ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Тайна колдомедика ==========

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел и ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да и будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Гиппократ.

Связанные клятвой о неразглашении, колдомедики хранят множество тайн. Чаще всего это пустяковые секреты, узнав о которых, простой обыватель лишь улыбнулся бы. Но иногда скрываемые сведения могут спровоцировать при огласке грандиозный скандал. Хранительницей одной из подобных тайн являюсь и я, однако из моих уст пресса никогда ничего не узнает. Быть может, с возрастом я начну путать имена тех, кто замешан в этой истории, а когда мои волосы окончательно поседеют, а лицо избороздят морщины, я и вовсе забуду о том, что произошло на моих глазах. Пусть так и будет. Зато сейчас я помню все так четко, словно это случилось только вчера.

Все началось в знаменательный для меня день, когда я поступила на работу в больницу имени святого Мунго, и на двери отделения травматологии от рукотворных предметов появилась табличка: «Рут Шелби — колдомедик-стажер». В новом халате лимонного цвета я сделала свой первый обход, довольно улыбаясь пациентам и желая им скорейшего выздоровления. Я была счастлива, понимая, что сегодня сбылась моя давняя мечта, но мое радужное настроение было в миг развеяно вопиллером главного колдомедика:

— Шелби! Срочно в главное отделение! У нас пятеро пострадавших после матча по квиддичу!

Я выбежала в коридор, где столкнулась с кем-то из стажеров. Девушка охнула, потирая ушибленное плечо. Кажется, нас представляли друг другу на распределении. Как же ее зовут? Джейн или… Джина?

— Прости, — попыталась оправдаться я. — Меня срочно вызвали…

— Ничего страшного. У нас тут такое творится! — ей явно не терпелось поделиться новостью. — Трибуна обрушилась! Прямо во время матча! Зацепило и зрителей, и даже кого-то из команды! И ты не представляешь…

Договорить она не успела — мимо нас левитировали пострадавших. Одна из раненых — рыжеволосая девушка с нашивкой в виде золотого когтя на темно-зеленой мантии — громче всех возмущалась происходящим и требовала оставить ее в покое. Неудивительно, игроки «Гарпий» всегда отличались агрессивностью. Специфика профессии.

— Мисс… Не делайте резких движений, мы вам поможем.

— Я сама могу о себе позаботиться! — огрызнулась новая пациентка и раздраженно взглянула на меня.

Ее лицо показалось мне знакомым.

— Вы… Джиневра Поттер?

— Да! И Мерлина ради, верните мне мою волшебную палочку! Я справлялась с переломами пострашнее этого.

Пострадавшую уложили на кровать, но жена знаменитого Гарри Поттера не желала успокаиваться. Она оттолкнула кружку с обезболивающим зельем и попыталась подняться. Колдомедик ее удержал:

— Вам нельзя вставать.

— Я знаю, что мне можно, а что нельзя!

Джиневра снова дернулась, но тут то ли боль в ноге дала о себе знать, то ли ее насторожил вид мага, которого левитировали на соседнюю кровать, — скандалистка замерла и перестала вырываться. Крови на мантии раненого было так много, что даже я поежилась, хотя считала, что уже привыкла к любым ранам. Проследив за ним растерянным взглядом, Джиневра посмотрела на все еще удерживающего ее и по-прежнему читающего нотации колдомедика.

— … лишь навредите себе. Вы же не хотите довести себя до такого состояния, как у этого человека? — он кивнул в сторону раненого, возле которого уже кружили стажеры с бинтами и колдомедики с волшебными палочками.

— В его состоянии виновны лишь строители стадиона! — снова взвилась «гарпия».

Я покачала головой — все события моего первого дня в больнице говорили о том, что я надолго запомню этот день, но «сюрпризы» еще не закончились, и нас ждало появление мужа скандальной пациентки. К этому времени мы успели перевязать раненых и отправить домой тех, чье состояние не вызывало опасения. В палате остались лишь Джиневра Поттер и тяжело раненый маг, который так и не пришел в сознание. Визит Гарри Поттера вызвал переполох в затихшем, было, отделении — молоденькие девушки-стажеры кокетливо поправляли прически и перешептывались, а серьезные колдомедики сурово шикали на них, незаметно подготовив свои блокноты для автографов.

В палате мое внимание было приковано к раненому — кровь не останавливалась, и нам приходилось менять повязки каждые два часа. Боковым зрением я заметила, как Гарри Поттер подошел к соседней кровати и порывисто обнял жену, которую его появление больше удивило, чем обрадовало.

— Гарри, что ты здесь делаешь? Ты же должен быть в Румынии… Неужели ты сорвался из-за меня? Это же такой пустяк…

— По радио я слышал другое.

— Ну конечно, дикторы опять раздули из пикси дракона. Со мной все хорошо. Простой перелом, — Джиневра покосилась в мою сторону, наблюдая за тем, как я накладываю бинты пострадавшему, и добавила с грустью: — Мне еще повезло.

Дослушивать до конца их разговор я не стала — пациентам в соседней палате нужна была помощь, и я оставила знаменитую чету наедине. Я не знаю, удалось ли Гарри Поттеру убедить свою жену быть осторожнее, но через полчаса они оба покинули больницу — Джиневра залечила перелом сама, невзирая на запрет колдомедика.

Закончив обход и подписав пергамент с результатами осмотра, я решила еще раз проверить раненого. В коридоре было темно, словно кто-то задул часть свечей, но я сразу разглядела женскую фигуру, приближавшуюся со стороны лестницы. Невысокая темноволосая девушка, опасливо озираясь, шла по коридору. Я хотела ее окликнуть, но не успела — она осторожно прошмыгнула в палату к неопознанному пострадавшему и опустилась на стул рядом с его кроватью. По правилам я должна была немедленно предупредить главного колдомедика о посторонних в отделении, но я не смогла этого сделать, увидев слезы на глазах незнакомки. Я стояла в дверях, не решаясь подойти ближе.

— Олли, я знаю, почему ты был там сегодня, — девушка всхлипнула, погладив руку раненого. — И от этого мне еще больнее. Но сейчас самое главное, чтобы ты пришел в себя. Все остальное — пустяк. Борись. Слышишь? Борись!

Она опустила голову ему на грудь и расплакалась.

— Мисс, вы не должны находиться здесь, — оттолкнув меня, в палату ворвалась Джина Мартинс (я все-таки вспомнила ее имя). Нахмурившись, она добавила суровым голосом: — Время посещений давно прошло.

— Прошу вас, дайте мне еще минуту, — брюнетка умоляюще посмотрела на Джину. — Это очень важно…

— Как вы вообще здесь оказались?

— Пожалуйста… — девушка достала из сумочки кошелек.

— Уберите ваши деньги! Немедленно!

С помощью угроз ей удалось через какое-то время выставить незваную гостью за дверь.

— Шелби! Почему ты позволила ей войти? — зашипела на меня Джина, когда плачущая девушка скрылась в коридоре. — Это — нарушение правил! Хочешь завалить стажировку?

— Неужели ты не видела, в каком она состоянии? Она же плакала!

— Ты будешь рыдать еще сильнее, если тебе не удастся стать колдомедиком. Подумай об этом.

Проигнорировав нравоучительный тон, я вышла в коридор, чтобы догнать незнакомку.

— Подождите, мисс! Вы его знаете? — мой вопрос застиг ее в самом начале лестницы.

Девушка обернулась и кивнула.

— Кто он? — продолжала допытываться. — Нам надо поставить в известность родственников.

— А вы… пустите меня к нему? — с надеждой спросила она.

— Я не могу… Таковы правила больницы.

— Его зовут Оливер Вуд, — вздохнула девушка, понимая, что спорить бесполезно. — Я могу вам продиктовать адрес его родителей, если хотите. Только я уже отправила им сову.

— А вы… его невеста?

Девушка горько усмехнулась:

— Я никто.

Отвернувшись и утерев слезы, она принялась спускаться по лестнице, а я еще долго смотрела ей вслед.

1
{"b":"595200","o":1}