ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
На Алжир никто не летит
Вся правда и ложь обо мне
Рубеж атаки
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Скрипуны
Отшельник
Эра Мифов. Эра Мечей
Родословная до седьмого полена
A
A

– Но, дорогой, я ничего не понимаю, – сказала Хильда с нотками беспокойства в голосе. – Чего нам бояться?

– Нужно избежать того, чтобы твое и мое имя появилось в газетах. Страховая компания непременно воспользуется этим поводом, чтобы опротестовать иск. Можешь не сомневаться.

Она в отчаянии заломила руки.

– Как скажешь. Я, правда, ничего не понимаю, но, если ты так считаешь, будь по-твоему. Итак, мы не увидимся до тех пор, пока страховая компания не закончит все дела?

– Да. Прости, Хильда, но это очень важно. – Я поднялся. – Пусть пока тебе ничего не понятно, но, если детективы обнаружат, что мы были любовниками, ты поймешь, насколько я был прав. Итак, я забираю телевизор и уезжаю. Вдруг кто-нибудь приедет сюда и увидит нас вместе.

– Но мистер Маклин сказал, что, раз мы подали иск страховой компании, телевизор должен остаться здесь, пока не закончится расследование этого случая.

Меня словно хлестнули по лицу.

– Да, как я мог забыть! Хорошо. Слушай, Хильда, едва ты снимешь номер в отеле Лос-Анджелеса, напиши мне. Я не доверяю телефонным звонкам. Наш разговор может быть подслушан. Будем поддерживать связь письменно.

– Как скажешь, Терри.

На этом я откланялся и был до такой степени встревожен, что забыл ее поцеловать.

Глава 6

За четыре дня не случилось ничего необычного.

Днем я чувствовал себя достаточно сносно, но с наступлением ночи страх прочно поселялся в моей душе.

На пятое утро я получил письмо от Хильды.

Она сообщала, что устроилась в семейном пансионе в Лос-Анджелесе и даже начала подыскивать работу, правда, пока безуспешно. Она также сообщила, что страховая компания работает в тесном контакте с мистером Маклином, и скорее всего они уже послали детектива обследовать телевизор. Вероятно, инспектор приедет в субботу, то есть завтра утром. Она просила меня быть в «Голубой Сойке» и показать инспектору неисправный телевизор. Так что в одиннадцать утра я должен быть там. Она сообщила, что ключ от дома находится под ковриком.

Я приехал в «Голубую Сойку» на следующее утро. Пару минут спустя я услышал рев мотора машины, которая поднималась по горной дороге, и вышел на веранду. Сердце мое колотилось, во рту пересохло, а желудок сжимался от страха.

Открытый «Паккард» въехал в ворота и остановился рядом с моим фургоном. За рулем сидел высокий широкоплечий парень лет тридцати двух. Черты его загорелого лица были немного неправильны, но в них была определенная привлекательность. Он легко выпрыгнул из машины и поднялся ко мне на веранду.

– Мистер Риган?

– Да.

Он протянул руку.

– Рад познакомиться, мистер Риган. Я – Стив Хармас из компании «Нэшнл фиделити». Вы в курсе дела? Адвокат мистера Делани сообщил, что вы продемонстрируете мне телевизор и объясните, как мог произойти несчастный случай.

«Что ж, пока неплохо, раз он говорит о несчастном случае», – подумал я.

Я проводил его в гостиную.

– Вот он, – я кивнул в сторону телевизора.

Хармас равнодушно глянул на него и уселся в кресло, приглашая меня последовать его примеру.

– Этот иск вызвал настоящий переполох в нашем змеином болоте, – сказал он. – Вы бы даже здесь могли услышать шум, если бы прислушались более внимательно.

– Но по какой причине весь этот шум?

– Отделом по расследованию претензий клиентов руководит жуткий тип по фамилии Мэддокс, – сказал Хармас. – Это тот еще тип! Нет в мире человека более недоверчивого. Каждый раз, когда мы получаем иск с требованием оплаты, он так брезгливо его рассматривает, словно это яйцо двухлетней давности. Он вертит его так и этак, рассматривая со всех сторон. Он даже не ждет, пока разобьют скорлупу, а прямо говорит, что иск «тухлый». Все требования об оплате мы рассматриваем подобным образом, заранее предполагая, что нас намереваются надуть. За год мы получаем от двадцати до тридцати тысяч исков. И на каждую сотню приходится как минимум два нечестных. Но вот что удивительно: Мэддокс узнает о них задолго до того, как наши супердетективы проведут тщательное расследование. Мэддокс очень гордится своей интуицией, и, что самое странное, эта интуиция до сего времени его ни разу не подводила. – Он глянул на меня и улыбнулся. – И как же мы ждем того дня, когда он окажется не прав! Парень, этот день был бы для нас праздником!

Я сидел и слушал, стараясь сдержать бурю эмоций, бушевавших у меня в душе.

– Вернемся к нашим баранам. – Хармас закурил. – Так вот, этот иск Мэддокс с самого начала считает тухлым. Я получил приказ досконально разобраться в этом происшествии.

– А что фальшивого видит ваш шеф в этом иске?

– Мэддокс есть Мэддокс, и его доводы предельно просты: с тех пор как мы начали страховать телевизоры, мы выдали примерно двадцать тысяч полисов подобного рода. И, что всего удивительнее, мы до сих пор не получили ни одного иска об уплате. – Он улыбнулся. – Между нами, агенты, придумавшие этот полис, сделали это исключительно ради рекламы. Это ловушка для простаков. Мы заранее знали, что делаем беспроигрышный ход, и не собирались платить по претензиям. Всегда можно доказать, что клиент не прав.

– Как я понимаю, вы и в этом случае не собираетесь удовлетворять претензии?

Хармас пожал плечами:

– Пока не вижу причин. Но тем не менее я разделяю мнение Мэддокса на этот счет. Мы внезапно оказались перед фактом, что из двадцати тысяч полисов подобного рода один предъявлен к оплате. Все было бы в порядке, если бы все формальности были соблюдены, но это не так. Полис был заключен пять дней назад, и мы тут же получили требование о его оплате. Этот Делани, который заключил договор с компанией, погиб раньше, чем успел получить уведомление компании о заключении страховки. Местные власти не произвели вскрытия, а сразу похоронили его. Все это вызывает подозрения даже у рядового детектива, не говоря уже о Мэддоксе.

– Если я вас правильно понял, в этом деле есть что-то подозрительное? – спросил я.

Хармас рассмеялся.

– В соответствии с чутьем Мэддокса, здесь все более чем подозрительно. Ха! Слышали бы вы, как он орал! Я думал, телефон взорвется. – Он поднялся и подошел к телевизору. Открыл крышку и бросил взгляд на магнитофон и проигрыватель. – Прекрасный аппарат! У вас действительно золотые руки, мистер Риган.

Я промолчал.

– Вы обнаружили тело?

– Да.

– Ха! Я читал заключение коронера. В телевизоре пропал звук, и Делани пытался самостоятельно найти неисправность. По неосторожности он дотронулся отверткой до блока под высоким напряжением и получил смертельный разряд. Я правильно излагаю факты?

– Именно так и случилось.

Он присел на корточки перед телевизором и начал внимательно изучать детали.

– И до чего именно он дотронулся?

Я подошел к нему и показал контакт, к которому якобы прикоснулся Делани.

– Он сделал это простой отверткой без изолированной ручки?

– Да. Я нашел ее рядом с телом.

Хармас выпрямился.

– Он был парализован, не так ли? И мог передвигаться только сидя в инвалидной коляске? – Хармас указал на кресло на колесиках.

– Да.

– Мало приятного для его жены. Судя по слухам, очень красивая женщина. – Он сделал характерный жест руками, рисуя женскую фигуру. – Лакомый кусочек для любого мужчины.

Я ничего не ответил, но приготовился к защите.

– Вы встречались с ней? – продолжал Хармас.

– Да.

– Как вы думаете, они с мужем ладили?

– Какое отношение это имеет к несчастному случаю? – Я как мог сдерживал себя, но голос предательски начал дрожать. – У меня еще много дел. Миссис Делани попросила показать вам телевизор. Я сделал это. Можно мне уйти?

Он вновь уселся в кресло.

– Люблю иметь дело с деловыми людьми. Разумеется, даром тратить время никому не хочется да еще выслушивать бред, который я несу. Вы сконструировали это чудо техники, и вы первым обнаружили труп. Вы к тому же хорошо знаете местных жителей. Что вы скажете, если я буду платить вам десять долларов в день за консультации и советы?

18
{"b":"5943","o":1}