ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ликвидатор. Темный пульсар
Каков есть мужчина
О рыцарях и лжецах
Севастопольский вальс
Узнай меня
Дети мои
Отчаянные аккаунт-менеджеры: Как работать с клиентами без стресса и проблем. Настольная книга аккаунт-менеджера, менеджера проектов и фрилансера
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Ледовые странники
A
A

– Но если случится так, что вы полюбите другого мужчину? – запротестовал я. – Никто не осудит вас, если вы оставите мужа-инвалида. Вы молоды. Неужели он думает, что вы до конца дней будете привязаны к нему? Это слишком большая жертва.

– Вы так думаете? Когда я выходила за него замуж, я обещала остаться с ним навсегда, быть рядом и в горе, и в радости. Так что в настоящий момент никак не могу покинуть его. К тому же я главная причина несчастного случая с моим мужем.

– Вы были причиной несчастного случая?

– Да, – она скрестила длинные стройные ноги. – Вы первый человек, которому я признаюсь в этом. Сама не знаю, почему я это делаю. Но я чувствую, что могу доверять вам. Вам не будет скучно, если я расскажу детали?

– Ничего из того, что вы расскажете, не покажется мне скучным.

– Благодарю. – Она немного помолчала. – Джек вот уже четыре года как мой муж. Через три месяца после свадьбы произошел этот несчастный случай. – Теперь она говорила свободно и без напряжения. – Мы были приглашены на ужин к друзьям. Джек слишком много выпил в тот вечер. Я всегда беспокоюсь, когда он в нетрезвом состоянии садится за руль, а с ним это случалось часто. Когда мы подошли к машине, я сказала, что поведу автомобиль сама. Мы немного поспорили, и мне удалось убедить его. Сев за руль, я поехала по горной дороге. Джек быстро уснул. Примерно на полдороге я увидела автомобиль одного из наших друзей, стоявший на обочине. Я остановила машину и вышла узнать, что с ним случилось. У него кончился бензин. Дорога в этом месте шла под уклон. Как только я отошла от нашей машины, та вдруг начала катиться вниз. Видимо, я недостаточно надежно закрепила ручной тормоз. – Она щелчком бросила окурок в сад. – Джек спал. Я побежала за машиной, но не смогла ее догнать. Машина свалилась с дороги в пропасть. Никогда не забуду тот ужасный момент, когда послышался грохот. Если бы я была повнимательнее и надежно закрепила ручной тормоз, этого не произошло бы.

– Это был несчастный случай, – сказал я. – С каждым может произойти такое.

– Джек так не считает. Всю вину за это он возложил на меня. Я и сама чувствую вину перед ним, так что никогда не смогу бросить его.

Я задал ей вопрос, который интересовал меня больше всего.

– Вы по-прежнему любите его?

Я видел, как она вздрогнула.

– Люблю? Об этом не может быть и речи! Видит бог, не очень-то приятно жить с инвалидом. Он пьет, и характер у него прескверный. К тому же он на двадцать три года старше меня. Но раз я вышла за него замуж, то должна примириться с этим. Это моя вина, что его жизнь оказалась поломана.

– Это был несчастный случай, – сказал я, зажимая кулаки между коленями. – Вы не должны казнить себя из-за этого случая.

– И что же я должна делать, по-вашему?

– Вы вольны оставить его, как только пожелаете. Вот что я думаю на этот счет.

– Вас не мучает совесть, как меня. – Она протянула руку, и я дал ей еще одну сигарету. Чтобы дать ей прикурить, мне пришлось встать с кресла. При слабом огоньке спички мы посмотрели друг на друга. – Вы очень симпатичный, – грудным голосом произнесла она.

– Вы тоже, и даже слишком.

– Да, я знаю. Но мне от этого не легче. Мне очень трудно, мистер Риган. Надеюсь, вы теперь понимаете это. То, что случилось сегодня днем, меня очень взволновало. Примите мои извинения.

– Но вам совершенно не за что извиняться. Я понимаю.

– Я вам верю. Я бы не приехала в столь поздний час совершенно одна, если бы не была уверена, что вы меня поймете. А сейчас я должна возвращаться.

Она встала.

– Прекрасное место здесь и очень спокойное. Я расспросила Марию, мою горничную, о вас. Она сказала, что у вас нет жены и вы живете здесь совершенно один.

– Да, я живу один уже весьма продолжительное время.

Я стоял рядом с ней, и некоторое время мы молча любовались верхушками деревьев, освещенных луной.

– Вам не скучно жить одному? Почему вы не женитесь?

– Я еще не нашел женщину, которая бы настолько мне понравилась.

Она бросила в мою сторону выразительный взгляд. В этот момент лунный свет упал на ее лицо, и я увидел, как ее губы сложились в грустную улыбку.

– Вероятно, вы очень требовательны?

– Видимо, да. И женитьба для меня очень важное событие. В отношении этого я придерживаюсь тех же взглядов, что и вы.

– Каждый нуждается в любви. Я никогда не любила своего мужа и вышла за него замуж по той простой причине, что до встречи с ним не имела ни гроша. Мне так хотелось получить немного счастья, но взамен я потеряла свободу.

– Но вы можете вернуть ее себе.

– Не сейчас. Если я покину его, меня замучают угрызения совести. Нет более строгого судьи, чем собственная совесть.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, но могу представить, как вы мучаетесь.

– Я не знаю, что буду думать о себе завтра, – продолжала она, машинально поглаживая перила веранды. – Я приехала сюда под влиянием момента и хочу, чтобы вы поняли…

Я положил свою руку поверх ее.

– Хильда…

Она повернулась и взглянула на меня.

– Хильда, я схожу с ума по тебе…

– О, дорогой, я такая лицемерка, – задыхаясь, прошептала она. – Мне стыдно признаться, но едва я увидела тебя…

Я сжимал ее в объятиях, мои губы искали ее губы. Мы стояли, тесно прижавшись друг к другу, и я чувствовал, что она хочет того же, чего и я.

Я поднял ее на руки и понес в дом.

Сова, которая нашла пристанище на крыше гаража, внезапно взлетела, бесшумно расправив крылья. В следующий миг мы уже были в темноте спальни.

Глава 2

Она приезжала ко мне три ночи подряд, и мы занимались любовью.

Это была любовь торопливая, тайная, и, после того как прошел первый шок неожиданности, любовь разочаровывающая, по крайней мере для меня.

Она вечно боялась, как бы кто не заметил, когда она уезжает или приезжает домой. Она ужасно боялась, как бы муж не узнал о ее измене. Она не могла даже представить, что муж вдруг проснется и обнаружит ее отсутствие. Мне неприятно было видеть Хильду такой нервной и боязливой, видеть, как она садится на постели, отталкивая меня от себя, едва заслышав какой-нибудь посторонний шум, гудение мотора автомобиля, проезжающего по дороге, уханье совы, стук ветки дерева по крыше…

Каждую ночь она не оставалась со мной ни на одно лишнее мгновение. Наша близость была короткой, полной страсти и отчаяния. Мы даже не имели возможности поговорить. Едва мы заканчивали заниматься любовью, как Хильда тут же собиралась домой. За эти ночи я практически не узнал о ней ничего нового.

Но, несмотря ни на что, я был до безумия влюблен в нее. Для меня свидания с ней не были просто встречами для утоления сексуального голода, и я терзался мыслью, что муж имеет на нее такое большое влияние. Неизменной темой наших разговоров был ее муж. Мне было совсем неинтересно слышать о нем, не хотелось знать, чем он занимался. Я хотел как можно больше знать о ней, знать, что она думает обо мне, но об этом она даже не заикалась.

– Меня все время угнетает мысль, что в один ужасный день он заметит мое отсутствие, – сказала Хильда, поспешно одеваясь. – Вдруг он проснулся и зовет меня, чтобы я дала ему снотворное? Вдруг он в этот момент зовет меня?

– Бога ради, Хильда, выбрось все это из головы! Нельзя же все время думать только о нем. – Я начал терять терпение. – Почему бы тебе не сказать ему правды? Почему бы не сказать, что ты любишь меня и хочешь вернуть себе свободу?

– Но, Терри, я никогда не смогу оставить его. Я думаю о нем по сто раз на дню. Ведь я виновата в несчастном случае, исковеркавшем его жизнь. Я не смогу оставить его, никак не смогу.

Я прижал ее к себе.

– Ты любишь меня, Хильда?

Она взглянула мне в глаза, и ее взгляд вновь поразил меня своей необыкновенной, притягательной силой.

– Неужели ты можешь сомневаться в этом, Терри? Да, я люблю тебя. Я все время думаю о тебе и хотела бы быть с тобой всегда. Ужасно так говорить, но если бы он вдруг умер… Тогда я могла бы все время находиться рядом с тобой. Но до тех пор, пока он жив, я не буду свободной.

4
{"b":"5943","o":1}