ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Сказок. Авторская одиссея
Нефритовый город
В тени баньяна
Убить пересмешника
Человек-Муравей. Настоящий враг
Хищная птица
Мой учитель Лис
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Золотая клетка

Часть вторая

Глава 1

Блондинка в шелковом халате поверх устричного цвета ночной рубашки открыла входную дверь квартиры 97 «Парк Бей» и со злостью спросила:

– Что вам нужно так рано? Разве вам не сказали, что у меня нет прислуги? – Ее хорошенькое личико припухло от сна, и она выглядела так, словно только что встала с постели.

– Простите, если я вас побеспокоила. – Джуди была смущена и испугана. Женщина не сделала ни малейшей попытки умерить свой гнев. – Меня послала к вам миссис Френч. Мне… Мне кажется, вы ожидаете меня.

– Тогда входите же, ради Бога, – сказала Бланш Уэсли. – Я уже столько дней обхожусь одна. Это просто чудовищно, как со мной обращаются. – Она направилась в холл.

Джуди закрыла входную дверь и пошла за ней.

– Я не могу говорить с вами до тех пор, пока не выпью кофе, – продолжала Бланш, проводя маленькими, похожими на коготки, пальцами по белокурым волосам. – Ну, раз вы здесь, устраивайтесь. Кухня вон там. Просто пошарьте, пока не найдете то, что нужно. И, пожалуйста, не задавайте кучу вопросов, у меня ужасно болит голова. Приготовьте кофе, я буду в той комнате, что в конце коридора… – Она посмотрела на Джуди. – А вы довольно хорошенькая. Что за приятное разнообразие. Я так устала быть окруженной уродливыми лицами. Я никак не могу понять, почему рабочий класс такой уродливый. Но принимайтесь за дело. Вы, я полагаю, умеете готовить кофе?

– О да, – ответила Джуди и лучезарно улыбнулась.

Бланш вздрогнула.

– Это очень мило, но, пожалуйста, не надо мне улыбаться. Мои нервы просто этого не выдерживают. – Нахмурившись, она посмотрела на свои стеганые атласные туфельки и продолжала: – Я думаю, что было бы очень мило, если бы вы мне говорили «мадам». Да, я думаю, это будет вам нетрудно, как вы думаете?

– Нет, мадам, – ответила Джуди, она сделалась пунцовой, и ее улыбка растаяла.

– Вы рассердились? – тонкие, как карандашная линия, брови поднялись. – Разве я сказала что-нибудь обидное? Вы стали красной, как бурак. По крайней мере, мне кажется, что он такой.

– О нет, мадам, – ответила Джуди, крепко сжав руки за спиной.

– Возможно, я скажу рано или поздно что-нибудь такое, – с видимым удовлетворением проговорила Бланш. – Мистер Уэсли говорит мне, что я нетактична со слугами. Пожалуй, это так, но я думаю, что, если платить хорошие деньги, можно говорить что вздумается.

Джуди молчала. Кукольное личико, очаровательное маленькое тело и золотые кудри, напоминавшие нимб, подавили ее.

– Ну, прекратите же смотреть на меня, – все еще хмурилась Бланш. – Конечно, люди имеют привычку смотреть на меня. Но я думаю, это лишнее, если чувствуешь при этом, будто на тебя обрушился гнев Божий.

– Извините, мадам, – Джуди попыталась отвести глаза, однако в этой женщине было что-то странное, приковывающее взгляд к себе.

– Я чувствую себя сегодня утром совсем больной, – продолжала Бланш. Она прижала пальцы к вискам. – И никому нет дела до того, что я умру. – Потом, внезапно придя в ярость, вскрикнула: – Ради Бога, прекратите на меня таращиться, идите и делайте кофе!

– Простите, мадам, – Джуди попятилась, – я сейчас приготовлю. – Она пошла на кухню и поспешно закрыла за собой дверь.

«Ну что же, меня предупреждали, но кто знал, что она окажется такой. Тьфу! Придется следить за каждым своим шагом, если я хочу здесь надолго остаться».

Поставив воду на газ, она торопливо выскользнула из платья и надела форму.

«Возможно, хозяйка будет довольна формой, – думала она. – По крайней мере, это покажет ей, что я знаю свое место». Джуди зло фыркнула.

Комната Бланш, куда Джуди вошла, таща поднос, была очень светлая. Она словно никогда не проветривалась. Воздух был спертым, тяжелым, пропитанным бренди и застоявшимися духами. В комнате царили ошеломляющая роскошь и ужасный беспорядок. Стены были обшиты бледно-голубой материей. Кресла, расписной шезлонг и белый пуф стояли на толстом ковре, резной туалетный столик был засыпан пудрой, завален тюбиками с наполовину выдавленным маслянистым содержимым и перевернутыми бутылками. Туфли беспорядочной кучей валялись в углу. Соломенная шляпка, величиной почти с абажур, свисала с одного из плафонов.

– Как вы долго, – сердито сказала Бланш, – вам придется быть порасторопнее, если хотите, чтобы мы поладили…

Она вгляделась в Джуди и продолжала:

– А, вы переоделись. А вы очень мило выглядите, что за хорошенькая форма… – Она указала на ночной столик. – Поставьте поднос и оставьте меня. Возможно, вы захотите навести порядок в ванной, а потом мы поговорим. Это вон там. Я буду готова через минуту-другую.

Вид ванной поразил сердце Джуди завистью. Там были душевая, ванна, туалетный столик, массажный аппарат, турецкая баня и аппарат для окраски волос – все, до чего могла додуматься праздная испорченная женщина. Подобно спальне, в этой комнате также царил беспорядок. Ванна не была опорожнена. В мыльной воде плавало полотенце. На полу была рассыпана пудра, кристаллы ароматической соли хрустели под ногами Джуди, когда она принялась подбирать разбросанные простыни и полотенца с засохшей мыльной пеной. Работая с быстротой, на какую только была способна, она прибрала валявшиеся вещи, протерла пол.

Бланш еще не вышла из спальни, когда Джуди вернулась туда. На туалетном столике, прикрытый коробочкой пудры, стоял наполовину налитый бокал бренди.

– Вот и вы, – сказала Бланш и улыбнулась. Теперь она выглядела более веселой и дружелюбной. – Я не спросила, как ваше имя? Не думаю, что я это сделала…

– Джуди Холланд, мадам.

Бланш бросилась в кресло, прикрыла на минуту глаза, потом открыла и оглядела Джуди долгим внимательным взглядом.

– Вы сказали, что вас послала ко мне миссис Френч? Я, кажется, совсем потеряла память.

– Да, мадам.

– Ну, тогда, полагаю, с вами все в порядке. У вас есть рекомендации?

Джуди протянула ей два конверта.

– Эта женщина всегда умела работать, – немного сердито проговорила Бланш, вскрывая конверты. Она взглянула на рекомендации и бросила их на туалетный столик. – О жалованье, я полагаю, она вам сказала?

– Да, мадам.

– Что ж, тогда можете считать себя принятой… – Она наклонилась вперед, чтобы увидеть свое отражение. – Посмотрим, как нам удастся поладить. Вы приготовили очень хороший кофе. Пока вы будете убирать мою комнату и помогать мне, если я буду нуждаться в помощи, я буду довольна. Это все, что мне от вас требуется. Ваша комната в другом конце коридора. Это хорошая комната, я люблю устраивать людей с удобствами. Вы можете начать сразу?

– Да, мадам.

Бланш взяла расческу и начала водить ею по белокурым завиткам.

– Сегодня вечером я уеду, я бы хотела, чтобы вы переехали немедленно. Я не люблю оставлять квартиру пустой, если этого можно избежать. Это возможно или нет?

– Да, мадам. – Джуди устала стоять около этой обаятельной маленькой куклы.

– И вы не возражаете, чтобы остаться здесь одной на ночь?

Джуди удивилась:

– О нет, мадам, совсем нет.

– Какая вы храбрая, – вяло протянула Бланш, – а я терпеть не могу оставаться одной. Мистер Уэсли последние две недели находился в Париже, и я была в ужасе. Никогда нельзя быть уверенной в том, что кто-нибудь не захочет забраться в квартиру. Сейчас развелось столько воров, а по ночам слышатся такие странные звуки. Иногда я думаю, не живут ли здесь привидения. Но вы, вероятно, не верите в духов?

– Нет, мадам, – твердо ответила Джуди.

– Должно быть, очень приятно не иметь воображения, – сказала Бланш, взбивая кудри. – А я такая чувствительная и нервная. Иногда мне совершенно явственно слышится, как кто-то расхаживает по коридору. Это потому, что мои нервы так напряжены.

«Или так крепки», – подумала Джуди, сдерживая смех.

– Наполнить ванну, мадам?

– Думаю, что нужно это сделать. И потом упакуйте чемодан. Я не вернусь до завтрашнего вечера. Я ожидаю к этому времени мистера Уэсли. Для вас будет много работы. Нужно привести в порядок все мои вещи. У меня столько дней никого не было, и все пришло в ужасный беспорядок. Даже не знаю почему. Будьте паинькой и откройте шкаф. Вы видите, что каждое мое платье имеет номер. Он на вешалке.

10
{"b":"5942","o":1}