ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. Путь к Стране Чудес ==========

Всё, что у него есть — книжка. Бумажная древняя книжка в потрепанном мягком переплете. Ни денег, ни имущества. Кот — вне закона, он пробрался на корабль, везущий колонистов в новый мир под названием Вандерленд. В книжке, его единственном имуществе, говорилось, что это волшебное место, место, где правят чудеса, коты умеют исчезать, оставляя лишь улыбку, а гусеницы курят кальян, лежа на шляпках гигантских грибов.

Он не помнит своего имени, наверное, не было никого, кому оно было нужно. Потому он взял себе имя — Чеширский Кот или просто — Чешир. Он любит перечитывать снова и снова эту книжку, найденную в развалинах мертвого города на Старой Планете. «Алиса в Стране Чудес» — так называется эта сказка, удивительная, необыкновенная.

Слышатся шаги. Магнитные подошвы тяжело ударяются о металл решетчатого пола. Чешир торопливо сует свое единственное имущество в складки тряпья, заменяющего ему одежду. Капитан этого корыта не любит читать, зато любит кое-что другое. Он не слишком привередлив и довольствуется тем, что его «заяц» готов ему отдать. Чешир лежит неподвижно, глядя на темную громоздкую тень, наплывающую в красноватом мареве внешней палубы. Капитан с резким металлическим щелчком расстегивает пояс и спускает штаны. Чешир закрывает глаза, подтягивает колени к груди. Даже захоти он воспротивиться, ничего бы не вышло. Капитан — гора мышц, и хорошо, что жестокость не входит в число его недостатков. Он даже поглаживает «зайца» по бедру прежде, чем разнять на нем лохмотья. Его член не так уж велик, и это тоже хорошо. Чеширу не приходится испытывать боль.

Капитан сплевывает на ладонь и привычным движением смазывает член, а остатками слюны проходится по заднице «зайца». В человеческом облике это проще. В Истинном, с Истинным Сознанием Чешир вряд ли позволил бы надругательство, скорее умер бы, но сейчас ему любой ценой надо попасть на Вандерленд. Чужой член входит медленно, позволяя привыкнуть к ощущениям, большие руки обнимают, губы касаются шеи. Что ж, можно сказать, ему повезло. Могло быть куда хуже. Капитан всегда молчит, даже когда переворачивает его на спину и подтягивает к себе, придерживая за бедра. Пожалуй, его можно было бы назвать красивым, если бы не перебитая переносица и глубокие шрамы, изрезавшие левую щеку. Чешир смотрит на него, прижимая к груди под лохмотьями книгу. Он смотрит в глаза Капитану, пока тот трахает его, медленно дроча ему член. Этот зрительный контакт почему-то важен, так же, как важны и сны, приходящие потом, позже, когда измученный, он засыпает в объятиях великана. В этих снах маленькая девочка по имени Алиса зовет его, манит за собой, а её друг Безумный Шляпник похож на того, кто держит его в объятиях. Не сильно, но похож.

Капитан уходит под утро, вволю насладившись своим пленником-«зайцем» и оставив приношение в виде прессованного концентрата и закрытой разовой упаковки с водой. Кажется, его вполне удовлетворяет покорность Чешира. Иногда Чеш думает, что ему будет не хватать этих ночей, мгновений отчаяния и чувства безысходности, и сильных рук, ломающих тело, и усталости пополам с наслаждением. И лежа в крошечной душевой кабине для технического персонала, под тугими горячими струями воды, он пытается всеми силами души возненавидеть того, кто взял такую дорогую цену за его свободу. Но ненависти нет, лишь беспросветная тоска, такая тяжелая, густая, что он почти сходит с ума. И ещё облегчение, понимание, что он жив и ещё на немного приблизился к цели.

Но однажды Капитан приходит в последний раз. Чешир ждет, но на сей раз его мучитель не пытается взять его.

— Там не Белое Небо, — говорит тот, говорит впервые за все время, что Чешир провел на корабле, — там не Вечный Свет. Этот мир такой же жестокий, как и другие.

Чешир смотрит в густо-лиловые глаза, и неожиданно понимает, что в глазах этих — слезы.

— Не уходи, — говорит Капитан, опуская голову, — останься со мной, на «Буджуме».

Сострадание, вот что его погубит однажды. Сострадание и сопереживание. Чешир не может говорить, горло сведено судорогой и где-то в глубине рождается буря. Капитан гладит его по плечу, неожиданно обнимает, крепко, жарко, прижимаясь лицом к растрепанным волосам.

— Останься… — на большее его не хватает.

Вместо ответа Чешир вынимает из-за пазухи драгоценную «Алису» и протягивает тому, кто забрал у него свободу воли, но взамен подарил всего себя. Капитан берет книгу из его рук бережно, словно это величайшее сокровище. Слезы капают на потертую обложку, и сердце Чешира сжимается от пронзительной сладкой и горькой боли, которая ему не принадлежит. А потом они просто сидят, обнявшись и глядя в черное небо, на котором медленно вращается вокруг рыжего карлика маленькая планета. Вандерленд!

— Когда-нибудь и ты найдешь свой Вандерленд, — говорит Чешир, прислонившись головой к сильному плечу, — и того, кто тебя полюбит всем сердцем. Я должен идти, но я никогда тебя не забуду.

Их поцелуй — единственный. И он — расплата для них обоих.

Планета невелика, но сила тяжести на ней превышает другие планеты её размеров. Впрочем, Чеширу кажется, что прекраснее мира он не видел. Он ступает на пыльную черную землю и идет, не оглядываясь. Он знает, что Капитан найдет своего человека или кота: кого-то, с кем будет счастлив. А ему предстоит встреча с его Алисой, с Безумным Шляпником. С теми, кто призвал его через необъятные просторы Космоса, через тьму и свет, и чужую страсть. С теми, кто однажды должен будет стать его семьей…

========== 2. Легенда об Алисе ==========

Шлюпка несколько раз подпрыгнула, сминаясь, будто стенки её были из тонкой фольги, и замерла, потрескивая и испуская черный дым из разорванного правого двигателя. Боковой люк откинулся, и Шляпник, кашляя, ругаясь на восемнадцати языках, выполз на горящую землю.

Алиса и Чеш бросились к нему, оттаскивая от грозящей вот-вот рвануть капсулы. Они едва успели скатиться по склону, оберегая и без того не слишком крепкую голову старшего товарища от ударов, когда клятая шлюпка все-таки рванула.

— Они идут к Озеру Слез, — сказал Шляпник, отплевываясь от земли, — там последняя Нора до Абренси. Им нужно Время, только Время, ничего больше! Но старина Время сгинул в проклятой червоточине и теперь они обречены!

Лиловые облака плыли по небу. С оглушающим треском вонзались в землю разряды. Джабберы поливали смертоносными лучами все пространство к западу от Леса Чудес и Гор Кэрролла. Лучи поглощали любую органику, почти не затрагивая минералы и камень.

— Надо как-то задержать этих тварей, — сказала Алиса, отдирая кусок от куртки, чтобы перевязать рассеченный лоб. — Не то у наших не хватит времени добежать до Норы. Соня, просыпайся!

— Ага, щаз, — проворчал Чешир, умывая порванное шрапнелью ухо, — она не проснулась, даже когда атаковали Форт Баньши.

— Тяжелая, зараза, — сказала Алиса, спуская с плеча вещмешок со спящей в нем Соней, — а бросать её нельзя. Чеш, понеси её немного, пожалуйста. А я Шляпнику помогу.

С момента нападения джабберов прошло едва ли больше семи суток. Последние сообщения с Земли Джина Родденбери были предупреждением вторжения. Потом тишина и мертвые передатчики на всех волнах. Алиса слышала разговоры перепуганных колонистов. Люди собирали самое необходимое, одевали детей, вооружались, кто чем мог. Хотя какое оружие в мирной колонии на мирной планете, где и хищников-то почти не было.

Алиса, круглая сирота, привыкла выживать одна в металлических коридорах Первого Города. Здесь она встретила Безумного Шляпника, старого сбрендившего техника, прибывшего на одном из первых кораблей. Говорили, он участвовал в сборке Первого Города, когда обрушившиеся перекрытия погребли всю его команду, а ему металлическим блоком раскроило череп. Бедняга даже имени своего не помнил.

1
{"b":"594374","o":1}