ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как это вам удалось? Я думала, что из Фарнворта никто не сможет убежать.

Я рассказал ей все. Про то, как мы с Роем нуждались в деньгах, как затеяли кражу и как я прикрыл Роя. Про Фарнворт, про собак и про Бойда… Она слушала меня с широко раскрытыми глазами. Этот рассказ оказался полезным и для меня: в первый раз за все время я облегчил душу.

– Если я попадусь, – сказал я, – то меня изобьют до полусмерти, потом бросят в карцер. Трое охранников будут приходить туда с ремнями и колотить меня столько, сколько у них хватит сил. Каждый день в течение недели они будут делать это. Я видел людей, вышедших из этой камеры. Калеки…

Она удивленно охнула.

– Но я не собираюсь сдаваться. Лучше умереть, чем возвращаться в Фарнворт.

Я закурил из пачки, которую она положила на поднос. Какое блаженство…

– Вы не должны идти на станцию, – сказала девушка с тревогой. – Я помогу вам добраться до Окленда, если вы хотите именно туда.

– Да, это было бы замечательно. Но как вы мне собираетесь помочь?

– Через час сюда приедет машина за дынями. Ее водит Вильямс. Парень приезжает каждый день и обедает. Пока он ест, вы сможете спрятаться в кузове машины. Вильямс едет на оклендский базар. Обычно он ставит грузовик на рыночной площади и идет за деньгами, а вы в это время ускользнете.

Так все и случилось.

Девушка дала мне на дорогу пять долларов – все деньги, что у нее были. Она также дала мне две пачки сигарет и предупредила, что у меня в запасе всего несколько часов. Когда брат вернется и обнаружит, что его одежда исчезла, ей придется сказать ему правду. Мне нужно побыстрее уехать из Окленда, но я могу не беспокоиться по крайней мере до семи-восьми вечера. Раньше ее отец и брат не возвращаются. Я хотел поблагодарить свою спасительницу, но она не принимала никаких благодарностей. Девушка сказала, что ни одного мужчину не послала бы обратно в Фарнворт, а у меня и так достаточно несчастий.

Когда грузовик выворачивал на шоссе, я, зажатый корзинами, посмотрел на нее в последний раз. Девушка в джинсах и ковбойке помахала мне рукой. Я унес эту картину в памяти, и она будет со мной до конца дней моих.

Литл-Крик находился за тысячу миль от Окленда. Вот куда я попал на пятый день побега. Расстояние далось нелегко. Я успел вскочить в товарный поезд сразу же за Оклендом. Но после двадцати часов путешествия без еды и питья я был вымотан до предела. В конце концов поезд притащился в Литл-Крик, и мне удалось покинуть его незамеченным.

Была вторая половина дня, и жара уже начала спадать. Улицы были пустынными. У меня оставалось еще полтора доллара. Я зашел в закусочную, заказал гамбургер, кофе и кварту воды со льдом. После путешествия в товарняке я выглядел неважно: небритый, помятый. Но никто не обратил на меня внимания. Многие здесь выглядели не лучше, да и сам город был грязным и разбитым – один из заброшенных, умирающих городишек, больше похожий на свалку.

Я ел и думал, что же мне предпринять. Спуститься в Тропика-Спрингс?

Тропика-Спрингс находился примерно в двухстах милях от этого городишка. Попасть туда можно было, устроившись на попутном грузовике. Учитывая вид, ни один владелец частной машины не согласится подвезти меня. У человека за прилавком было добродушное лицо. Я спросил его, есть ли возможность попасть на грузовик, идущий через перевал.

Он с сомнением покачал головой.

– Грузовики проходят здесь дюжинами, но я еще ни разу не видел, чтобы хоть один из них останавливался. Может, вам просто повезет.

Он налил себе чашечку кофе.

– Самым лучшим было бы для вас – добраться до станции «Возврата нет». Все грузовики там останавливаются и заправляются, прежде чем перевалить через гору. С кем-нибудь из парней вы и столкуетесь.

– Станция «Возврата нет»? Где это? И что это такое?

– Владение Карла Джонсона. Пятьдесят миль отсюда. Это заправочная станция и закусочная одновременно. После станции «Возврата нет» следующая остановка только через сто шестьдесят пять миль.

– А как мне добраться туда? Пешком?

Он ухмыльнулся.

– Вы везунчик: мистер Джонсон скоро будет здесь. Каждые три месяца он ездит сюда за металлоломом. В нашем мерзком городишке его предостаточно. Поговорите с ним, он славный парень и заберет вас с собой, если вы ему скажете, что собираетесь перебраться через гору. Он всегда рад помочь хорошему человеку.

– Когда же он появится?

Хозяин оглянулся на настенные часы.

– Минут через двадцать. Вы подождите. Как еще насчет одной чашечки кофе?

– Я бы с удовольствием, но мои деньги подошли к концу. Если вы не возражаете, то я просто посижу…

Он все же налил мне кофе.

– Это вас подкрепит. Вы, похоже, едете издалека.

– Да, – я потер свой жесткий подбородок. – Хочу встретиться в Тропика-Спрингс с приятелем. Я здорово потрудился. Мы с ним собираемся начать дело. Я долго отказывал себе во всем, чтобы сэкономить деньги.

– Деньги… – буфетчик мрачно покачал головой. – У меня их никогда не было много. Я не торчал бы здесь и дня, будь у меня достаточно денег, чтобы увезти жену и ребятишек. Но без денег далеко не уедешь. – Он посмотрел в окно на проносившийся мимо кремовый «Кадиллак», который поднял облако пыли. – Уж эти парни! Они здесь никогда не останавливаются. По крайней мере, хоть мистеру Джонсону перепадает. Они вынуждены останавливаться у него, нравится им это или нет. Джонсон попал на золотую жилу.

Пока он говорил, вошел загорелый крупный человек и двинулся к стойке.

– Пожалуйста, кофе, Майк, – сказал он. – Сегодня мне надо уехать побыстрее.

Он мельком взглянул на меня и отвернулся. Потом вновь обратился к буфетчику:

– Как жена? В эту поездку мне не удалось ее повидать.

– Она в Вентворте, мистер Джонсон, и будет очень жалеть, что пропустила ваш приезд.

Теперь я знал, что это мой человек, и посмотрел на него внимательнее. Примерно шести футов ростом, плотный, кряжистый, с открытым, добрым, веселым лицом. Джонсону можно было бы дать лет пятьдесят—пятьдесят пять. Он был крепким – гораздо крепче, чем большинство мужчин его возраста.

Буфетчик сказал:

– Извините, мистер Джонсон, но этот парень хочет перебраться через гору. Я сказал ему, что станция «Возврата нет» – это лучшее место для того, чтобы перехватить попутный грузовик.

Джонсон посмотрел на меня и улыбнулся.

– Как же, Майк прав, вы не заставите ни одного шофера остановиться на дороге, но у меня они вынуждены делать привал. Буду рад помочь. Я захвачу вас с собой, но договариваться с шоферами будете вы сами. Большинству из них не разрешается перевозить пассажиров. Это условие страховки.

– Спасибо, – сказал я, – если только вы уверены, что я вам не помешаю.

Он рассмеялся.

– Дорога чертовски скучна, и я люблю попутчиков. Меня зовут Карл Джонсон.

Он протянул мне большую ладонь.

Я пожал ее.

– Джек Патмор, – сказал я, назвав имя, которое только что придумал.

– Торопитесь в Тропика-Спрингс?

– Именно так.

Он допил свой кофе и выложил на прилавок монету.

– Что ж, если вы готовы… Пока, Майк, еще увидимся…

Я пожал руку буфетчику, поблагодарил его и последовал за Джонсоном на улицу.

В тени стоял десятитонный грузовик, набитый металлоломом: ржавые железные кровати, старые ломаные бороны и прочее барахло.

Джонсон забрался в кабину, и я последовал за ним. В кабине было жарко, как в печке, пришлось расстегнуть пиджаки. Джонсон вытащил пачку сигарет. Мы закурили, и он сказал:

– Устраивайтесь поудобнее, дорога длинная.

Пока мы не выехали из города, ни один из нас не произнес ни слова. Внезапно Джонсон нарушил молчание:

– Вы впервые в этих краях?

– Да.

– А я здесь родился и вырос. Место дикое, жарко и душно. Но я его люблю. Вы приехали издалека?

– Из Окленда.

– Никогда там не бывал.

Он посмотрел на меня внимательнее.

– Мне кажется, вы не деревенский житель. Чем вы занимались, если не секрет?

7
{"b":"5944","o":1}