ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лейтенант так и не переменил позы. Глория смотрела на него не отрываясь. Чувствовалось, что она очень взволнована.

Даже принимая во внимание высокую должность Мэрфи и его еще более высокую самоуверенность, он не мог серьезно навредить мне, даже если бы и захотел. Ну, а что касается неприязненного отношения копов к частным детективам, так это не являлось для меня свеженькой новостью. Все выдавало неприязнь этого человека ко мне: манера задавать вопросы, взгляд. Наконец, когда все вопросы были исчерпаны, он заявил:

– Вы свободны. И все же я попрошу вас оставить письменное описание всего происшедшего.

Я дал ему адрес Глории, так как она сама настояла на этом, из чего можно было сделать вывод, что она настаивает на моем постое в ее доме, и на то, что я буду гарантом защиты ее жизни.

– Что вы намереваетесь делать сейчас, Ник? – спросила Глория, едва мы вышли из полицейского участка.

– Еще не решил. Мне бы очень хотелось поговорить с Лизой Гордон. Уж очень подозрительно это ее исчезновение. Вы в самом деле не знали, что она жена Германа Гранта?

– Понятия не имела.

Мы замолчали, наблюдая за интенсивным движением машин. Из моей головы не выходили оскорбления в адрес Глории. Особенно тот момент, когда Глория едва не набросилась на Лизу. Здесь что-то не так… Но что? Я не мог пока объяснить этого, но смутно догадывался, что в словах Лизы была если не вся правда, то, по крайней мере, добрая ее половина. Глория, видимо, поняла, какие проблемы меня мучают, потому что сказала слегка хрипловатым голосом:

– Надеюсь, вы не поверили этой… женщине?

– Забудьте… Мало ли что может наговорить разбушевавшаяся фурия. Я все же попытаюсь ее отыскать. Мне кажется, она многое знает.

– А сейчас куда вы направитесь?

– Есть один человек, который заждался меня. Пришло время нанести ему визит.

Вернувшись на виллу, я отправился на поиски Мары. Я нашел ее в домике в саду. После нескольких моих вопросов она не выдержала и с ненавистью сказала:

– О'кей, Сэм не хотел, чтобы вы искали его. Но раз вы настаиваете, я скажу, где его можно найти: на улице Всех Святых есть гараж, Сэм подрабатывает там.

– Понятно. Но почему вы не сказали об этом, когда мы разговаривали в последний раз?

– Сэм пригрозил, что, если я проболтаюсь, он вздует меня.

– Муж убьет вас?

– А это уже мои трудности.

– Для чернокожих служанок вы не слишком болтливы.

– Не все чернокожие такие, какими вы их хотите видеть. Да и времена расизма, между прочим, давно прошли, мистер Бакстер!

– Никогда не ходил в расистах, – попытался я взять ее за подбородок, – скорее даже наоборот… – В следующее мгновение я оказался на полу. Вот это да! Негритянка классно применила традиционный прием каратэ – «низко стелющийся лист»!

Когда я поднялся, потирая затылок, Мара все еще стояла в боевой стойке, слегка оскалив зубы.

– Это тебе урок на будущее, – прошипела она. – Если попробуешь еще хоть раз ко мне прикоснуться, все кости переломаю.

Криво улыбаясь, я шутливо продемонстрировал, что сдаюсь.

– Урок понял. – Но некоторую злобу на эту шуструю бестию я все же затаил.

Резко развернувшись, Мара вышла, хлопнув дверью.

Глава 4

До улицы Всех Святых я добрался за несколько минут. Издали увидев большой гараж, о котором говорила Мара, я въехал на его территорию прямо в машине. Не успел я открыть дверцу, как навстречу мне вышел мужчина высокого роста с квадратными плечами и сплющенным носом. Его рожу украшал длинный шрам от глаза до подбородка. Если бы я не вел расследование, то расхохотался бы от души, увидев такую откровенно гангстерскую физиономию: типичный громила из фильмов времен «сухого закона».

Внимательно глядя на меня бледно-голубыми глазами, он произнес:

– Что угодно мистеру?

Я присмотрелся к нему повнимательнее. Хотя на нем была и рабочая одежда, выглядел он все же достаточно элегантно для простого рабочего, если вообще можно говорить об элегантности в рабочей робе. Но что больше всего меня насторожило, так это то, что на робе не было ни единого масляного пятнышка, а из нагрудного кармана не торчал традиционный гаечный ключ.

– Мне хотелось бы поговорить с Сэмом.

– А кто это, Сэм?

– Сэм Берроу, шофер миссис Калливуд. Он у вас подрабатывает.

Он посмотрел на меня таким взглядом, что человек с более слабыми нервами просто грохнулся бы в глубокий обморок. Но я видывал и не таких! Подобный взгляд бывает у людей по нескольку раз оттянувших длительный срок, конечно, не за мелкое хулиганство или за назойливое приставание к прохожим в дневное время. Нет, типчиков, подобных ему, можно арестовать только с дюжиной копов, вооруженных машинганами, а не какими-нибудь изящными хлопушками 38-го калибра.

Иного языка такие не понимают.

– Сэм! – заорал верзила. – Вали сюда, к тебе пришел какой-то тип.

– Слышь, обезьяна, я не тип, а такой же американец, как и ты.

– Ну да? – искренне изумился громила. – А я и не заметил. И что же тебе нужно такое от Сэма?

– Об этом я скажу лично ему, если ты, конечно, не против.

– Плевать мне на тебя и на то, что ты тут будешь спрашивать. Я здесь хозяин, и мне с детства не нравится рожа копа. Усекаешь?

Ответить я не успел. Из-за большого «крайслера» метнулась тень, и послышался топот ног бегущего человека. Не раздумывая ни секунды, я бросился за ним и быстро настиг негра в промасленной робе. Довольно невежливо я схватил его за руку и спросил:

– Сэм Берроу, если я не ошибаюсь? Мне хотелось поговорить с вами на интересующую меня тему, но я не понимаю, почему вы сразу бросились наутек?

Негр был крепким и довольно симпатичным парнем.

– Для начала отпустите руку, а не то как бы Вам потом не пожалеть, что меня схватили.

Я моментально вспомнил о жене Сэма и тут же отпустил его.

– Хорошо, Сэм. Ответьте мне на пару вопросов.

– Вы кто такой?

– Я Ник Бакстер, частный детектив. Но прежде примите к сведению, что я друг Джорджа Калливуда. Бывший друг, так как сейчас Джорджа нет в живых. Это отнюдь не означает, что я как приятель поплачу и не стану искать убийц? Нет! Я приехал сюда с твердым намерением…

Но негр, видимо, был не очень склонен выслушивать мои сантименты. Резко толкнув меня, он бросился к лестнице в глубине гаража. Но на сей раз я был готов к чему-то подобному, а потому удержался на ногах и сразу же возобновил гонку. Он перескакивал через три ступеньки, а я через четыре, так что расстояние между нами быстро сокращалось. Я уже было собрался прыгнуть на него, как вдруг открылась дверь лифта на площадке и появился человек со шрамом. За ним маячили фигуры еще двоих, державших в руках велосипедные цепи. У красавца со шрамом был зажат в руке небольшой ломик.

– Благодарю за столь трогательную встречу, ребята, – я перевел дух и старался выиграть время.

Троица надвигалась на меня в грозном молчании, не предвещавшем ничего хорошего. Я стоял, ожидая дальнейшего развития событий. Наконец, красавец со шрамом подошел на расстояние прямого удара. Я, не дожидаясь конкретных действий с его стороны, сделал обманное движение правой рукой, и когда он автоматически попытался блокировать удар, левой ногой изо всех сил врезал ему в промежность. Удар был настолько силен, что буквально поднял его в воздух. Падая назад, он подмял под себя парочку с велосипедными цепями.

Не давая им возможности опомниться, я нанес одному из них удары по ребрам и горлу, и когда он красноречиво захрипел, сосредоточил свое внимание на последнем, успевшем к этому времени подняться на ноги. Из лифта выскочил еще один противник, размахивая гаечным ключом.

Итак, двое на одного! Решив, что они достаточно опытные бойцы, и у них вполне подходящий перевес, парочка дружно бросилась на меня. И вот здесь они совершили роковую ошибку: я провел свой излюбленный контратакующий удар, именуемый в каратэ «хвост ласточки» – два синхронных удара по атакующим противникам в область сердца. После такого подарочка редко кто приходит в себя меньше чем через час. Если вообще остается в живых. Они разлетелись в разные стороны, как кегли от метко посланного шара. Но тут я заметил, что очнулся тип с велосипедной цепью, которому я заехал по горлу. Пришлось угостить наглеца отменным прямым в солнечное сплетение. Он упал на колени и его тут же стошнило. Затем бедолага со стоном завалился набок, выйдя из строя уже надолго.

6
{"b":"5941","o":1}