ЛитМир - Электронная Библиотека

Георгий Смородинский

Звездное небо Даркана

© Смородинский Г., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *
Нам спокойствия, да во сне бы.
Нам вести безнадежный бой.
Или ты управляешь гневом,
Или гнев управляет тобой…
Светлана Никифорова (Алькор)

Глава 1

– Тормозим! – Макс запрыгнул на один из придорожных валунов и, обернувшись в эльфа, с тревогой во взгляде посмотрел на садящееся за горизонт багровое солнце.

Позади с лязгом металла, скрипом кожи и порывистым дыханием лосей стал останавливаться их растянувшийся по дороге отряд.

– Стоять! Стоять! – раздались сзади команды Трезвого. – Лосей кормим и отпускаем! И чтобы через полчаса я ни одного рогатого тут не наблюдал. Маги – ловушки по кругу! Никсон – твой десяток в карауле.

– Рексар, Пончик, Таша, что у вас? – обратился воин в канале к разведчикам.

– Все чисто, босс! Только ящерицы и какие-то странные свиньи. Уровень – сто восемьдесят – сто восемьдесят пять… – ответ Таши вызвал у Макса улыбку.

Оно и понятно, с волками жить – по-волчьи выть, а словечек дочь Филатрима нахваталась столько, что ее скоро уже будет не отличить от среднестатистического землянина.

– Хорошо, еще кружок и возвращайтесь. – Макс снова оглядел окрестности и вздохнул.

Заросшая бурой травой, усыпанная огромными камнями равнина тянулась, насколько хватало глаз. Слева – небольшое горное образование. Небольшое – это так, к слову. Для любого городского жителя, который никогда не ходил в походы, любые горы – это уже что-то из ряда вон выходящее. А эти конкретно тянулись километров на семьдесят к югу. Их цель – Пятипалая скала, в пятидесяти километрах на запад. Он и остановил отряд на ночевку только потому, что перевалить через скальную гряду можно только в паре километров от этого места. Сейчас лучше отдохнуть. Физической усталости в этом мире пока нет, но моральную не отменял никто, а двигаться неделю по незнакомой местности – удовольствие сомнительное. И пусть за эту неделю их отряд подвергся нападению всего лишь дважды – люди устали, и перед последним переходом лучше как следует выспаться.

Макс обернулся, с удовлетворением оглядел остановившийся на ночевку отряд, сел на нагретый камень и закурил, не забыв в очередной раз мысленно поблагодарить Бродягу. Его десяток – это его десяток, но управлять толпой в сорок человек – увольте. И если бы не Трезвый… Четыре десятка разнохарактерных игроков – это не шутки. Ведь для того чтобы ими адекватно командовать, нужны прирожденный дар и знание характера каждого из подчиненных. Макс, к своему глубокому сожалению, в себе такого дара не чувствовал. Его десяток по сути – его друзья, а вот все остальные…

– Я, кажется, скоро свихнусь, – в приватном чате произнес мягко приземлившийся рядом с ним здоровый черный кот.

Луффи перекинулся в эльфа и, закинув руки за голову, улегся рядом с сидящим на камне воином.

– Это же какая-то жесть, я уже не знаю, кто я на самом деле, – задумчиво произнес маг. – Ты не удивляйся, если я ночью начну рычать…

– Ты бы спал по ночам, – хмыкнул Макс, – глядишь, и не было бы этих проблем.

– Кто бы говорил, – вернул ему усмешку Луффи. – У котов, знаешь, слух чуткий, а то, что вы с Аленкой отбегаете на километр в сторону…

– Ну я-то, как видишь, не рычу.

– Так то ты, а мы, маги, – существа чувствительные и высокоинтеллектуальные, у нас полет мысли и прочие способности, – маг принял сидячее положение, пожал плечами и зажег на ладони огонек.

– Эээ, хорош! – Макс хлопнул друга по плечу. – Нефиг зависать. Пошли к нашим.

– Нефиг – так нефиг, – улыбнулся маг. – К тому же Таша, вон, подошла уже. Она не даст. Женщины – они такие… женщины.

– Помнится, кто-то при знакомстве что-то там говорил о темных властелинах и обнаженных принцессах покоренных этими властелинами стран.

– Ты только Таше это не говори, – Луффи сделал испуганные глаза. – Мне, как выяснилось, и одной принцессы за глаза. Хватит мне их…

– То-то и оно, – хмыкнул Макс и, обернувшись в кота, спрыгнул с валуна вниз.

Луффи спрыгнул следом, и друзья направились к уже разожженному Фантиком костру.

– Макс, там дальше какая-то хрень, – Рексар указал рукой на восток. – Болото вроде, но какое-то странное. Улитки двухсотые, и метров на пятьдесят от берега тянется ряска.

– Да пофигу, – пожал плечами воин, – нам все равно в другую сторону. К тому же если что оттуда и выползет, то вряд ли оно до нас доползет.

– Логично, – кивнул рейнджер и, развернувшись на каблуках, направился к костру, где уже собрался весь их десяток.

Хотя десяток – это в прошлом. Сейчас, если считать с Ташей, их одиннадцать. Ну а с клинками – так вообще полсотня. «Нет, Филатрим был прав, – подумал Макс, – когда заставил всех клинков пересесть на лосей. Лошади и медведи по этой дороге не прошли бы».

Лорд словно знал, какой им предстоит путь. Болотина и песок. Нет, понятно, что тут и на медведе можно проехать. Только вот время… Кстати, странно, что в Диком лесу вообще кто-то продавал ездовых животных. Скорость в истинной форме не уступает скорости передвижения на маунте. Так что кошкам они просто не нужны. Скорее всего, это приколы постепенно меняющегося мира. Кто его знает… да и в принципе пофигу.

Макс еще раз оглядел готовящийся к ночевке лагерь и, кивнув Трезвому, направился к своему костру, где уже собрались все его ребята.

Лежащая в пяти метрах от костра светло-рыжая кошка поднялась с земли и, мягко ступая, приблизилась к воину. Макс присел на корточки и, обняв подругу за шею, погрузил ладони в ее мягкую шерсть. Кошка довольно заурчала, лизнула парня в лицо, затем игриво толкнула в грудь головой, отскочила в сторону и обернулась смеющейся Аленкой.

– Вот не буду тебя больше за ушами чесать, – вздохнул он, поднимаясь с земли.

– Я больше не буду, – девушка подошла к нему и, слегка склонив голову набок, сделала умильно-виноватые глаза.

– А больше и не надо, – покачал головой Макс, а потом не выдержал и рассмеялся.

– Значит, мир? – Алена взяла его за руку и повела к костру, за которым, как всегда, кашеварил Фантик, напевая при этом какую-то только одному ему известную песню:

Целовал я струи многих родников
И томился одиночеством вдали.
Мои волосы от зноя и ветров
Побелели, как степные ковыли.
Натали, утоли мои печали, Натали.
Натали, я прошел пустыни грусти полземли…[1]

– Фантик! – оборвала лысого Масяня. – Ты и сам гад, каких поискать, и песни у тебя тоже уродские!

– Че не так-то? – удивленно посмотрел на подругу сидящий рядом с ней Пончик. – Классная песня, душевная.

– Чего не так? – обернувшись к нему, охотница подняла правую бровь. – Он, значит, целовал там где-то струи этих самых родников, и еще там что-то целовал, скорее всего… а тут появился, блин! И утоляйте теперь его печали! – Масяня недобрым взглядом посмотрела почему-то в сторону Алекса. – Вот и вали туда, откуда пришел, и целуй там все эти родники и струи, хоть из луж пей, ур-род!

– Да я-то при чем? – скосив взгляд на Эланку, удивленно пожал плечами рейнджер. – Я ничего такого нигде не целовал.

– Я не о тебе конкретно, – тут же ответила охотница, – а обо всех вас, мужиках, по отдельности.

– Масянь, ты чего на людей-то бросаешься? – вступилась за своего парня Эланка. – Это форма, что ли, так действует? Все ж нормально вроде.

вернуться

1

Е. Кобылянский, А. Долженков. «Натали»

1
{"b":"595294","o":1}