ЛитМир - Электронная Библиотека

Не желая подслушивать, я ускорила шаг. Не знаю, чем закончился их разговор, но на разминку перед игрой следующим утром Вуд опоздал и выглядел невыспавшимся, но до неприличия счастливым. Увидев его, Пэнси Паркинсон расплакалась и убежала в подсобное помещение. Она присутствовала на всех тренировках «Пэддлмор Юнайтед», мотивируя это «проверкой эффективности вложений своего отца». Стоит отдать ей должное, Пэнси действительно следила за всем, что касалось обеспечения комфорта игроков. Обеды всегда доставляли вовремя, спортивный инвентарь в случае поломки или незначительной порчи в считанные минуты заменяли новым, а мантии были в безупречном состоянии. Я лично была свидетельницей сцены, которую Пэнси устроила швее за криво пришитую эмблему. Менеджер команды смотрел на дочь спонсора с благоговением, игроки вежливо кивали при встрече, и лишь один человек не обращал на нее внимания. Тот, ради кого она старалась. За то время, что я их видела, Оливер Вуд ни разу не намекнул Пэнси о том, что знает о ее визите в больницу. Если они сталкивались в коридоре, он приветствовал ее кивком, как и большинство игроков, и на этом их общение заканчивалось. Пэнси тоже старалась выглядеть равнодушной, но это не всегда давалось ей легко, как и сейчас, когда она не смогла сдержать слез. Я не стала разыскивать ее — начиналась игра, и мне полагалось быть оставаться в непосредственной близости от команды.

Трибуны оказались переполнены. Игра предстояла серьезная, и болельщики нервно вопили, размахивали флагами и запускали волшебные фейерверки с названиями любимых команд. Я пристроилась возле одной колонн, поддерживающих трибуны. В школе я не подавала особых надежд в полетах на метлах, предпочитая хорошую книгу этому небезопасному времяпрепровождению. Правила игры были мне знакомы, но не настолько, чтобы вникать в тонкости. Однако я должна была признать – команды выглядели очень эффектно. И новый вратарь «Пэддлмор» — особенно.

Игра началась, и я честно пыталась следить за игроками, но вскоре заскучала. В метаниях ярких цветных мантий над квиддичным полем мне была понятна лишь малая толика. Например, то, что Оливер Вуд блестяще справлялся со своими обязанностями вратаря. Он отбил уже, по меньшей мере, пять или шесть мячей… то есть, квоффлов. Кажется, по очкам вели «Пэддлмор». Трибуны изнемогали от радостных криков. Комментатор надрывался, переходя с восторженного тона на просто истерический:

— Поистине сегодня звездный час «Пэддлмор Юнайтед»! Новый вратарь Оливер Вуд отлично показывает себя в этой напряженной игре! Он не пропустил еще ни одного мяча! Поздравляем команду с удачным приобретением!

Подумав о том, что квиддич всё равно остается для меня загадочной игрой без особого смысла, я собралась обратно в свой кабинет, но внезапно чьи-то громкие голоса раздались как раз возле трибуны.

— Почему, во имя Мерлина, я должна отчитываться, Гарри?

— Не отчитываться. Мне нужно знать, почему моя жена исчезает на целый день, ничего мне не сказав!

— Я хотела посмотреть игру!

— Мы могли бы пойти вдвоем!

— Гарри Джеймс Поттер! Когда мы вообще в последний раз проводили время вдвоем?

Похоже, чета Поттер выясняла отношения. Мне пришлось забраться под трибуну, чтобы не появиться не вовремя в неподходящий момент. Хотя про себя я слегка разозлилась, что уже в который раз оказываюсь свидетельницей их ссор.

— Что ты хочешь сказать, Джинни?

— Ты! Ты во всем виноват! Твоя работа тебе дороже всего остального! Когда? Когда мы ходили куда-то вместе?

— Во имя Мерлина, Джинни! Ты всё время на сборах!

— Не смей попрекать меня этим! Когда ты последний раз смотрел, как я играю? Ты знаешь, что для меня важно то, чем я занимаюсь!

— Да как ты… — Гарри Поттер даже задохнулся от возмущения. — Ты сама слышишь, что ты говоришь?!

— Оставь меня в покое! — выкрикнула жена ему в лицо.

В этот момент трибуны взорвались неслыханными доселе аплодисментами, а комментатор, захлебываясь, завопил:

— Браво! Браво, мистер Вуд! На последней секунде поймать квоффл! Объясняю нашим слушателям: Оливер Вуд только что совершил невозможное, оттеснив от ворот двух игроков и поймав квоффл, казалось бы, уже влетевший в ворота. Блестяще играют сегодня «Пэддлмор Юнайтед». Во многом благодаря Оливеру! Оливер, потрясающий дебют в первом составе!

Увидеть то, что творилось на поле, я из-под трибун не могла. Зато Поттеры, кажется, увидели.

— Я подаю на развод, Гарри.

— Подавай.

— Вот как? Ты даже не спросишь, почему?

— Не спрошу. Я не дам тебе развода, Джинни. Если ты забыла, я люблю тебя. И не перестану любить, хотя временами ты ведешь себя как…

Крики болельщиков заглушили последние слова, но еще громче прозвучал голос комментатора:

— Пойман золотой снитч! Это полная и окончательная победа «Пэддлмор Юнайтед»!

И снова рев трибун перекрыл другие звуки. Я выглянула из своего убежища. Поттеры куда-то пропали. Пора было, пожалуй, возвращаться в кабинет. Ссадин и ушибов у игроков, наверное, будет много, учитывая напряженную игру. Да квиддич никогда и не считался игрой для неженок. На какое-то мгновение я задумалась: возможно, мистеру Поттеру не помешало бы побольше твердости в отношениях с миссис Поттер. Судя по всему, ведет он себя довольно покладисто. Сделать дальнейшие выводы мне не удалось, за дверью послышались голоса. Я улыбнулась – видимо, возвращались игроки. Вот и ссадины с царапинами. Но не тут-то было.

— Поздравляю, Оливер.

— С-спасибо, Гарри.

— Никогда не забуду, что именно ты показал мне, что такое квиддич.

— Не за что. Ты извини…

— Да, я сам уже ухожу. Зашел за Джинни, она была на игре.

— Ага.

— Жаль, что редко видимся, Оливер. Может, зайдешь как-нибудь? До конца месяца можем поужинать в любой выходной, а вот в первых числах апреля хочу свозить жену в отпуск.

— В отпуск?

— Да, в отпуск. Она слишком много работает. Сборы отнимают почти всё время. Я ее не вижу неделями. Чем не причина украсть жену и уехать куда-нибудь?

— Отличная причина, Гарри. Замечательная причина. Извини…

— Да-да. Рад был повидаться.

— Я тоже.

Через пару секунд дверь открылась, и вошел Вуд. Он был бледен и, кажется, сильно рассержен.

— Мисс Шелби, — остановился посреди кабинета, — вы мне были нужны…

Вуд опустил голову и замялся.

— Черт, уже не помню…

Я вспомнила, что перед игрой Вуд жаловался на колено.

— Ваше колено?

— Д-да… — он посмотрел на меня и вымученно улыбнулся. — Жуткая боль.

Через час после окончания игры мы все пошли праздновать победу. Шумная вечеринка затянулась. Когда я уходила, то слышала, как поздравляют Вуда с прекрасной игрой, а он норовит с каждым за это выпить.

Я спустилась в совятню, расположенную на первом этаже гостиницы, чтобы отправить маме письмо с описанием игры, а когда вернулась, обнаружила, что перед дверью соседнего номера в разгаре бурная сцена.

— Вуд, нам надо поговорить! — Пэнси Паркинсон яростно стучала в дверь моего соседа напротив, и я испуганно попятилась, не желая попасть ей под горячую руку.

Дверь распахнулась, и Оливер выглянул в коридор.

— Что ты здесь забыла, Паркинсон?

— Я пришла напомнить, что должен состояться еще один матч, раз уж ты не в состоянии думать ни о чем, кроме внезапной славы. Ты же теперь звезда, Вуд. Но помни, что звезды могут погаснуть в одно мгновение. Это и тебя ждет, если ты не будешь знать меру в развлечениях и шляться по барам!

— Польщен, что ты так обо мне печешься.

— Не обольщайся, Вуд, меня беспокоит лишь имидж команды. До тебя мне дела нет.

— Да неужели? Именно поэтому ты плакала у моей кровати, пока я был без сознания?

— Что? А откуда… откуда ты знаешь?

— Колдомедики поведали. Но некоторые моменты я и сам помню.

— Ты… ты… Это подло! Использовать мою слабость против меня! Это низко! Грубо! Ты… подлец!

Вуд долго пристально смотрел на возмущавшуюся девушку, а потом сделал шаг вперед и притянул ее к себе.

3
{"b":"595200","o":1}