ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я не мог опознать своего друга. Он лежал на постели с раскинутыми руками, и гримаса, застывшая на лице, говорила о том, что умер он в жестоких мучениях. Само лицо было черным. Я невольно отшатнулся, словно внезапно увидел кошмарное привидение.

Повернувшись, я вышел, стараясь ступать как можно тише, в коридор. Мы вновь спустились в гостиную. Мара подала кофе.

За кофе Глория вкратце сообщила о случившемся. По ее словам, она вернулась сюда только вчера, получив от Мары телеграмму. К этому времени Джордж не выходил из дома уже дней десять. В последнее время он начал получать письма с угрозами, так что был вынужден нанять телохранителей. Он воспользовался услугами мужа Мары и пригласил еще двух каких-то подозрительных субъектов, которых Глория никогда раньше не видела. Все эти бездельники, по ее словам, сидели в холле, пили пиво, играли в карты и сквернословили, сопровождая каждую реплику оглушительным хохотом. Джордж твердил, что его все равно убьют, так что никакая охрана не поможет.

– А где сейчас эти люди?

– Вы думаете, что кто-то из них убил Джорджа? – сразу же спросила Глория, не спуская с меня взгляда черных глаз.

– Я это не утверждаю. Но мне хотелось бы переговорить с ними. Причем, с каждым в отдельности.

– Они исчезли сразу после смерти Джорджа.

– Как это?

– Так. Я их больше не видела.

В гостиную вошла Мара.

– Вас к телефону, миссис.

Глория побледнела.

– Кто бы это мог быть?

Я взял ее за руку, чтобы придать уверенности.

– Ничего не бойтесь, Глория. Узнайте, что от вас хотят.

Когда она выходила из помещения, я смотрел ей вслед. У нее была прямая спина, а походка… Может быть, особую прелесть этой женщине придавало то, что она ходила на высоких каблуках. Мне всегда нравились женщины на высоких каблуках. Особенно обладательницы прекрасной фигуры.

Мара стояла рядом, напустив на себя загадочный вид, словно что-то знала, но до поры до времени скрывала. Интересно, почему это она не сбежала со своим мужем? Я, кажется, уже упоминал, что у нее большая грудь. Но, присмотревшись более внимательно, отметил, что она все же излишне великовата. Лицо служанки было приятным, несмотря на толстые губы, а кожа чистого шоколадного цвета.

Стоя рядом с ней, я думал о трупе Джорджа в соседней комнате.

– Послушайте, Мара, а что заставило вашего мужа скрыться?.. Кстати, как его зовут?

– Сэм. Сэм Берроу. Но я совершенно не понимаю, почему он скрылся. Хотя, – она пожала плечами, – он всегда был со странностями.

Я подошел поближе.

– Я сказал «скрыться». Почему же вы говорите «был»?

– Я не знаю… Он…

Наш разговор был прерван появлением Глории. Ее и без того бледное лицо стало зеленым. По всему был видно, что она смертельно напугана. Она нервно потирала рука о руку.

– Вы так взволнованы. Что еще случилось?

Глория со страхом смотрела на меня.

– Я ничего не поняла. Видимо, голос изменили.

– Или накрыли микрофон платком, – подсказал я. – Но вам что-то все же передали. Постарайтесь вспомнить слово в слово.

– Только это: «Теперь твоя очередь. Ты сдохнешь и будешь точно такой же, как муж». – Она задрожала.

– И больше ничего?

– Нет, ничего… Ах, да! – Она сделала паузу, затем сказала: – Вот еще что: «Помни о крокодилах». – В ее глазах читались страх и полнейшее недоумение.

– Что еще за крокодилы?

– Понятия не имею.

– И все же, неужели это вам ничего не говорит?

– Ни… ничего, – она упала на диван и громко разрыдалась.

Я подошел к ней и положил руку на плечо.

– Успокойтесь, Глория. Не надо так расстраиваться. Вначале вы показались мне такой выдержанной женщиной. Почему же теперь так расклеились? Не надо преждевременно впадать в панику. Я найду убийцу вашего мужа, можете не сомневаться. Я хочу поговорить с вами. Но, пожалуйста, постарайтесь воздержаться от слез. Вы в состоянии отвечать?

Рыдая, Глория придвинулась поближе ко мне, и я почувствовал ее горячее дыхание на своем лице. Я обнял ее за плечи, начав поглаживать по голове. Я чувствовал себя не в своей тарелке, находясь в не совсем привычной для меня роли утешителя жены лучшего друга. Мара стояла возле двери, ожидая приказов хозяйки.

Я повернулся к ней.

– Мы поговорим позже. А пока займитесь какими-либо делами.

Не произнеся ни слова, она повернулась и исчезла.

– Это ваша единственная прислуга, не считая пропавшего Сэма? – спросил я Глорию, которая вытирала глаза микроскопическим носовым платком.

– Нет. Есть еще кухарка Амалия Драймонд и садовник Герман Грант. Но он тоже… вместе с Сэмом…

– Я их найду. Позже я переговорю с Марой. Если вам не трудно, расскажите, как умер Джордж.

– Да, собственно, и рассказывать нечего. Я была на работе. Мара услышала, как он закричал нечеловеческим голосом, примчалась к нему в комнату… И нашла таким, каким вы его видели.

– Вы спите в общей спальне или у вас своя комната?

– Своя. Он так хотел. Джордж говорил, что слишком долго был холостяком, поэтому уже не может спать спокойно еще с кем-то в комнате.

– С кем-то? Но ведь вы его жена…

– Видите ли, он был своеобразным человеком. Я мирилась с его странностями. Как вы сами понимаете. Корея во многом изменила Джорджа, оставила неизгладимый след в его душе.

– Да, это действительно так, – кивнул я, вспоминая все, что мы пережили на этой глупейшей войне. – Война на многих повлияла, и далеко не таким уж положительным образом.

– Я его хорошо понимала, а потому не противоречила ни в чем.

– Простите, вы его сильно любили?

На какую-то долю секунды она задумалась, потом ответила:

– Трудно сказать. Джордж был каким-то нелюдимым и относился к тому типу мужчин, которые мне, в общем-то, не очень нравятся.

– И вы все же вышли за него замуж?

– Женщины чувствуют одиночество сильнее, чем мужчины, и поэтому иногда вступают в трудно объяснимые для себя и других браки. Да, наш союз удачным никак не назовешь, но это стало ясно лишь после того, когда мы уже прожили вместе достаточно долго.

– В последнее время он не говорил вам, что ему угрожают?

Она с недоумением посмотрела на меня.

– Он вам говорил о возможном покушении на него? – уточнил я.

– Нет. Как-то, правда, упомянул, что получает письма с угрозами. Упоминал и о телефонных звонках…

– Кто мог быть заинтересован в его смерти?

– Никто.

Я сделал паузу и посмотрел ей прямо в глаза.

– Даже вы, Глория?

Она вздрогнула, ее глаза расширились от удивления. Не возмущения, не оскорбления, а именно – от удивления. Она готова была что-то сказать. Не очень приятное для меня, надо полагать.

– Спокойнее, Глория. Не забывайте, ведь я – частный детектив. К тому же еще и друг Джорджа. Мне нужно получить конкретные ответы на все вопросы и я не хочу упустить ни единой, даже пустяковой детали.

– Чтобы убедиться, что я не имею к этому кошмару ровно никакого отношения?

– Именно. Я хочу быть на шаг впереди полиции, когда она начнет расследование дела.

– Они приходили сюда уже трижды. Некий лейтенант Мэрфи. Он задавал мне примерно те же вопросы, но у меня сложилось впечатление, что он тоже совершенно ничего не понимает. – Она горько улыбнулась. – Так обстоят дела, Ник.

– Я пытаюсь войти в курс этого дела. И вопросы, поверьте, задаю далеко не из праздного любопытства.

– Я понимаю. Когда я вышла замуж за вашего друга, он был практически нищим. Вам интересно, откуда и как у него вдруг появилась эта роскошная вилла, слуги и тому подобное? Ведь в последнее время ему не надо было заботиться о хлебе насущном, за что он боролся изо дня в день в прошлом.

– Вы не слишком-то высокого мнения о нем, – пробурчал я.

– Почему же… Скорее, это вы не слишком справедливы ко мне, приставая с такими вопросами.

Она поднялась, пристально глядя на меня. Затем медленно, покачиваясь на каблуках, медленно произнесла, делая ударение на каждом слове:

3
{"b":"5941","o":1}