ЛитМир - Электронная Библиотека

Анзел, покуривая старую трубку, оставался в палатке до тех пор, пока не раздавался громкий шепот его компаньона:

– Набралась уже целая банда!

Тогда врачеватель величественно выходил из палатки и захватывал ошеломленную аудиторию чарами своего ревностного фанатизма.

Далее Богль выставлял напоказ свои внушительные мускулы, обязанные якобы таблеткам Вирили доктора Анзела (коробочка с пятьюдесятью таблетками за три доллара). Наконец можно было посмотреть на картину с изображением удивительно костлявой женщины и на изображение той же самой женщины, но уже в виде королевы красоты. Эта метаморфоза заставляла замирать сердца туземцев, и произошла она, внушалось им, благодаря таблеткам доктора Анзела, способствующим развитию женского бюста (два доллара пятьдесят центов за коробочку с двадцатью пятью таблетками) и такой удивительной трансформации.

Анзел и Богль предпочитали кафе Лоренцилло всем другим заведениям подобного рода. Здесь было довольно мало американцев, и после заполненного хлопотами длинного дня два компаньона проводили там спокойные вечера.

– Все копы обо мне давным-давно забыли, – задумчиво сказал Богль, поднимая на пару дюймов стакан. – Скоро и год пройдет. Это достаточно долгое время. И потом, у меня не было иного выхода, как застрелить этих мерзавцев. Так что это не убийство, а необходимая самооборона.

– Не говори глупостей, – откликнулся Анзел. – На какие шиши мы там проживем. Кому, скажи на милость, в Чикаго нужны таблетки Вирили?

Богль его уже не слушал. Его выкатившиеся глаза так и впились в златовласую блондинку, появившуюся у входа в кафе и озирающую с высоты веранды патио, заполненное народом.

– Что за прелесть! – воскликнул Сэм, вцепившись в стол. – Ты только взгляни!

– Она действительно очень красива, – произнес Анзел с сомнением в голосе. – Но слишком хороша для тебя, мой мальчик. Она из тех женщин, что начинают гладить волосы, а кончают тем, что уносят твой скальп…

– Святой Моисей! – воскликнул Богль, не обращая ни малейшего внимания на тираду Дока. – Такая красавица в мексиканской дыре!

Анзел внимательно рассматривал девушку. Она явно была в нерешительности. На маленьком лице легко читался сильный характер. Ее глаза и рот были большими, а нос выше всяких похвал, подвел итог знаток женщин и целебных бальзамов. Светлые волосы, падавшие на плечи девушки, отливали медью в свете ацетиленовых ламп. На ней был белый костюм с темно-красной блузкой.

– Самая красивая девушка в мире, и одна, – пробормотал Богль с хрипотой в голосе. – Можно подумать, что она именно из тех девушек, кто позирует для афиш Кони Айленд. Иди пригласи ее, Док, пока она не уселась с одним из этих вонючих метисов!

И действительно, двое безукоризненно одетых испанца стали внимательно поглядывать на девушку. Некоторое время они тихо переговаривались между собой. Затем один из них пригладил волосы и решительно поднялся.

– Минуточку! – прорычал Сэм, резко поворачиваясь и глядя в лицо испанцу. – Оставь свои чувства при себе, приятель! Проследи лучше за своей задницей! Я сам займусь этой дамой… Тебе все понятно?

Испанец, посмотрев на Богля, пожал плечами и спокойно сел на свое место.

Анзел, опасаясь осложнений, встал с озабоченным видом.

– Спокойнее, – начал увещевать он друга. – Твоя горячая кровь нас погубит.

– Клянусь, я переверну весь этот вонючий кабак, если ты не приведешь сюда эту мышку!

Анзел повиновался, хотя и с некоторым стеснением, так как понимал, что на его персону обращено внимание всех посетителей. У молодой девушки, облокотившейся о перила веранды, был весьма приветливый вид. Улыбкой красавица продемонстрировала Анзелу прекрасные зубки.

– Хэлло! – приветствовал он девушку без обычной непринужденности. – Простите меня, – церемонно продолжил он. – Позволю себя спросить, не ждете ли вы кого-нибудь здесь. Это неподходящее место для одинокой молодой женщины.

– Вы говорите словами туристического проспекта, – печально ответила девушка. – Но я посещаю этот кабачок вот уже пять дней, и со мной до сих пор еще ничего не случилось. Все эти страшные рассказы, – должно быть, липа.

– Я хотел спросить, не посидите ли вы за нашим столиком в ожидании свидания?

В ее громком заразительном смехе, шедшем из самой глубины горла, было что-то такое дерзкое, что привело в замешательство обычно хладнокровного Анзела.

– В ожидании свидания? А почему вы, папаша, думаете, что я жду кого-нибудь? Считаете меня неспособной защищаться самой?

– Извините меня, – сказал он раздраженно. – Я вижу, что вы очень современны. Мне остается только пожелать вам всего хорошего.

– Не надо так горячиться, – сказала она быстро. – Стенли и Левингстон хорошо сделали, подружившись друг с другом. Кстати, держу пари, что ваш маленький дружок умирает от желания со мной познакомиться. Или у него всегда такая физиономия?

С этими словами девушка спустилась с веранды в патио и пошла прямо к Боглю. Покорный судьбе, Анзел последовал за ней.

Что касается Богля, то тот сидел подобно истукану, ошеломленный развитием событий. Блондинка уже дошла до их столика, а Сэм все еще глазел на нее с открытым ртом.

– Может быть, дать вам нитку с иголкой? – предложила дама, опираясь о стол тонкими загорелыми руками. Но, увидев остекленевший взгляд парня и услышав растерянное «что?», она села, скрестив ноги, оправила юбку на обтянутых шелком коленях и задумчиво посмотрела на него. – Я спросила вас об этом, – продолжала девушка, – потому что вы не встали. Тогда я подумала, что вы, должно быть, потеряли пуговицу. Теперь я поняла, что дело не в этом. Вы можете ввести в заблуждение только издалека! Вблизи не ошибешься! Чикаго, по всем статьям! В добрые старые времена играли в хлопушки, не так ли?

Богль посмотрел на Анзела с потерянным видом. Того начинала забавлять комичность ситуации.

– Ты хотел познакомиться с ней. Надеюсь, ты не забыл, что это была твоя идея пригласить девушку к нашему столу.

– Так-так, у него, значит, еще бывают и идеи! А глядя на него, никогда бы не подумала, хотя внешность в наши дни бывает обманчива.

– О да! – согласился Анзел, тоже смущенный.

– Я бы скорее отнесла этого типа с такими глазами к людям, склонным к грыже, – продолжала красавица, не смущаясь под взглядом Богля.

– Что она хочет этим сказать? – спросил Богль совершенно уничтоженный.

– Должна вам объяснить, что в период жизни на деревьях, в миоценовую эпоху четвертичной эры, человек, вернее предок человека, принял вертикальное положение и тем самым приобрел склонность к грыже. Мне было просто интересно узнать, на какой стадии развития вы находитесь.

Лицо Богля покраснело, и он уставился на девушку глазами, полными ярости.

– Так-так, – проворчал он. – Бойкая курочка! В Чикаго их полно. Но стоит только ее прижать в углу, как она начинает вопить, что ее насилуют.

– Мужчины прижимают меня в углу лишь тогда, когда я этого хочу сама, – сказала блондинка быстро. – И никак иначе… Как, кстати, ваше имя?

– Сэм Богль, – ответил он, все еще злясь. – Я слушаю, сестра…

– Красивое имя, – сказала она, игнорируя вопрос Сэма. – Ваша матушка, следовательно, была миссис Богль?

– Да, – заморгал глазами Богль. – Но вам-то что с того?

– Я просто хотела быть в этом уверена. Никогда не знаешь, когда тебе понадобится помощь.

– Никогда бы не подумал, что ты можешь обратиться ко мне за помощью, – сказал Богль сердито. – И приходят же людям в головы такие бредовые идеи.

Девушка рассмеялась и повернулась в сторону Анзела.

– Прошу прощения, – сказала она с обезоруживающей улыбкой. – Но ведь вы сами виноваты, что принимаете меня всерьез… А вы кто?

Анзелу ничего не оставалось, как назвать себя.

– Настоящий доктор? – Она смотрела на Анзела с нескрываемым интересом. – О'кей, меня зовут Мира Шамвей. Здравствуйте, мистер Богль. Здравствуйте, доктор Анзел…

– Совсем с ума сошла, – пробормотал Богль, тяжело откидываясь на спинку стула.

3
{"b":"5952","o":1}