ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Английский пациент
В открытом море
Следуй за своим сердцем
Разбуди в себе исполина
Лесовик. Вор поневоле
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Наш грешный мир
День из чужой жизни
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
A
A

Бус зажег трубку, краем глаза наблюдая за Мэддоксом.

– И все же подобные случаи имели место и раньше, – заявил он. – К тому же я читал заключение коронера. Я также расспросил шерифа Джефферсона. Ничто в этом рапорте не показалось мне подозрительным, и именно такого мнения придерживается и шериф. Это рядовой случай, и в нем нет ничего, что противоречило бы рапорту.

– Это выглядит как рядовой случай, лейтенант, но не является таковым, так как вы не рассматриваете полторы тысячи исков об оплате в неделю, как это делаю я, – сказал Мэддокс. – Если бы вы занимали мою должность столько лет, сколько занимаю ее я, вы, вне всякого сомнения, тоже пришли бы к выводу, что дело нечисто. Я совершенно уверен в этом. – Он помолчал. – Но я не стал бы отнимать ваше время, руководствуясь лишь своими инстинктами. Рассмотрим ситуацию под другим углом. Делани был парализован ниже пояса. Я читал рапорт врача, который осматривал его после несчастного случая в автомобиле. Врач заявил, что он был совершенно не способен даже наклониться. Единственное, что он мог делать, это прямо сидеть в кресле-коляске. А теперь я хочу провести небольшой эксперимент, если вас это интересует. – Он повернулся ко мне. – Мистер Риган, не будете ли вы столь любезны помочь нам? Пожалуйста, сядьте в кресло Делани.

Я знал, что мне придется это сделать, поэтому с непроницаемым лицом подошел и уселся в кресло.

Хармас взял длинную веревку и привязал меня так, что я не мог наклониться вперед.

– Итак, мы смоделировали положение Делани. Он совершенно не мог наклоняться вперед, – произнес Мэддокс.

– Хорошо, хорошо, – Бус нахмурился. – Что дальше?

– Придвиньте кресло к телевизору, – сказал мне Мэддокс, – и попытайтесь снять заднюю крышку.

– Это невозможно, – сказал я.

– И тем не менее попытайтесь.

Я подкатил кресло к телевизору и без труда отвинтил два верхних винта, но никак не мог дотянуться до двух нижних, какие бы отчаянные попытки ни предпринимал.

– Вы читали рапорт коронера? – спросил Мэддокс Буса. – Когда Риган обнаружил тело Делани, задняя стенка телевизора была снята. И еще одна странность: рядом с рукой Делани лежала отвертка. Ее он достал из ящика, который стоял на верхней полке чулана. Этот ящик Делани якобы свалил на пол, зацепив его палкой. Инструменты рассыпались по полу. В таком случае возникает вопрос: как Делани смог дотянуться до отвертки, лежащей на полу?

Хармас положил отвертку на пол возле кресла.

– Сможете дотянуться до нее?

Моим пальцам не хватило примерно двенадцати дюймов, чтобы дотянуться до вожделенной отвертки.

– Снимите заднюю стенку телевизора, – распорядился Мэддокс, обращаясь к Хармасу. Когда тот выполнил приказ, Мэддокс сказал, обращаясь к Бусу:

– Посмотрите на эти два блока. Предполагается, что Делани закоротил отверткой кинескоп. Это и явилось причиной его смерти. Вы видите, лейтенант, что из своего кресла Риган никак не может дотянуться туда отверткой.

Бус порывисто поднялся на ноги. Подойдя, он остановился перед телевизором.

– Теперь вы понимаете, к чему я клоню? – спросил Мэддокс. – Предполагается, что Делани снял заднюю стенку телевизора. Но он физически не мог этого сделать. Вы же видите, он просто не смог бы дотянуться до этих двух винтов. Я уже не говорю о манипуляциях с отверткой.

Бус растерянно уставился на Мэддокса.

– О чем вы, черт возьми?

Хармас развязал веревку, и я смог подняться с кресла. Бус злобно уставился на меня.

– Ну-ка, Риган, повторите еще раз вашу версию случившегося, – сказал Мэддокс. – Начните с самого начала. Вы навестили Делани, чтобы узнать, как работает телевизор. Правильно?

– Да. Я нашел Делани лежащим перед телевизором. Около его руки валялась отвертка, а задняя стенка телевизора была снята. Как я понял, его убил электрический разряд. Я понял, что он пытался отремонтировать телевизор и неосторожно прикоснулся к контактам высокого напряжения.

– Он был мертв? – спросил Бус.

– Да.

– Откуда у тебя такая уверенность?

– Тело его было холодным и твердым.

– Когда человек погибает от смертельного разряда электрического тока, – вмешался Мэддокс, – температура его тела резко повышается. Исходя из этого, тело не могло так быстро остыть – учитывая дневную жару, мне это представляется маловероятным. Ведь, если верить Ригану, с момента смерти прошло лишь три часа.

Это замечание вывело Буса из равновесия.

– Если я вас правильно понял, вы пытаетесь уверить меня, что смерть наступила не в результате поражения электрическим током? – поинтересовался он.

– Я ни в чем не пытаюсь вас убедить, – отрывисто сказал Мэддокс. – Я просто настаиваю на эксгумации трупа.

Бус почесал шею, хмуро глядя на Мэддокса.

– Вначале на эту тему нужно поговорить с Джефферсоном. Может быть, вы здесь и видите криминал, но это его округ. Ведь вы же не намекаете, что Делани был убит, не так ли?

Мою грудь так сжало, что стало трудно дышать. Я наклонился вперед, напряженно глядя на Мэддокса. Мои руки были зажаты между колен, я ждал, что он скажет.

– Я намекаю на то, что Делани был убит? – переспросил Мэддокс. – Нет, я не намекаю. Я заявляю, и вполне официально, что он был убит. Он был убит лишь из-за того, что имел неосторожность подписать полис нашей компании, который гарантировал выплату пяти тысяч долларов в случае его смерти из-за неосторожного обращения с телевизором. Его убили, так как убийца заведомо знал, что следствие будут проводить два престарелых человека, которые безоговорочно примут на веру все, что им расскажут, или же то, что они увидят, не пытаясь досконально разобраться в этом деле. – Зловещая улыбка осветила его лицо. – Убийство? Разумеется, это убийство! А иначе зачем бы я приехал сюда? Никогда я еще не видел столь очевидного убийства!

Бус чиркнул спичкой о коробок. Шипение загоревшейся серы было единственным звуком, нарушившим тишину, установившуюся в гостиной после тирады Мэддокса.

Никто не смотрел на меня. Это было мое счастье, ибо я был абсолютно уничтожен.

– Послушайте, Мэддокс, – заявил Бус после того, как раскурил трубку и несколько раз глубоко затянулся, – я прекрасно знаю о вашем даре предвидения. Я знаю, что вы способны увидеть малейшую фальшь в этих проклятых исках. Хорошо, если вы утверждаете, что это убийство, я вам верю, но все же мне хотелось бы получить неопровержимые доказательства.

Мэддокс отошел от камина и остановился перед лейтенантом.

– Это типичное убийство. Когда я чую запах убийства, я утверждаю – это убийство! Я еще пока ни разу не ошибался, а сейчас я абсолютно уверен в том, что здесь произошло преступление, и готов держать пари, даже если ставкой будет моя жизнь. Я уже предоставил вам несколько неоспоримых аргументов, достаточных, чтобы усомниться в заключении престарелого шерифа.

Трубка Буса погасла. Вытаскивая спички, он нервно спросил:

– Какие еще аргументы?

– Их достаточно, чтобы получить разрешение на эксгумацию трупа, но я могу сказать и больше. Я даже могу сказать, кто убил Делани.

Мое сердце остановилось, потом затрепыхалось с такой силой, что я испугался, как бы оно не выскочило из груди.

– Можете? – Бус наклонился вперед, забыв о том, что спичка горит у него между пальцев. – И кто же его убил?

– Жена, – спокойно сказал Мэддокс. – Она уже пыталась убить его однажды, но ей не повезло, хотя он и остался калекой на всю жизнь.

Я очень хотел возразить, но понимал, что сейчас не время для этого. Я хотел сказать, что он просто сумасшедший, но мне не хватило смелости. Я понимал, что стоит мне открыть рот, как я привлеку к себе их внимание, и тогда станет совершенно ясно, кто убил Делани. В этот момент вина за совершенное преступление была ясно написана на моем лице.

– Я как-то не очень верю в это, – проворчал Бус.

– Делани женился на этой женщине четыре года назад, – начал Мэддокс. – Они не прожили вместе и трех месяцев, когда она познакомилась с одним из наших агентов. Она предложила, чтобы он уговорил Делани застраховаться от несчастного случая. Она утверждала, что ее муж сможет подписаться на полис в сто тысяч долларов. – Мэддокс ткнул пальцем в сторону Буса. – Мне нет необходимости напоминать вам, что, если жена пытается застраховать своего мужа на столь крупную сумму, это всегда заставляет нас держать ухо востро. Наш агент, естественно, уведомил меня об этом. Я разрешил ему действовать по своему усмотрению, но тотчас же завел досье на миссис Делани. Агент уговорил Делани подписать полис, но днем позже тот прислал нам письмо с требованием аннулировать договор. Мы тогда не стали разбираться в причинах этого, так как не любим совать нос в чужие дела, хотя я и понял, что здесь что-то нечисто.

22
{"b":"5943","o":1}