имя ей подходило больше. Я попробовал слегка позаниматься с ней, как с женщиной, но с большим успехом я мог бы проделывать такие штучки с бревном. А ведь с мужской точки зрения, она была очень даже хороша. Но разве дано мужчине понять лесбиянку! Их психология выше понимания особ противоположного пола… Кстати, за что же вы убили Мелиссу Нельсон? И где в настоящий момент прячется якобы твой муж?

– Но зачем он вам нужен?

– Это уж, поверь, мои трудности. Ты разве не знала, что он, в компании с себе подобными, пытался убить Глорию Калливуд? Ведь ты из кожи вон лезла, чтобы показать, как ее ненавидишь.

– Она хотела отнять у меня мужа!

– Я сейчас просто кончусь от смеха! Врать надо меньше. Тебе вообще не нужны мужчины. Тем более такие патлатые и безмозглые, как Герман Грант. И к тому же у Глории вряд ли был роман с этим светловолосым шимпанзе.

– Не надо песен! Кроме Германа, в ее постели побывали и Сэм Берроу, и какой-то актер, снимавшийся в фильме по ее сценарию.

Я подумал о Глории, которая находилась под присмотром Клер в своей спальне на улице Сан-Педро. Неужели все сказанное этой лесбиянкой правда? Я просто отказывался верить этому.

13
{"b":"5941","o":1}