ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я слушал, а в моей голове стучала только одна мысль: раз она хочет потребовать развода, следовательно, нет никакого смысла убивать его! Я посмотрел на часы. Оставалось еще две минуты, после чего я стану убийцей!

Две минуты!

– Подожди немного, Хильда, – торопливо сказал я, стараясь унять предательскую дрожь в голосе. – У меня нет времени на разговоры. Я переговорю с тобой через час. Подожди меня – ты поняла?

– Но, Терри…

Я нажал на рычаг, затем быстро набрал номер телефона Делани. Сердце мое готово было выскочить из груди, руки вспотели.

Слушая длинные гудки, я вновь глянул на часы.

Пятьдесят секунд!

Крепко прижимая трубку к уху, я постепенно осознавал тот факт, что уже слишком поздно.

Я вслушивался в телефонные звонки до тех пор, пока стрелки часов не показали без четверти десять. Потом медленно опустил трубку на рычаг. Итак, Делани мертв. Я убил его. И самое страшное то, что его смерть была напрасной, так как Хильда решила бросить его.

Но дело сделано, теперь надо заметать следы. На мгновение мной овладела паника.

Послышались шаги Хамиша, возвращавшегося в кабинет. Ценой огромных усилий я взял себя в руки и подошел к проигрывателю. Вытащив из сумки приспособление для очистки грампластинок, я быстро установил его на аппарат. Хамиш с интересом наблюдал за моими действиями.

– Это действительно то, что я давно искал. Я очень доволен.

Следующие двадцать минут я демонстрировал ему работу приспособления и объяснял, как им пользоваться. Я все еще был в шоковом состоянии и лепетал, почти не отдавая себе отчета, что говорю, но он был так поглощен усовершенствованием, что ничего не заметил.

– Хорошо, – сказал он наконец, – я немедленно выпишу вам чек.

Пока он, склонившись над столом, выписывал чек, я вспомнил, что Делани так и не позвонил Дорис и не сообщил о неисправности. Придется сказать Хамишу, что я еду к Делани. Следовало придумать убедительную причину, почему я туда еду. Нужно было правдоподобное объяснение тому, что я первым обнаружил труп. Но, может быть, Дорис просто забыла мне позвонить, хотя это и казалось маловероятным.

– Могу я воспользоваться вашим телефоном?

– Разумеется.

Я позвонил Дорис.

– Для меня не было никаких сообщений?

– Какая-то женщина спрашивала о вас. Я передала ей, что вы у мистера Хамиша. Больше ничего не было.

Мной вновь овладела паника. А вдруг Делани вообще не включал телевизор? Может быть, он до сих пор жив?

– Мистер Делани не звонил?

– Нет.

– Я перезвоню позже.

Я находился в полном замешательстве. Если Делани мертв, мне надо появиться в его доме примерно через час. Но если он жив?.. Нужно помешать ему дотронуться до пульта дистанционного управления. Я еще раз набрал номер телефона Делани. Никто не ответил. Я никак не мог решить, что же делать.

Хамиш подписал чек и вновь начал любоваться работой нового приспособления.

Итак, Делани мертв, в этом уже не было сомнений. Положение было не из приятных. Хамиш не обращал на меня внимания, иначе сразу заметил бы, как дрожат мои руки.

Он протянул мне чек.

– Большое спасибо, мистер Риган. Вы действительно классный специалист.

– Рад, что вы оценили это, – я спрятал чек в бумажник. – Мне надо съездить к мистеру Делани. Я недавно сконструировал для него замечательный телекомбайн и хочу убедиться, что он работает нормально.

– А что именно вы сделали?

Я рассказал ему о технических параметрах сделанного мной аппарата. Мне нужно было как-то протянуть время и отправиться в «Голубую Сойку» примерно в 10.45. Как я предполагал, к тому времени он будет мертв уже час. Этого времени мне вполне хватило бы, чтобы подтвердить свое алиби.

– А кто он, этот Делани? – спросил Хамиш, присаживаясь на краешек стола. – Я видел его неделю назад, и он показался мне весьма неприветливым человеком. Вы знаете его жену?

– Я знаком с ней, – осторожно сказал я.

– Потрясающая женщина! – восхищенно сказал Хамиш. – У нее прекрасная фигура. Представляю, как тяжело ей ухаживать за инвалидом.

– Это точно. Ваши часы идут правильно? – Я кивнул в сторону настольных часов.

– Немножко опаздывают. Я думаю, сейчас примерно без двадцати одиннадцать.

– Что ж, мне пора ехать.

– Еще раз благодарю вас, Риган. Если найдете что-нибудь интересное, обязательно сообщите мне.

Я не спеша направился к «Голубой Сойке». Нервы мои были на пределе, а пальцы так сжимали руль, что побелели фаланги. Меня преследовала мысль о том, что я увижу в доме. Вдруг он жив? Ведь оставался шанс, что он забыл о фильме и в настоящий момент сидит на веранде, игнорируя телефонные звонки.

И тогда я сделал то, чего не делал уже многие годы – начал молиться. Я просил бога, чтобы он все же сохранил ему жизнь.

Когда я остановил фургон у ворот «Голубой Сойки», то увидел машину почтового ведомства. Хэнк Флетчер, почтальон Глин-Кэмпа, открыл дверцу кабины и помахал двумя письмами, зажатыми в потной руке.

– Вы к мистеру Делани? – спросил он. – Окажите любезность, передайте ему эти письма.

Мне повезло. Я получил важного свидетеля, который в любой момент может точно сказать, когда я приехал к мистеру Делани. Я подошел к нему.

– Нет проблем, – сказал я, забрав письма и, взглянув на часы, поднес их к уху. – Вы не скажете точно, сколько времени?

– Пять минут двенадцатого. – Он махнул рукой и поехал вниз по дороге.

Я глянул на письма. Они были адресованы Делани. Сунув их в карман, я открыл ворота и направился к дому.

Я дышал, как старик, а сердце работало с перебоями. Мертв ли Делани? Убил ли я его?

Я остановил машину и глянул на пустую веранду. Делани не было видно, что являлось плохим знаком. Я медленно поднялся по ступенькам. Дверь в гостиную была распахнута. С противоположной стороны я видел мертвый экран телевизора, похожий на огромный глаз, слепо глядящий на меня. Я сделал несколько шагов и застыл, словно натолкнулся на стену.

На полу ничком лежал Делани, поджав под себя руки. Так мог лежать только мертвый.

Я с ужасом смотрел на его тело. Мне было страшно. Это сделал я! Убил человека! До меня дошла вся тяжесть совершенного поступка, но нужно было довести задуманную операцию до конца. Обойдя труп, я открыл заднюю стенку телевизора и убрал таймер. Нагнувшись над телом, я дотронулся до затылка Делани. Его холодная кожа не оставляла никаких сомнений: он мертв, и мертв давно.

Я вышел из гостиной и закрыл дверь, ведущую на веранду. Потом вернулся к телевизору и убрал все следы своей работы, вновь перепаяв провода. Я действовал с лихорадочной скоростью, и мне понадобилось не более пяти минут, чтобы восстановить первоначальную схему телевизора.

Выйдя из гостиной, я прошел в кладовую и отыскал ящик с инструментами. Вытащив оттуда стальную отвертку, я принес ее в гостиную и положил возле правой руки Делани. После этого я изолировал кнопки пульта управления резиновыми прокладками. Затем развернул телевизор таким образом, чтобы открытая задняя стенка находилась как раз перед трупом.

Отойдя на несколько шагов, я критически осмотрел содеянное мной. Картина показалась мне достаточно убедительной. Лишь бокал, валявшийся на коврике рядом с трупом, казался лишним. Я убрал его, так как не хотел, чтобы картина происшествия усложнилась. Если у Джо Стрикланда возникнет подозрение, что Делани был пьяницей, он может начать разрабатывать и такую версию.

Я отнес бокал на кухню и, вымыв, тщательно вытер, так как не хотел оставлять на нем свои отпечатки пальцев.

Что ж, пора звонить шерифу Джефферсону. Прежде чем взяться за трубку, я еще раз осмотрел гостиную. Вроде все в порядке. Делани случайно убит электрическим разрядом.

Несчастные случаи подобного рода случались довольно часто, и в газетах то и дело появлялись заметки о происшествиях со смертельным исходом, когда несведущие в технике люди пытались починить телевизор, не отключив его предварительно от сети.

12
{"b":"5943","o":1}