ЛитМир - Электронная Библиотека

Поравнявшись с нами, молодой брюнет окинул наш дуэт заинтересованным взглядом. Следом за ним, негромко что-то обсуждая, появились еще две девушки – сотрудницы отдела. Обе вежливо поприветствовали высокое начальство, причем любопытство в девичьих глазах светилось ничуть не менее явное.

Коротко кивнув им в ответ, родитель подхватил меня под руку, увлекая за собой. Ясно. Разговаривать при свидетелях он не намерен.

Пара минут быстрой ходьбы закончилась в кабинете ректора, который тот на время уступил моему отцу. И теперь продолжение нотации я выслушивала в несколько более комфортных условиях – сидя на диване. Что, впрочем, не делало обрушивающиеся на меня слова более приятными, а их смысл – позитивным.

– Что же ты творишь со своей жизнью? – Папа, заложив руки за спину, размеренно расхаживал по помещению. – Я был о тебе лучшего мнения. Разве этому я тебя учил? Разве для этого ты провела в школе столько времени? Держать удар! Находить оптимальные пути решения проблемы! Анализировать и адекватно реагировать! Лавировать! Действовать гибко! А ты? Единственная, крошечная трудность, и ты трусливо сбегаешь! Самоустраняешься! А способ, который ты выбрала для того, чтобы избавиться от нежелательного внимания к себе? Несуразней придумать трудно! Неужели не понятно, что Лисовскому совершенно безразлично, были у тебя с кем-то близкие отношения или нет?

– Так у меня их и не было! Я об этом даже не думала! А Плутон… – Не сдержавшись, я вскочила, не желая больше слушать беспочвенных обвинений. Впрочем, тут же села обратно, потому что в стальном взгляде прочитала неодобрение моей столь бурной эмоциональной реакции. – Хочешь знать, почему я это делаю? Да потому, что тебя от проблем избавить пытаюсь!

В ответ раздался равнодушный вопрос:

– Вот как? – Темная бровь удивленно поползла вверх, показывая, что от меня ждут объяснений.

– В настоящий момент только ты можешь принимать решение относительно изменения моего семейного статуса. – Я начала с того, что и без моих напоминаний ему прекрасно известно. – У меня же, пока я не имею гражданства, нет права ни отклонять, ни принимать соответствующие предложения. Разве что высказать тебе как своему опекуну личное мнение на этот счет. К которому опять-таки ты можешь и не прислушаться. Однако я уверена, отдавать меня тому, кому я нужна исключительно в целях упрочения социального положения и кого я не люблю, тебе совесть не позволит при всей твоей прагматичности. Это с одной стороны. С другой, Лисовский – сын президента Конфедерации. Ну и что же произойдет, когда не только он сам сделает мне уже официальное предложение, но и его отец обратится к тебе лично с соответствующей просьбой? Ответишь отказом и потеряешь работу. А я этого допустить не могу. Значит, обязана как можно быстрее устроиться на работу и избавить тебя от обязанностей опекуна, чтобы ответственность за отказ легла только на меня. Причем ни у кого не должно возникнуть подозрений, что ты мне в этом помог. В идеале пусть думают, что еще и пытался помешать, контролируя все то, что делаю. Раз уж столь оперативно сюда прилетел, едва узнал о намерениях Олега. Что, впрочем, и произошло. Слежку за мной ведь ты организовал? – приглушив голос, спросила, хотя и знала, каким будет ответ.

– Именно, – одними уголками губ улыбнулся родитель. Прекратив хождение, наконец остановился напротив. – Значит, решила ценой своей карьеры спасти мою? Похвально. И все же способ получить гражданские права ты выбрала неудачный.

На подобное заявление мне только и осталось, что пожать плечами.

– Другого не нашла. Что еще я могу, если фактически связана социальными законами по рукам и ногам, а действовать вразрез с ними – значит, подставить тебя еще больше?!

– А просто согласиться стать женой Лисовского никак нельзя? – Неожиданно вместо признательности в голосе я услышала отчетливое разочарование, и меня окатило нехорошее ощущение – что-то важное упустила. Вот только что?

– Стоп… – остановила больше себя, чем отца, принимаясь лихорадочно анализировать ситуацию. – Ты не против? Да что ж вы на этой свадьбе-то зациклились? Сначала он, теперь ты… Я думала, это только у Олега глюк какой-то в голове приключился. Десять лет знакомства, друг семьи, никаких знаков внимания, и вдруг ни с того ни с сего… замуж! Я ему зачем? Он ведь даже предложение толком не сделал. Едва намекнул на подобный вариант развития событий и тут же исчез… Вот только не надо утверждать, что у него не было времени нормально со мной поговорить. И уверять меня в неземной любви, которой Лисовский ко мне внезапно воспылал, тоже!

– Не собираюсь. – Отодвинув стул от стола, папа развернул его задом наперед и сел, опираясь предплечьями на высокую резную спинку. – Может, еще подумаешь относительно возможных причин?

От изумления среагировала я не сразу, потому что единственное, что пришло в голову…

– Это проверка?

– В некотором смысле, – ответил он совершенно серьезно, без малейшего намека на то, что это шутка такая. – Нужно было посмотреть, каковы будут твои действия.

– Ну и как, довольны? – старательно загасив эмоции, поинтересовалась я.

– Честно? – риторически спросил отец. – Не очень. Вернее, частично. Ускорила курс обучения ты весьма профессионально, молодец. Однако в остальном повела себя как дилетант. Информацию о своих намерениях раскрыла… да-да, я инструктора имею в виду, – предупредил мой вопрос. – Действовала практически в открытую. Хотя, конечно, за заботу обо мне я тебе благодарен. Это было неожиданно, – наконец-то получила я хоть какую-то положительную оценку своих личностных качеств.

Может, это и парадоксально, но после его слов в некотором смысле я даже облегчение почувствовала, потому что все нелогичности и нестыковки постепенно исчезли. И стало мне абсолютно ясно, что отцу нужен был способ выяснить, насколько же я предана профессии. Понять, готова ли променять ее на место жены пусть нелюбимого, но очень влиятельного человека и практически беззаботную жизнь. Осталось только понять…

– Цель какова?

– Цель… – На несколько секунд серые глаза перестали изучать сидящую напротив любопытную моську и опустились к запястью. Активировав голонакопитель, папа отправил его в мою сторону.

Поймав матрицу, я повернула ее в удобную мне позицию, чтобы увидеть надпись.

– «Дело «Атрион», – прочитала вслух и перевела взгляд на визави, который размеренно постукивал носком ботинка по полу. – Громко и непонятно. Привлекает внимание, не находишь?

Молчание в ответ, и я, пожав плечами, вернулась к изображению. Нет – значит, нет. Навязывать свое мнение не буду.

Откинув в сторону все посторонние мысли и более не обращая внимания на родителя, я раскрыла папку. Вильют тут же услужливо сформировал стопку виртуальных каталогов. Пустых, но уже с грифами, традиционными для подобных хранилищ данных. Мне осталось только выбрать и активировать тот, в котором все же виднелся кончик одного-единственного документа.

Глава 1

Конфиденциально

Представительство планеты Атрион

Управление внешних связей

Галактический рукав Ветвь Южного Креста,

звездная система Аш-Хори

Исх. № 098-287-1z-789 от 93.219078

по летосчислению Атриона

Правительство Конфедерации

Галактический рукав Ветвь Ориона,

Cолнечная система, планета Земля

Вх. № 789000-23282-a1 от 31.01.2770 г.

по земному летосчислению

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЗАПРОС

Просим оказать содействие полномочному представителю министерства обороны звездной системы Аш-Хори гайду Ис-Лашу ВерДеру в отборе персонала, готового к выполнению специальных технических заданий по получению информации и работе с ее источниками.

Генеральный консул Атриона Ди-Лер ОлиРом
2
{"b":"594668","o":1}