ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Неужели совсем ничего оттуда не запомнила и не разобрала? – с ноткой разочарования прервал мои размышления Фредерик.

– О, нет, конечно, это какие-то утраченные знания магиков? – выпалила я, словно пытаясь оправдаться перед учителем за невыученный урок.

– Ты верно все поняла, – кивнул мужчина. Его губ коснулась легкая улыбка, на мгновение вернув ему в моих глазах человеческий облик. – Но все намного сложнее, чем ты могла бы себе представить. Садись, я расскажу, что успел узнать, – он похлопал ладонью рядом с собой по ступеньке. Я осторожно села на максимально отдаленном от него расстоянии, прижав к животу корзину. – Я тебя не укушу, – тихо ухмыльнулся он, и я глупо кивнула ему, не сдвинувшись с места, чем вызвала легкий вздох. – Что ж… С чего бы начать… – он задумчиво поднял голову, глядя на небо, и я невольно последовала его примеру, словно на единственном тщедушном облачке, с трудом ползущем над нами, могло быть что-то написано. – Сколько войн было между магиками и технерами? – наконец спросил Фредерик.

– Три! – выпалила я.

– Нет, неправильно, – покачал головой имплантер. – С этого все и началось. С неправильного мнения, вложенного в наши головы, и которое я нечаянно пошатнул, обнаружив одну книгу. Очень старую книгу, просто чудом сохранившуюся. И знаешь, о чем она была?

– О чем? – чуть дыша спросила я.

– О Первой войне. О настоящей первой войне, а не той, которую так называют в наших анналах истории.

– И чем она такая особенная? – несколько разочарованно пожала плечами. – Войной больше, войной меньше. Это в любом случае отвратительное явление.

– Она особенная тем, что после нее и появились мы. Технеры. И магики.

– Что Вы имеете в виду? – удивленно вскинула брови. – Разве мир не всегда был таким, какой он есть сейчас, разделенным на два лагеря?

– Нет, отнюдь. Когда-то, в незапамятные и уже потерянные времена, не было этих двух лагерей. И, насколько я смог узнать из древних записей, все люди были едины с магией, могли пользоваться ею без каких-либо татуировок и прочих ухищрений. Это словно был воздух, которым мы дышим, естественное и простое явление, никого не удивляющее. Но потом что-то произошло. И магия покинула людей, всех, сосредоточившись на территории магиков. И люди тоже разделились. Но технеры, все еще подсознательно стремящиеся к такому же единству, как и магики, имеющие хоть какой-то доступ к магии, создали чипы, которые все до единого подключены к общей сети, одновременно объединяющей их и держащей под строгим контролем. Между прочим, у ваших татуировок есть нечто общее с этими чипами, – Фредерик повернулся ко мне, остановив взгляд на узоре на моем предплечье, выглядывающем из-под закатанного рукава рубахи. – Мне никак не удается достать образец краски, но мне кажется, что она состоит из микроскопических активных веществ, действующих по принципу нано-роботов, которые улавливают магические потоки и транслируют их в тело носителя татуировки.

– Что?.. – я недоуменно захлопала глазами, не понимая, что мне рассказывал имплантер. Тот шумно вздохнул.

– Татуировка – это краска.

– Ну, – кивнула я.

– Любая краска состоит из красящего пигмента.

– Так.

– Представь, что в этом пигменте есть множество крошечных чипов, как у технеров, только они не активируют технические устройства и электронику, а позволяют тебе ощущать и управлять магическими потоками.

– О-о-о, – понимающе протянула. – Значит, когда-то давно все мы имели намного большее, чем сейчас… Но почему-то об этом забыли, потеряли свое прошлое.

– Именно, – кивнул Фредерик, улыбаясь уголком рта. – Я пытался изучить этот вопрос. Мне стало интересно, как это произошло, что к этому привело. И можно ли повернуть все вспять.

– Ого, сложный вопрос, – покачала головой. – Нужно ли это было бы всем людям? Тогда у технеров было бы преимущество над нами…

– Не было бы никакого преимущества! – воскликнул мужчина, отчего я вздрогнула. – Ты как они! Которые начали гонения за мной! Ты не понимаешь! – он внезапно начал махать руками, совсем как сбрендивший старик, и я невольно прижала корзину к себе крепче, не зная, чего от него ожидать. – Какое может быть преимущество одного народа над другим, если бы не было двух народов! Вот, ты – то, чего я хочу!

– Что?

– То, чего я хочу добиться! Равенство! Но если тебе и другим магикам вживить чип легко, то с этими дурацкими татуировками невозможно совладать! Уверен, ты слышала про этих ваших Пропащих, это то, о чем я говорю!

Я осторожно приподнялась со ступенек и начала красться в сторону дома. Впервые за несколько месяцев я увидела, чтобы Фредерик так расходился, обычно он был молчаливым. Похоже, его перемкнуло на какой-то старой не то проблеме, не то обиде, и я стала невольным слушателем этой истерии, чего мне совершенно не хотелось. Фредерик внезапно заметил мои поползновения от него подальше и схватил за запястье с неожиданной для него прытью.

– Нет, ты дослушай про Пропащих! Бедные люди! Бедные!!!

– Вы меня пугаете! – пискнула я, сжимаясь от страха.

– Ты знаешь, в чем на самом деле их проблема? – продолжил мужчина, похоже, уже не слыша и не видя ничего вокруг себя. – Они обычные аллергики! Их тела не могут воспринять те вещества, которые содержатся в вашей краске! Они их отторгают! Потому они не могу пользоваться магией, для них нет никакого шанса! А все почему? Потому что магия изначально была внутри всех нас, а не снаружи! Не было потоков, не было! Каждый человек был сосудом! А затем… затем как-то их все разом разбили! Одним мощным ударом, и энергия высвободилась! Все, что достается даже вам, магикам – это жалкие крупицы той былой мощи великого единого народа! Ты видишь книгу, которую я тебе дал, что в ней описано! Это такая крошечная песчинка посреди пустыни, что ты себе даже представить не можешь!

Фредерик ослабил хватку, и я вырвала запястье из его руки, испуганно метнувшись в дом. Пробежала по коридорам и закрылась от него в библиотеке, задыхаясь от внезапно нахлынувшего ужаса. Однозначно, соглашаться на условия имплантера было плохой затеей. Он же совсем свихнулся, живя в этом лесу в одиночестве, еще и столько лет. Если в его положении это можно было назвать жизнью вообще.

Я осторожно поставила корзину на пол. Сцепила перед собой дрожащие ладони, пытаясь унять нервный испуг. Походила немного по комнате, напряженно ожидая, не начнут ли ко мне ломиться. Но никто за мной не пошел, и я немного успокоилась. Время шло, а мне было пора идти по делам, потому я на всякий случай приложила ухо к двери и прислушалась. Похоже, в коридоре никого не было. Значит, Фредерик действительно просто увлекся рассказом, и вправду не хотел меня пугать, хоть его поведение и было далеко от привычно-флегматичного. Осторожно приоткрыв дверь, я выглянула в коридор. Никого не заметив, я вышла наружу.

– Привет, – раздался с другой стороны коридора голос имплантера, и я подпрыгнула на месте от испуга. – Как продвигается работа?

– Работа?.. – дрожащим голосом переспросила я.

– Работа. Над переводом книги, – настойчиво повторил Фредерик. Я непонимающе приподняла брови. – Мне пора, – внезапно произнес мужчина и, совершенно спокойно прошел мимо меня по направлению к своему рабочему кабинету.

Я еще несколько мгновений постояла, удивленно глядя ему вслед. Похоже, провалы в памяти у него случались чаще и хуже, чем он считал, просто никто не мог ему об этом сообщить, а он и не замечал. Мне даже стало жаль его. Но мне вправду было пора возвращаться к своему распорядку дня и книге, уж что-что, а проверять мои результаты Фредерик никогда не забывал.

Глава 25. Возмездие.

Моя работа над древним талмудом была до невозможности однообразной. Книга была неинтересной, я многого в ней не понимала, ни описываемых в ней явлений, ни требуемых для создания этих явлений предметов и эффектов – ровным счетом ничего. В основном я понимала только глаголы вроде “сделать” и “положить”, да бесконечное количество предлогов. Это словно была поваренная книга с чудными для меня ингредиентами. Но деваться было некуда. Я со вздохом отодвинула от себя ворох черновиков и уставилась на цилиндр, стоящий перед моими глазами на подоконнике.

59
{"b":"594656","o":1}