ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Хельга смогла лучше рассмотреть хозяина дома. На вид ему было лет шестьдесят, старый пуловер и потертые брюки составляли всю его одежду.

– Так вас прислал Ронни?

– Да. Он просил передать вам: «Гилли помнит о вас», – заторопился Ларри. – Вы должны знать, что это значит…

Фридлендер кивнул.

– Как поживает Ронни?

– В данный момент он сидит в тюрьме.

– Я читал об этом в газетах. Итак, что я могу сделать для вас? Друзья Ронни – мои друзья.

– Мне нужен паспорт, – сказал Ларри.

Фридлендер посмотрел на Хельгу.

– А это ваша приятельница?

– У меня есть деньги, и этого достаточно!

Старик оценивающе посмотрел на ее норковую шапочку и шубку. Он ласкал взглядом сумочку из крокодиловой кожи и усмехнулся.

– У вас есть при себе фотография?

Ларри вынул из кармана конверт.

– Вот.

– Это будет стоить четыре тысячи франков. Вас обслужат по первому разряду.

«Этого и следовало ожидать», – подумала Хельга.

Она посмотрела на Ларри, а тот зло уставился на Фридлендера.

– Рон сказал, что это обойдется в три тысячи.

Хельга с радостью отметила его решительный тон. Старик с сожалением развел руками.

– Ронни забыл, что цены растут. Четыре тысячи, и вы останетесь довольны!

– Я могу уплатить только три.

– Тогда до свидания! Предупредите Рона, что цены изменились.

– Думаю, что это не понадобится, – медленно произнес Ларри. – Рон мне говорил, помимо всего прочего, что вы настоящий художник в своем деле. – Он придвинулся к двери. – А как вы думаете, во сколько вам обойдется, если я защемлю ваши пальцы в двери?

Хельга похолодела. До сих пор Ларри был добродушным американским парнем, и его тон ее неприятно поразил. Судя по всему, он вполне мог привести угрозу в исполнение. Увидев лицо Ларри, Фридлендер непроизвольно сделал шаг назад.

– Что вы сказали?

– Вы оглохли? Мне нужен паспорт, приятель, и я заплачу за него три тысячи франков. – На лице Ларри была обычная улыбка. – Непонятно? Иначе мне придется защемить ваши пальцы дверью.

Старик испуганно отступил к стене.

– Ладно, вы получите его за три, – пробормотал он. – Но я это сделаю только для вас.

– Это от вас и требуется, – покровительственно сказал Ларри. – Итак, принимайтесь за работу. Мы подождем.

– Деньги вперед, – поспешил сказать Фридлендер.

– Мы посидим, – гнул свое Ларри.

Фридлендер вопросительно посмотрел на Хельгу.

– Насколько я понял, платить будете вы?

– Да, – коротко ответила она, садясь на стул.

Оглядев ее и Ларри, старик вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Наступила долгая пауза.

– Зря вы так, Ларри, – нарушила молчание Хельга.

Он снял свою шапку.

– Благодарю вас, мэм. Но ведь это ваши деньги, и вы были так щедры. Я не мог позволить, чтобы этот тип одурачил вас.

– Очень мило с вашей стороны, – она посмотрела на него. – Очень неплохой трюк с пальцами. Меня интересует одно: вы могли бы привести это в исполнение?

Ларри покачал головой.

– Нет, мэм. Мне бы очень не хотелось причинять людям зло.

Хельгу поразил его голос, в нем была какая-то жестокая нотка. Так ли прост этот юноша, как кажется?

– Как же мне расплачиваться? – вдруг встревожилась она. – У меня только чеки! Может, мне сходить в банк и обменять их на наличные?

Ларри подошел к окну и выглянул на улицу.

– В такой ветер? Может, он возьмет чеки?

– Но мне не хотелось бы, чтобы он увидел мою фамилию. Нет, я пойду и разменяю чеки.

Хельга вышла из дома и двинулась по улице. Ей пришла в голову мысль вернуться в машину и уехать. Но предчувствие подсказало, что если она так поступит, раскаяние будет ее мучить всю жизнь.

Вскоре она увидела банк, зашла в него и обменяла чеки на пять тысяч франков. Пять минут спустя она уже стучалась в дверь Фридлендера. Открыл Ларри.

– Все в порядке, – сказала она, проходя в комнату. – Как вы думаете, долго придется ждать?

– Понятия не имею.

Он закрыл дверь и прислонился к стенке: руки в карманах джинсов, жующие челюсти – все как обычно.

Сняв шубу, Хельга положила ее на спинку стула и села.

– В такую погоду не стоит ехать дальше. Лучше всего найти какой-нибудь отель.

– Мне приходилось водить машину в метель, – сказал Ларри. – Так что если вы хотите, мы можем ехать дальше.

Хельга посмотрела на часы. Было 3.15. Она с тоской подумала об «Адлоне». Ей так нужна сейчас горячая ванна и хороший сон до обеда. Но Ларри… В таком виде ему нельзя в отель, где ее хорошо знают. Хельга задумалась.

– Мне бы хотелось отдохнуть, – сказала она, – я устала. Но в таком виде я не могу вас взять в отель.

Она достала из сумочки несколько банкнот.

– На этой улице есть магазин готового платья. Купите там себе темный костюм и белую рубашку с черным галстуком. А также плащ и ботинки. Вы будете жить в отеле, как мой шофер. Купите еще чемодан и сложите в него свои вещи. – Ларри изумленно смотрел на нее.

– Но это невозможно!

– Делайте то, что я вам говорю, – голос Хельги прозвучал немного раздраженно. – Я устала. Вот деньги.

Он взял деньги, надел шапку и вышел.

Через час они будут в отеле, думала Хельга. Она примет ванну, выпьет коктейль и ляжет в постель. В отеле никто не будет интересоваться ее шофером, только надо быть очень осторожными. Ей ни в коем случае не следует обедать с Ларри. Но потом она сможет позвонить и вызвать его к себе. Вероятно, он очень неопытный любовник, но это дело поправимое.

При одной мысли, что он заключит ее в объятия, у Хельги бешено застучало сердце.

Дверь отворилась, и она вздрогнула. Вошел Фридлендер и огляделся.

– Где Ларри?

– Сейчас вернется. Паспорт готов?

– Конечно. Отличная работа!

– Покажите.

После некоторого раздумья старик подал Хельге паспорт. Он был не новый и выглядел совсем как настоящий. На нем стояло имя Ларри Синкарса. Занятие – студент. Фотография была не слишком хорошей, но штемпель выглядел убедительно.

– Было немало работы, – сварливо сказал Фридлендер. – И все это за какие-то три тысячи франков. Слушайте, прибавьте еще пятьсот.

Хельга открыла сумочку, отсчитала три тысячи франков и положила их на стол, а паспорт спрятала.

– О прибавке поговорите с Ларри, – сказала она.

Старик взял деньги и сунул их в карман.

– Как знаете, красавица моя. Только учтите, иногда скупость обходится дороже, чем расточительность.

Хельга подозрительно посмотрела на него.

Не сказав больше ни слова, старик вышел из комнаты.

Через двадцать минут появился Ларри. Когда он вошел в комнату, Хельга едва узнала его. Исчез небрежно одетый американец с жевательной резинкой, а его место занял вполне респектабельный молодой человек. Белый воротничок, черный галстук и плащ выглядели как своеобразная униформа и делали его похожим на шофера из богатого дома. Он выжидательно смотрел на Хельгу, ожидая, какое впечатление произвело его переодевание.

– Прекрасно, Ларри! – сказала она. – Ваш паспорт уже готов, можно идти.

– Я привел вашу машину, мэм, – он бросил на нее виноватый взгляд. – Простите меня за самоуправство. Но я подумал, что вам не захочется далеко идти в такую погоду.

Хельга удивилась.

– Но ведь ключи от машины у меня?!

Машинально он потянулся к шапке, но сообразив, что ее нет, потер лоб.

– Я хорошо знаю машины, мэм. Ключ от зажигания – это не проблема. Надеюсь, я не позволил ничего лишнего?

– Но она хоть заперта?

– Конечно! Мне просто хотелось избавить вас от такой прогулки. На улице очень холодно и ветрено.

Хельга почувствовала страх, но потом успокоила себя. Действительно, не очень-то приятно ходить в такую погоду. Ларри очень практичен, решила она. И заботлив.

– Очень мило с вашей стороны, – с улыбкой сказала она, затем открыла сумочку, достала ключи и подала их ему. – Может, с ними будет проще?

Они вместе вышли на улицу. Ларри открыл перед Хельгой дверцу, и она скользнула на сиденье. Он стряхнул с ботинок снег, сел за руль. Хельга объяснила ему дорогу до «Адлона».

6
{"b":"5945","o":1}