ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он провел меня через зал к черному ходу и, показав на противоположную сторону переулка, произнес:

– Вот он.

Поблагодарив посыльного, я пересек переулок и толкнул дверь бара.

За столом сидело трое мужчин, потягивая пиво; четвертый, облокотившись о стойку, задумался над стаканом с виски. Могучего вида бармен с красным добродушным лицом крутил ручку радиоприемника. Направившись в конец бара, подальше от этих четверых, я стал ожидать, когда подойдет бармен.

– Мне двойное шотландское с содовой и, если у вас нет других дел повеселее, принесите то же и себе.

Бармен осклабился:

– Будет исполнено, спасибо!

Он вернулся с наполненными стаканами, и беседа возобновилась.

– Давненько я не бывал у вас в Уэлдене. Пожалуй, больше года, – сказал я. – У меня тут был знакомый. Звали его Джо Фармер. Я слышал, он умер…

– Так оно и есть, – кивнул бармен, – какой-то подонок его сбил и скрылся. Его так и не разыскали. Да что там говорить, если уж местные копы[1] не могут найти даже собственную фамилию в телефонном справочнике.

– Сами-то вы знавали Джо?

– Не довелось. Я здесь новичок, а он погиб за пару дней до моего приезда. Но историю с ним я знаю.

Внезапно во мне пробудился интерес:

– А что случилось с барменом, у которого Джо так любил поддавать?

– С Джейком Хессоном? Он бросил работу у Майка: нашел дело получше.

– Не знаете где?

– В каком-то отеле. Запамятовал название.

– Может быть, в «Шэд-отеле»? – осенило меня.

– Вот-вот, именно там, – подтвердил бармен.

Я взглянул на него с нежностью:

– Давай-ка допьем и повторим.

Мне стало ясно, что лед тронулся.

Глава 2

1

Вернувшись в клуб «Флориан» за Берни, я узнал от метрдотеля, что он минут двадцать назад ушел.

– Один? – поинтересовался я.

Метрдотель отрицательно покачал головой.

– С ним была одна из наших танцовщиц, – в его голосе прозвучало явное неодобрение.

Зная Берни как любителя легких приключений, я был абсолютно уверен, что не увижусь с ним до утра, и поэтому решил вернуться в «Шэд-отель» и еще раз поговорить с Джейком Хессоном.

Бар оказался закрытым. Тогда мое внимание привлек администратор отеля, лениво перелистывавший журнал.

– Не знаю вашего имени, – облокотился я о конторку. – Закуривайте.

– Моя фамилия Ларсон. Спасибо, не курю, – отозвался он.

– А как зовут вашего бармена? По-моему, я встречал его где-то.

– Джейк Хессон.

– Кажется, раньше он работал в баре Майка. Это на задворках клуба «Флориан». Я не ошибаюсь?

– Нисколько. Он появился у нас с год назад, – ответил Ларсон, взглянув на меня без особого любопытства.

– Постарайтесь вспомнить точную дату.

– Сентябрь прошлого года. А чем вызван такой интерес?

– То есть как раз, когда у вас останавливалась Фэй Бенсон, – уточнил я, оставив его вопрос без внимания.

– Фэй Бенсон? – Ларсон отодвинул журнал. Он явно не мог решить, как отнестись ко мне: с подозрением или с участием. – Вы имеете в виду исчезнувшую девушку?

– Ее самую. Когда она здесь останавливалась, Хессон уже работал в баре?

– Нет.

– Забавно. А он утверждает, что встречал ее здесь.

– Вас интересует мисс Бенсон?

– Именно. Я расследую ее дело по заданию «Крайм фэктс». И как долго она здесь прожила?

– Вы что же, хотите сказать, что это дело снова открыли?

– Оно никогда и не закрывалось. Как долго, я вас спрашиваю, она здесь прожила?

Пододвинув к себе большую, добротно переплетенную в кожу книгу, Ларсон принялся листать ее страницы. После небольшой паузы он произнес:

– Записалась он девятого августа, а пропала – семнадцатого.

– Она оплатила счет за номер, прежде чем исчезла?

– Нет. За ней остался долг в тридцать монет. Полагаю, что эти денежки плакали.

– Как распорядились ее вещами?

– Их конфисковала полиция. Да там и было-то кот наплакал: дамская сумка и чемоданчик.

– Посетители у нее бывали?

– Нет, на ее имя не поступало даже почты.

– Может быть, ей звонили по телефону?

И на этот вопрос Ларсон отрицательно покачал головой:

– Правда, спустя три дня после исчезновения мисс Бенсон ее разыскивала какая-то девушка. Но пока она жила у нас, ею никто не интересовался.

– Что за девушка?

– Не знаю. Она пришла и спросила: не появилась ли мисс Бенсон. Когда я ответил, что нет, она оставила телефон и просила позвонить, если мисс Бенсон вернется.

– Вы сообщили об этом полиции?

– О девушке? А зачем? Достаточно того, что их кованые каблуки прежде всего затопали именно здесь. Ничто так не отпугивает посетителей, как это стадо в мундирах. Дела в гостинице идут не так уж прекрасно, чтобы мы могли позволить себе разбазаривать клиентуру.

– А вы случайно не помните, как звали эту посетительницу?

Ларсон раскрыл на последней странице книгу регистрации посетителей, отцепил прикрепленную там визитную карточку и протянул ее мне. На карточке значилось:

ДЖОАН НИКОЛЬС

КВАРТИРА «Б»

ЛИНКОЛЬН-АВЕНЮ, 76, УЭЛДЕН, У-75600.

Поблагодарив, я спрятал карточку в бумажник.

– Хессон где-нибудь поблизости? Мне надо перекинуться с ним парой слов.

– Он живет не здесь. У него комната на Бэй-стрит.

– Вы помните номер?

– Двадцать семь, а в чем дело?

– Да никакого особого дела. Просто я по крупицам подбираю информацию, как сорока таскает все, что блестит. Сорока, знаете ли, напугала мою маму перед тем, как я появился на свет Божий. Пожалуй, мне пора закругляться. Утром увидимся.

Оставив его в полном недоумении, я поднялся к себе в номер. С полчаса я тщетно пытался заснуть. Внезапно дверь номера распахнулась и вспыхнул свет. Прищурясь, я сел на постели и тут узнал стоявшего в дверном проеме Берни.

– Ради всех святых, дашь ли ты мне спокойно поспать? – прорычал я.

– Тебе бы следовало быть на ногах и работать, как это делаю я, – заявил Берни, нетвердой походкой направляясь к моей кровати. – Правда, я слегка окосел.

Он тяжело хлопнулся на постель и важно надул щеки:

– Есть недурная новость: у Фэй был приятель!

– Повтори, – воскликнул я, пораженный, – тебе удалось его разыскать?

– Разыскать пока не удалось, зато я достал превосходное описание его внешности. Я был уверен, что такая задавака, как эта Бенсон, не сможет обойтись в своей жизни без приятеля: это противоречило бы природе вещей. Я таки познакомился с той рыжей. Она величает себя Доун, но готов биться об заклад, что настоящее ее имя Беула, Дагмара или что-нибудь в этом роде, внушающее страх и благоговение. А какова собой! Никаких тебе запретов, ограничений, зато какая пылкая страсть к деньгам!

– И что же она тебе поведала?

– Она работала в клубе в одно время с Фэй, – объяснил Берни, протирая глаза. – То ли пол качается под ногами, то ли я пьянее, чем мне кажется.

– Да нет, – произнес я не без сарказма, – на море сегодня действительно шторм. Ну выкладывай, что там у тебя.

– Доун рассказала, что никто из девушек не был с Фэй Бенсон на короткой ноге. Это вовсе не значит, что она держалась высокомерно – просто у нее была собственная костюмерная, и она предпочитала пользоваться именно ею. Остальные девушки, как это всегда водится, любили о ней посудачить. Через три дня после начала работы Фэй в клубе Доун видела, как она разговаривала с человеком, сидевшим за рулем машины. Это случилось вечером. Машина стояла в дальнем конце переулка, того, что позади клуба. Рассмотреть лицо того человека Доун как следует не смогла: он был в шляпе, надвинутой на глаза, и дымчатых очках, явно излишних, поскольку уже стемнело. Машина была дорогой марки: двухцветный кремово-зеленый «Кадиллак» с откидным верхом.

– Эй ты, остолоп, этот тип мог ведь просто спрашивать дорогу.

вернуться

1

Коп – жаргонное название полицейского.

4
{"b":"5950","o":1}