ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стоило лишь слегка приподнять забрало, как моему удивленному взору предстало изуродованное лицо Мары.

В моей несчастной отбитой голове начало кое-что проясняться. Еще не совсем до конца, но я стал кое-что нащупывать относительно мотивов убийства. Хотя для меня по-прежнему пока было полной загадкой то, от кого могли исходить приказы об устранении всех этих людей. Но, по крайней мере, я сейчас знал, что делать. Прежде всего нужно было идти в криминалистическую лабораторию полиции Лос-Анджелеса.

Поскольку была поздняя ночь, дежурный офицер не проявил особого энтузиазма, услышав, что мне срочно нужен эксперт-криминалист.

Вскоре появился заспанный субъект, который, буркнув: «Доктор Лестре», – выжидательно уставился на меня. Я едва не рассмеялся. Передо мной стояла настоящая обезьяна: заросшая волосами, кривоногая да еще при этом и в очках. Но я вовремя спохватился и сказал:

– Я частный детектив Ник Бакстер. Лейтенант Мэрфи мой друг.

– Слушаю вас, – проворчал эксперт.

Я вытащил из кармана носовой платок со следами губной помады и вкратце объяснил, что мне нужно.

Особого восторга он, разумеется не проявил, но платок взял без лишних слов. Я же поехал на виллу Глории Калливуд за телефонным справочником.

Это отняло у меня порядочно времени. После этого я вновь поехал в госпиталь. Не ставя никого в известность, я прямиком направился к палате Глории. За то время, что я отсутствовал, здесь ничего не изменилось, разве что полицейский, охраняющий дверь, перешел в следующую стадию глубокого сна, начав жутко храпеть.

Я бесцеремонно растолкал его. Он уставился на меня недобрым взглядом.

– В чем дело? – проворчал он, причмокивая губами.

– Ну и сон же у вас! – искренне сказал я.

Коп нахмурился.

– Что вы такое несете? Какой сон?

– Но я же только что разбудил вас. Вы так сладко спали…

– Что? – Он сжал кулаки, его лицо покраснело. – Тебя давно били?

– О чем это ты, приятель?

– Какой я тебе приятель, кретин!? Я с тобой даже не знаком.

– Извини. Мы и вправду не знакомы. Но все равно ты спал, охраняя женщину, обвиняемую в двух убийствах.

Видя, что полицейский полон решимости врезать мне в челюсть, я быстро добавил:

– Доктор Кук и медсестра тоже видели это! А вдруг об этом факте узнает лейтенант Мэрфи?

Тот сразу как-то сник и задумчиво поскреб двухдневную щетину на подбородке.

– О'кей. Что тебе нужно, приятель?

– Доказать, что тебя обманули.

– А яснее ты сказать не можешь?

– Уверен, когда ты только появился здесь, так сразу попросил чего-нибудь попить. Ведь здесь действительно очень жарко.

Коп задумался, потом хлопнул себя по лбу.

– Верно, черт побери! Стакан воды… Мне дала его такая симпатичная медсестра…

– Клер, – подсказал я.

– Верно.

– И ты уснул, так как в воде было растворено сильнодействующее снотворное. Ты еще должен возблагодарить Господа, что это был не яд.

Полицейский побледнел.

– Послушай, – примирительно сказал он, – я не так молод… Мне скоро на пенсию. Я не хотел бы…

– Все можно исправить.

– Каким образом?

– Расскажи лейтенанту Мэрфи все, что с тобой произошло. Тем самым ты здорово поможешь мне. А пока поверь мне на слово и проверь цепь, которой прикована миссис Калливуд.

Мы вошли в палату и через минуту я убедился, что цепь действительно в полном порядке.

Полицейский нахмурился.

– Ты что, разыгрываешь меня? Убедился? Здесь все в порядке!

– Это еще ни о чем не говорит. У тебя могли украсть ключи.

Он еще больше нахмурился.

– Вечно вы, частные ищейки, морочите нормальным людям голову.

– Неужели? Тогда зачем тебя усыпили, – чтобы полюбоваться твоей небритой рожей? Слушай внимательно…

Минуты три я инструктировал его, после чего ушел, оставив на пару с Глорией.

Мне казалось, что единственным человеком, который не спал в этом госпитале, был я. Ради маскировки напялив белый халат, я прошел по всем коридорам и вскоре обнаружил заспанную, но чертовски красивую медсестру. Она испуганно смотрела на меня, пытаясь привести себя в порядок.

– Вы не видели Клер? – спросил я. А для солидности добавил: – Я ваш новый доктор… Тревор. Мне она обещала сделать анализ, но, как мне кажется, она об этом забыла.

– Она отдыхает.

– А вы не могли бы ее позвать?

Сообразив, что я не собираюсь ее ругать, она кокетливо заявила:

– Но, доктор… У меня столько работы…

– Ну-ну… О'кей, я схожу сам. Где ее искать?

– На четвертом этаже… Психиатрическое отделение. Кабинет 229.

Я поблагодарил девушку и непринужденно удалился.

У спящей Клер был такой беззащитный вид, что у меня дрогнуло сердце. Медсестры спят, обычно не закрывая дверь на ключ. Видимо, у них такая привычка. Прикрыв дверь, я тихо подошел к кровати.

– Клер!

Она что-то пробормотала во сне.

– Клер, дорогая, проснись. – Я осторожно потряс ее за плечо.

Она мгновенно проснулась и, узнав меня, вздрогнула и побледнела.

– Ты… ты… – запинаясь произнесла она и замолчала, увидев в моей руке револьвер.

Она попыталась было удрать, но я прижал ее к кровати.

– Что такое? – злобно закричала она. – Вы что, с ума сошли?

– Спокойно, – я сделал шаг назад, не опуская, впрочем, револьвер, направленный ей в лоб. Левой рукой я извлек из кармана носовой платок. – Вот на этом платочке твоя губная помада. Именно этой помадой была подчеркнута фамилия Тони Кастелло в телефонном справочнике на вилле Глории.

– Ну и что? Твои дела меня совершенно не интересуют.

– Неужели? Так уж и совершенно, – съязвил я. – А вот мне кажется, интересуют… И очень даже. Ведь это именно ты убила Тони Кастелло! И руки ему отрезала тоже ты! Ведь ты медсестра и прекрасно знаешь анатомию. Так что правильно укоротить руки для тебя – пара пустяков. И, заметь, губная помада действительно твоя, я только что получил на этот счет заключение криминалиста. Дело в том, бэби, что я закрыл телефонный справочник, после того, как узнал номер телефона Тони Кастелло. И уж, во всяком случае, не я подчеркивал его фамилию. Просто не имею дурацкой привычки делать такое. И вдруг я возвращаюсь и нахожу раскрытую книгу с подчеркнутым именем. Признаю, сначала я не придал этому значения. Что печально, мне понадобилось время, чтобы найти такси, да и на поиски дома бедняги Кастелло, знаешь ли, тоже ушло порядком времени. Ты же, узнав адрес, взяла машину Глории и добралась туда гораздо быстрее, так как прекрасно знаешь Лос-Анджелес.

– Да у тебя точно крыша поехала! – воскликнула Клер. Ее голос был тверд, но страх явно читался в ее глазах. – Что общего между мной и Тони Кастелло?

– Он был готов сообщить имя того, кто убил Джорджа Калливуда. Перед этим он написал письмо убийце, шантажируя его тем, что сообщит его имя полиции. Он требовал денег за молчание…

– Но ведь именно он был телохранителем Калливуда!

– Вот-вот! Но он и был тем единственным человеком, кто видел убийцу, который, кстати, дал ему приличную сумму денег. Но Тони, окончательно потеряв голову от жадности, потребовал нереального. Так вот, чтобы умерить его аппетит, к нему и послали человека. Да еще такую красавицу, как вы… Дальнейшее нетрудно предугадать. Приговор ты привела в исполнение немедленно, учитывая, что я вот-вот должен приехать, дабы повидать Тони.

– Да-а, вам бы детективы писать! То-то бы прославились. К тому же и работа поспокойнее. И каков же мотив всех остальных убийств?

– Всему свой час, бэби. Придет черед и этого…

– Ну, это вряд ли! У тебя просто времени не хватит, Бакстер! – Я узнал голос доктора Кука. Медленно повернув голову, я увидел, что он стоит в дверном проеме, целясь в меня из револьвера тридцать восьмого калибра. При любом моем движении он был готов засадить в меня пулю, не колеблясь.

– Боже мой! Милейший доктор, так вы примчались сразу же, как только узнали, что по госпиталю разгуливает никому не известный новый врач? Похвальное служебное рвение!

18
{"b":"5941","o":1}