ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чтобы убить время, я принялся бесцельно бродить по улицам, глазея на витрины. В витрине ювелирного магазина я увидел голубую серебряную пудреницу. Она сразу же привлекла мое внимание, так как голубой цвет напомнил мне цвет глаз Хильды. Я вошел в магазин и купил пудреницу, попросив выгравировать имя Хильды внутри. Гравер быстро сделал это.

Вернувшись домой, я позвонил Хильде.

Ее голос, сказавший: «Да? Алло?», заставил мое сердце забиться сильнее.

– А не поужинать ли нам завтра вечером в Лос-Анджелесе? – сказал я медленно и отчетливо. – Я буду ждать тебя у ворот в одиннадцать.

Наступила пауза, затем Хильда проговорила:

– Извините, вы ошиблись номером. Нет, нет, вы не побеспокоили меня. – Она повесила трубку.

Я понял, что в гостиной находится Делани и может слышать все, что говорит его жена. Мне ничего не оставалось, как дождаться следующего дня.

Было маловероятно, что она придет, но я все же тешил себя надеждой.

Около одиннадцати, одетый в свой лучший костюм, я подъехал к воротам дома «Голубая Сойка». Остановив фургончик в тени деревьев так, чтобы его не было видно из дома, я подошел к ограде. Ровно без одной минуты одиннадцать я увидел Хильду, спускающуюся по аллее. При виде ее кровь бросилась мне в голову, но я не пошевелился. Положив руки на ограду, я ждал ее. Она двигалась со свойственной ей грацией.

Подойдя к воротам, она остановилась, вопросительно глядя на меня. Я открыл ворота, и она подошла ко мне.

– Хэлло, Терри!

Это было совершенно не то, на что я рассчитывал. Я хотел тут же заключить ее в объятия, но с таким же успехом я мог попытаться обнять тень. Она выскользнула из моих рук.

– Нет, Терри!

Непреклонные нотки в ее голосе больно резанули по сердцу.

– Почему – нет? Я не мог дождаться тебя!

– Да, я тоже, но ведь я уже сказала однажды, что мы не можем заниматься любовью. Отныне мы друг для друга лишь друзья, и не более.

– Друзья? После того, что между нами было?

– Совершенно верно, Терри. Этого не вернуть. Прости меня, но так будет лучше. Я вообще не должна была приходить сюда. Если ты не хочешь, чтобы мы были только друзьями, я не смогу увидеть тебя снова.

Я глубоко вздохнул.

– Хорошо, я принимаю твои условия.

– Неужели это так больно для тебя, Терри?

– Нет проблем! Я же сказал: я принимаю твои условия. Пойдем. Обсудим это позднее.

Она прошла к фургончику и уселась рядом со мной.

– Я знаю прекрасный ресторанчик, – сказал я, включая двигатель. – Он находится на окраине, и там нас никто не узнает.

– Благодарю, что ты подумал об этом.

До Лос-Анджелеса было примерно восемьдесят миль. Дорога была прекрасной, но мне все же понадобилось около двух часов, чтобы добраться до города. Мы практически не разговаривали. Правда, пару раз Хильда заводила разговор о каких-то пустяках, но я не поддержал ее, и она обиженно замолчала.

Итальянский ресторанчик, который я выбрал, размещался на Хармос-Бич. Он славился первоклассной кухней.

Поставив фургончик на стоянке, я вместе с Хильдой поднялся на террасу, откуда открывался прекрасный вид на океан. На террасе располагались уютные столики, на которых стояли лампы под абажурами. Слышалась негромкая музыка, мимо столиков сновали официанты, обслуживая клиентов. Ресторан был переполнен, но это не смутило меня, так как я знал, что не встречу здесь никого из знакомых.

На ужин мы заказали устрицы, эскалоп и бутылку хорошего красного вина.

Я с надеждой всматривался в глаза Хильды, надеясь увидеть в них огонек желания, который раньше горел там, но напрасно.

– Мне нравится здесь, Терри, – сказала Хильда после того, как нам подали эскалоп. – Это мое первое появление в обществе за последних четыре года.

– Я рад, что мне пришла в голову такая замечательная мысль. Если тебе здесь понравилось, может быть, мы наведаемся сюда как-нибудь еще?

Возможно, она уловила нотку горечи в моем голосе, так как быстро взглянула на меня.

– Терри… Расскажи о себе. Этот магазин, о котором ты мечтал, как много значит он для тебя?

Меня совершенно не интересовал разговор на эту тему, но, если она хотела услышать мое мнение, я не мог отказать ей в этом.

– Что ж, если бы я обладал необходимым капиталом, – начал я, ковыряя вилкой в тарелке, – я бы купил магазин. Я даже присмотрел его. То, чем я занимаюсь в настоящее время, не приносит большой прибыли. Мне необходим специализированный магазин с хорошей витриной, на которой будут выставлены телевизоры, собранные мной. Люди должны видеть то, что они покупают. Вот о чем я мечтаю. Но для этого нужно слишком много денег. Мне никогда не собрать нужной суммы.

– И какая сумма тебе необходима? – спросила Хильда, пристально глядя на меня.

– Точно не знаю. Но, как мне кажется, двадцать пять тысяч меня вполне бы устроили. И как минимум вдвое больше, чтобы поставить дело на широкую ногу.

– Почему бы тебе не взять ссуду в банке?

– Банки не дают ссуды без соответствующих гарантий. Ладно, к чему вести пустопорожний разговор, это похоже на подъем по эскалатору, движущемуся вниз.

– Но если он умрет, Терри, в твоем распоряжении будет сумма, в которой ты нуждаешься.

– Ты об этом уже говорила. Если он умрет…

Я увидел, как она бросила быстрый взгляд на часы. Я готов был ударить ее за это.

– Итак, тебе нужно возвращаться домой. Ему может понадобиться снотворное или еще что-нибудь.

– О, Терри, пожалуйста…

Я поманил официанта и попросил принести счет.

Когда мы шли обратно к машине, она сказала:

– Мне понравилась каждая минута, проведенная с тобой, Терри.

– Я рад.

Я не особенно покривил душой, так как мне тоже понравилось здесь.

Усевшись в машину, мы тронулись в обратный путь. В дороге мы практически не разговаривали.

Когда до «Голубой Сойки» оставалось около пары миль, я остановил машину. Хильда быстро повернулась ко мне.

– Почему мы остановились?

– Я хочу тебе кое-что подарить.

Я вытащил из кармана пакет и положил ей на колени.

– Что это, Терри?

Я включил освещение в кабине.

– Открой и увидишь.

Она развернула бумагу и открыла футляр.

Пудреница выглядела очень шикарно на подушечке из мягкой шерсти. Это действительно был стоящий подарок.

– Это ты купил для меня?

– Да. Специально подобрал под цвет твоих глаз.

– Но, Терри… Я не могу принять этот подарок. Она очень красива, но я не могу взять ее.

– Когда я увидел эту игрушку, я понял, что она создана специально для тебя.

Она погладила пудреницу, зажав ее между пальцев.

– Ты меня балуешь, Терри, и я не могу устоять перед соблазном.

– Этот подарок тебя ни к чему не обязывает. Мне просто хочется, чтобы она была у тебя.

Я включил двигатель и двинулся к «Голубой Сойке». Сидя рядом со мной, Хильда задумчиво постукивала пальцем по пудренице и молчала.

Я остановил машину у ворот, и Хильда вышла. Я присоединился к ней.

Мы стояли, глядя друг на друга.

– Ты даже не подозреваешь, какое удовольствие мне доставил, Терри, – проговорила она. – Благодарю тебя за то, что ты все понимаешь, и особенно за прекрасный подарок. Это первый подарок, который я получила за последние годы. Мне очень понравилась пудреница.

Она сделала шаг ко мне, ее руки обвились вокруг моей шеи, и она крепко поцеловала меня.

Это нисколько меня не возбудило. В то время, как я обнимал ее, я думал о человеке, который лежит в постели в нескольких ярдах от меня и, возможно, не спит. Сколько лет он проживет, столько же лет будут отделять меня от любимой.

Ранним утром Хильда позвонила мне.

– Когда я вернулась, – тихо проговорила она, – он не спал. В его спальне горел свет.

Я крепче сжал трубку.

– Он знает, что тебя не было дома?

– Понятия не имею. Но он очень раздражен сегодня утром. Мы перебросились с ним лишь парой фраз. Слушай, Терри, я не могу больше встречаться с тобой, и ты должен это понять. Я очень сожалею, но придется отказаться от свиданий. Прости меня. Я была сумасшедшей, что так увлеклась тобой. Прошу тебя, не звони и не пытайся увидеть меня. Совершенно необходимо, чтобы он ничего не узнал о наших отношениях. Прости, Терри, дорогой…

6
{"b":"5943","o":1}