ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но скоро посещения Понятовского стали известны императрице, и ему пришлось проститься с Петрополем. Вот как было это дело по свидетельству Гельбига.

Переодетый цирюльником, Понятовский скитался около дворца великой княгини в Ораниенбауме. Об этом известили Петра, который встретил цирюльника очень свирепо и велел его арестовать. Когда арестованного привели на допрос к Петру, то тут же находился граф Браницкий, который по окончании допроса пинками вытолкнул Понятовского за дверь. Петр при этом смеялся до слез. Случай этот дошел до Елизаветы, и карьере Понятовского в России был навсегда положен конец.

Но и на этот раз не суждено было прекратиться навсегда связи Екатерины с Понятовским. Хотя на время на ложе любви и явился новый заместитель, но скоро международная политическая игра снова свела Екатерину с Понятовским.

После злосчастного для Польши договора Фридриха II и Екатерины, состоявшегося 11 апреля 1764, которого «секретные параграфы» имели в себе смертоносный яд для Польши, между обоими властелинами состоялся особый секретный договор, по которому отнятая у короля Фридриха Августа II корона должна была перейти к прежнему любовнику Екатерины, графу Понятовскому.

Не потому был избран для сей великой чести Станислав Понятовский, что он был особенно дорог Екатерине, а потому лишь, что она имела в виду воспользоваться им и извлечь из несчастного Сарматского королевства свою личную выгоду.

«Понятовский, — говорит Зугенгейм, — был не только женолюбивый, бесхарактерный субъект, но он в тоже время был изменником и предателем отчизны и помогал Екатерине в её преступных замыслах против его родины».

Избрание Понятовского на польский престол, состоявшееся под непосредственным давлением русских штыков, было прелюдией к случившемуся восемь лет спустя разделу могучего государства, которое обязано своей гибелью единственно честолюбивой и ненасытной блуднице, прикрывавшейся всеми добродетелями и не имевшей ни одной из них.

Григорий Орлов

Но мы, заговорив о политике, забежали несколько вперед и уклонились от предмета нашей беседы. Вернемся к той области, где «Великая Екатерина» действительно была велика: на почве порока и преступления. Салтыков и Понятовский являются пигмеями в сравнении с теми «деятелями», которые удостоились быть преемниками их.

С удалением Понятовского в жаждущем любви сердце Екатерины явилась тягостная пустота, которая как возможно скоро должна была быть заполнена. И вот в лице безнравственного и распутного, лишенного всякого внешнего воспитания Григория Орлова и явился тот молодчик, которому было суждено приглянуться Екатерине. По своему образу жизни и разнузданному характеру, Орлов гораздо более соответствовал беспутному складу этой ненасытной мессалины, нежели его оба предшественника, которые до известной степени отличались хотя внешним благородством.

Орлов жил в то время недалеко от Зимнего дворца, и на его обязанности лежало следить за прусским генералом, графом Шверином, взятым русскими в плен при Цорндорфе и жившем в Петербурге. О первом знакомстве Орлова с Екатериною Зугенгейм рассказывает следующее:

«После одной из неприятных семейных сцен с Елизаветой и Петром, Екатерина в рассеянии растворила окно и хотела смотреть на Неву, но её первый взгляд упал на Орлова. С этого момента судьба его была решена. Вид красивого молодого человека, как электрическая искра, коснулся Екатерины и зажег в ненасытной сладострастнице животную похоть… Григорий, сознавая в себе все качества хорошего любовника, сразу понял в чём дело и, как знаток любовных дел, повел эту интригу столь успешно, что чрез несколько дней уже пожинал лавры в объятиях Екатерины… Под прикрытием ночи в квартире Орлова происходили встречи любовников, о которых день ничего не знал».

Таким образом супруга наследника престола спустилась до любовницы преданного пьянству и шулерству артиллерийского лейтенанта, известного всему Петербургу за драки и скандалы на улицах. Скоро она познакомилась и с братьями Орлова: Иваном и Алексеем, такими же разнузданными шалопаями, как и Григорий, и их маленький домик на Морской стал вертепом для самых гнуснейших и противоестественных оргий. Известно, что ненасытная мессалина не удовлетворялась одним Григорием, и потому его брат, Алексей, также имел счастье активно служить этой высокой особе.

Всё бы шло отлично, но беда была в том, что Екатерина в финансовом отношении находилась в большой зависимости от императрицы Елизаветы, которая для Екатерины не отличалась большой щедростью, а потому последняя не была в состоянии удовлетворять легкомысленным и непомерным расходам расточительных братьев Орловых. Вследствие сего Орловы за деньги весьма легко склонялись на всякие злодейства и заговоры и скоро вошли в тайные соглашения с Екатериной насчет исполнения её заветных планов.

«С этого времени квартира Орловых, — говорит Гельбиг, — в другое время бывшая ареной грубых чувственных удовольствий, стала вертепом для всяких заговоров».

Орловы взяли на себя роль постепенно подготовлять гвардейцев к тому, чтобы завладеть троном и укрепить оный за Екатериной. Но так как исполнение такого серьезного плана нуждалось в больших денежных суммах, то и было решено достать для Григория Орлова место главного казначея артиллерии, которое в то время, по счастливой случайности, было вакантным. Генерал Пурпур, от которого зависело назначение казначея, сначала ни под каким видом не соглашался доверить столь большой суммы денег пользовавшемуся крайне плохой репутацией Григорию Орлову, но когда он узнал, что великая княгиня хлопочет за Орлова, он взял свое первоначальное мнение назад и утвердил Орлова.

С награбленными из государственной казны деньгами было энергично приступлено к выполнению гнусного плана. При помощи небольших денежных подарков в войске питался и поддерживался дух неудовольствия к правительству. Особенно успешно подготовлялся к революции Измайловский полк, командир которого был приятелем Екатерины.

В декабре 1761 умерла Елизавета Петровна при ужасных болях живота, которые были следствием её непомерных злоупотреблений половыми удовольствиями.

На престол вступил племянник её, Петр III, и соучастники Екатерины немедленно хотели приступить к исполнению созданного ею «государственного плана». В лице гвардейского офицера Пассека был найден тот гнусный муж, который должен был вонзить кинжал в грудь злосчастного Петра III. Но предусмотрительная Екатерина ожидала надлежащего момента для этого и не торопилась, ибо для полного успеха дела надлежало предварительно совершиться одному «радостному событию», которое ей помог устроить Григорий Орлов. В четвертый месяц правления Петра III и в апреле 1762 г., совершилось это событие: Екатерина подарила России, которая уже от неё получила маленьких Салтыкова и Понятовскую, еще маленького Орлова, появление которого, по устранении от правления Петра III, могло быть встречено подданными менее благосклонно. Ей же хотелось предстать пред народом в полной своей физической красоте и грации. Во время беременности она никуда не показывалась, распространяла слухи, что Петр отстраняет ее от двора и сбирается заточить в монастырь; выжидая время, она сидела дома, управляла заговором и лечилась от мнимой «болезни ног», которая окончилась рождением Орлова. Роды были обставлены столь мастерски секретно, что никто ничего о них не знал. В ночь, когда начались потуги, по заранее созданному плану, камердинер Екатерины Шкурин поджег на окраине города казенный барак. Это было сделано для того, чтобы удалить на время из дворца Петра, который, как известно, не пропускал ни одного пожара. Так и теперь; пока он наслаждался зрелищем горящего барака, супруга его разрешалась от бремени. Немедленно после родов младенца удалили, и притом тот же Шкурин отвез его к своим родным, которые хранили и воспитывали этого младенца, ставшего впоследствии еще более достойным распутником, чем были его почтенные родители. Если верить историку Кастэра, биографу Екатерины II, то весь этот маневр с «сокрытием концов» не вполне удался, и Петр в самый последний момент был уведомлен о рождении «сына»; он немедленно отправился в покои Екатерины, но придя туда застал ее сидящей на диване и уже излеченной от «недуга в ногах», длившегося несколько месяцев.

5
{"b":"594829","o":1}