ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я некоторое время сидел в кресле, курил и думал.

Мне оставалось надеяться, что Хармас не узнает, что я и Хильда были любовниками. Если он обнаружит это, у него сразу же появится мотив: жена, парализованный муж, любовник и пять тысяч долларов по страховому полису. Чем не идеальная картина убийства?

Нужно было срочно пересматривать историю, которую я навязал Хильде, – о пробитом колесе и ее поездке в Глин-Кэмп. Нужно было срочно придумывать другую версию.

Я решил поехать в Лос-Анджелес и позвонить ей из телефона-автомата.

Я приехал в Лос-Анджелес после четырех часов дня. Найдя в телефонной книге телефон пансиона Хильды, я позвонил туда, но никто мне не ответил. Я решил, что скорее всего она занята поисками работы. Некоторое время я поболтался по улицам, затем вновь набрал ее номер. Никакого ответа. Так продолжалось почти до семи часов, и я начал нервничать. Лишь в 7.15 она наконец ответила.

Я не хотел давать сыщикам никаких шансов. Существовал риск, что ее телефон уже прослушивается, поэтому я постарался быть максимально краток.

– Хильда, не произноси моего имени. Внимательно слушай. Я звоню тебе из телефона-автомата. Его номер 55781. Я хочу, чтобы ты вышла из дома, нашла кабину телефона-автомата и позвонила по этому номеру. Я буду ждать. Это важно.

– Но почему бы не поговорить прямо сейчас?

– Не по твоему телефону. Поторопись. Ты запомнила номер?

– Да.

– Я жду.

Оставшись внутри кабины, я закурил, задыхаясь от страшной жары. Через десять минут зазвонил телефон, и я снял трубку.

– Хильда?

– Да. В чем дело, Терри? Что случилось?

– Как я и предполагал, детективы страховой компании начали следствие по несчастному случаю с твоим мужем, – начал я. – Они сомневаются в заключении коронера по поводу его смерти. Нам нужно быть исключительно осторожными, Хильда. Вполне возможно, что за тобой уже следят.

– Терри! О чем ты говоришь? Я не сделала ничего плохого! Ты что-то скрываешь от меня! У меня появилось такое чувство сразу после его смерти. Я должна знать, в чем дело!

– Я прошу тебя быть предельно осторожной и не искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет, Хильда… Это все.

– Я должна увидеть тебя, Терри!

– Нет. Я уверен, что за тобой следят. Если нас увидят вдвоем, это будет конец. Мы не можем встречаться.

– Я хочу увидеть тебя, Терри. Хочу видеть сегодня ночью!

– Мы не должны встречаться, Хильда, – повторил я терпеливо. – Если нас увидят вместе…

– Ты где?

– В аптеке «Фигер и Флоренс».

– Жди меня возле выхода. Я скоро приеду на «Бьюике».

– Но, Хильда…

– Не беспокойся, все будет в порядке, – сказала она нетерпеливо. – Я совершенно уверена, что за мной никто не следит. – В трубке послышались длинные гудки.

Мне предстояло томительное ожидание. Было чуть больше половины восьмого. Я вышел из аптеки и остановился в тени, недалеко от входа. Быстро темнело. Мне очень хотелось вернуться к себе домой, но существовала вероятность, что она помчится за мной следом, а это будет фатальная ошибка.

Десятью минутами позже «Бьюик» остановился возле тротуара. Я перебежал дорогу, открыл дверцу и скользнул на сиденье рядом с Хильдой. «Бьюик» сразу же рванул с места и влился в поток оживленного уличного движения.

Мы молчали.

Через некоторое время я нервно оглянулся и проверил, не сидит ли кто-нибудь у нас на хвосте.

– Никто за нами не следит, – резко бросила Хильда. – Я уверена в этом.

– Это профессионалы…

– Никто за нами не следит!

Голос Хильды звучал резко. Я быстро глянул на нее. В слабом свете уличного освещения она выглядела бледной и очень уставшей. Хильда смотрела вперед и достаточно профессионально вела машину, моментально реагируя на меняющуюся ситуацию на дороге, хотя движение было весьма интенсивным.

Мы проехали минут двадцать и наконец выбрались из Лос-Анджелеса на магистраль, где Хильда смогла прибавить скорость.

Мы по-прежнему не разговаривали.

Еще через двадцать минут она свернула на боковую дорогу и начала подниматься по горному серпантину, не снижая скорости. Через несколько минут она остановилась на смотровой площадке, специально оборудованной для влюбленных парочек и туристов, которые приезжают сюда, чтобы полюбоваться панорамой Лос-Анджелеса, открывающейся с высоты холма.

Едва мы остановились, я оглянулся, но не увидел позади и намека на свет фар машины, поднимающейся вслед за нами. Видно было лишь зарево над городом и свет фар автомобилей, несущихся на большой скорости по магистрали.

Хильда повернулась и посмотрела на меня.

– Почему ты так испуган, Терри?

– С чего ты взяла? – сказал я осторожно. – Просто немного беспокоюсь. Этот иск в страховую компанию был трагической ошибкой. Агент страховой компании обследовал телевизор. Ему кажется, что твое требование необоснованно.

– Что позволяет ему думать так?

– Из-за инвалидности твоему мужу было трудно, скорее всего даже невозможно снять заднюю стенку телевизора. С высоты своего кресла он не мог дотянуться до нижних крепежных винтов.

– Но я же говорила тебе: я уверена, что он никогда бы не стал снимать заднюю стенку телевизора. Это просто невозможная вещь, учитывая его характер. Лишь ты утверждал, что он это сделал.

– Конечно же, он сделал это! Когда я вошел, задняя стенка была снята и…

– Я думаю, что самое лучшее, что я в настоящий момент могу сделать, – прервала она меня, не глядя в мою сторону, – так это попросить мистера Маклина, чтобы он аннулировал иск. Я вполне могу обойтись и без их денег. Все продам. Считаю, этого вполне хватит, чтобы расплатиться с долгами.

– Ты уже не сможешь аннулировать иск.

– Почему же нет?

– Когда приходит требование об оплате полиса, оно автоматически фиксируется, и дальше компания проводит стандартное расследование. Иск нельзя вернуть, в противном случае компания вправе решить, что ее пытались ввести в заблуждение. В этом случае они моментально уведомляют полицию. И полиция берет дело под свой контроль.

– Ну и какая мне забота, если они известят полицию? Мне нечего скрывать.

– Ты так думаешь? А наши с тобой отношения? Вдруг они об этом узнают?

– А даже если и так! Чем мне это грозит?

Я застонал. Сунув руки между колен, я с силой сжал их.

– Я же тебе уже объяснял однажды, Хильда! Мы должны быть предельно осторожными.

– Именно поэтому ты и попросил перезвонить тебе из кабины телефона-автомата?

– Да. Я не верю детективу из страхового агентства. Они вполне могли прослушивать твою линию.

Хильда резко повернулась ко мне. Ее глаза блестели.

– Скажи мне правду!

– О чем ты?

– Это не было несчастным случаем, не так ли? Ты что-то скрываешь. Ты должен сказать мне!

Я уже открыл было рот, чтобы вновь повторить свои басни, но остановился. Внезапно я почувствовал, что не могу больше ей врать. Я не мог врать женщине, которая занимает такое большое место в моей жизни. Я знал, что совершаю роковую ошибку, открывая ей это, но не мог перебороть себя.

– Нет, Хильда, это не был несчастный случай, – сказал я тихо. – Я убил его.

Она затаила дыхание и отодвинулась от меня.

– Ты… убил его?

– Я, должно быть, сошел с ума, – сказал я. – Сама мысль о том, что ты связана с ним до конца дней, доводила меня до безумия. Вот почему я убил его.

Она сидела без движения, и я мог слышать только ее дыхание, прерывистое и неровное.

– Я сделал это только потому, что люблю тебя, Хильда. При определенном везении это никогда не открылось бы. Я надеялся, что через несколько месяцев мы смогли бы уехать отсюда и начать вместе новую жизнь.

Ее плечи задрожали, словно ей вдруг стало очень холодно.

– Но как ты смог сделать это?

Я рассказал ей. Пути назад уже не было. Я рассказал все в деталях.

Она забилась в угол машины, руки ее лежали на коленях. Не шевелясь, в неярком свете луны, она смотрела на меня широко раскрытыми глазами цвета незабудки.

20
{"b":"5943","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Среди овец и козлищ
Полночная ведьма
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Бородино: Стоять и умирать!
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Паиньки тоже бунтуют
Три царицы под окном