ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не беспокойтесь, все будет в порядке, – ответила Мэриан. – Где она?

Ни расспросов, ни истерик. Дон всегда восхищался невозмутимым спокойствием Мэриан. Ничто не могло вывести ее из себя. Он знал, что не мог передать Джулию в лучшие руки.

– Дверь напротив лестницы.

Мэриан кивнула и побежала вверх по лестнице, а Дон пошел в библиотеку, где на диване лежал Диксон. Возле него стоял инспектор Хорокс.

– Я просто в отчаянии, Диксон, – сказал Дон, подходя к нему. – Это моя вина. Вы были великолепны.

– О нет, сэр, – ответил Диксон, садясь. – Я потерял голову. Я должен был понять, что это вы. Этот погасший свет…

– В конце концов, не в этом дело, – заметил Дон. Он посмотрел на Хорокса: – Начинайте, инспектор. Я не хочу вам мешать.

– Вы не можете рассказать, что произошло с того момента, как мистер Миклем покинул комнату? – спросил Хорокс, усаживаясь возле Диксона.

– Даю вам слово, сэр, что я честно нес охрану возле двери. Мистер и миссис Ференци сидели рядом на тахте. Вдруг погас свет. Я услышал, как мистер Ференци встал со своего места. Он сказал что-то насчет открытого окна. Миссис Ференци закричала. Я услышал, как мистер Ференци отдергивает занавески. На улице шел дождь, и ничего не было видно. Я остался стоять как дурак, вглядываясь в темноту. А потом дверь внезапно открылась. Так как мистер Миклем сказал, что назовет себя, когда вернется, я это твердо помнил, потому мне показалось, что это бандит, и накинулся на него. Затем я получил удар, который отправил меня в нокаут.

– Итак, вы не видели, что произошло с мистером Ференци? – спросил Хорокс немного нервно.

– Нет, сэр. Я никого не видел.

Дон пожал плечами. Этот им особенно не поможет. Он подумал о Гарри.

– Телефон не починили?

– Нет еще. Мы пока не нашли, где повреждена линия.

– Тогда мне лучше вернуться домой. Если мой шофер что-нибудь разузнал, он попытается со мной связаться. Когда будут новости, я сразу вам сообщу, инспектор.

– Буду вам очень признателен, мистер Миклем.

Дон кивнул Диксону, вышел в холл и поднялся по лестнице. Там постучал в комнату Джулии. Мэриан открыла дверь.

– Должен прийти доктор, – сказала она. – Миссис все еще без сознания.

– Вы останетесь с ней, а я вернусь домой. Надеюсь, что Гарри видел убийцу и, возможно, будет искать меня.

– Хорошо, я останусь.

Дон простился с Мэриан, спустился к тому месту, где оставил свой «Бентли», и поехал домой. Когда он остановился у входа, дверь открылась и появился Черри. Дон распахнул дверцу машины.

– Есть новости от Гарри? – спросил он Черри, приближавшегося к нему торопливыми шагами.

– Он звонил примерно полчаса назад, сэр, – ответил Черри, подойдя к машине, – и просил, чтобы вы приехали на Энс-стрит. Это, кажется, вторая улица направо от Олд-Кромптон-стрит. Он сказал, что это важно.

– Спасибо.

Дон развернул машину и поехал, петляя по темным улицам. Энс-стрит была слабо освещена и заканчивалась тупиком. Стараясь держаться в темноте, Дон пошел по сырому тротуару и через несколько метров уперся в высокую каменную стену, отделяющую тупик от Дин-стрит. Он заметил Гарри в густой темноте арки и поспешил к нему.

– Ух! Рад вас видеть, сэр! – воскликнул Гарри. – Уже час пытаюсь с вами связаться. Здесь неподалеку есть телефонная будка, но я не знаю номера мистера Ференци.

– Что произошло?

– Я выследил парня, который отошел от дома мистера Ференци. Он скрылся в одном из домов на той стороне.

Дон вышел из арки.

– В каком доме?

– Который возле стены, сэр.

Дон осмотрел трехэтажное здание, тонувшее в темноте. Он различил по два окна на каждом этаже. Входная дверь пряталась под аркой, подобно той, в которой они стояли.

– Есть другой выход, Гарри?

– Нет, сэр, я проверил.

– Так он все еще там?

– Да, там. Минут пять назад в дом вошла какая-то женщина. На ней белый плащ и брюки. Разглядеть ее получше я не сумел.

– А как он выглядел, Гарри?

– Высокий, худой, темноволосый, с крючковатым носом, броско одетый.

– Маленький посыльный сказал, что человек, который на него напал, был высоким и худым. Это, без сомнения, тот же тип. Когда ты его заметил?

– Примерно через четверть часа после ухода посыльного. Он отошел от дома, перепрыгнул через стену и помчался к старому «Бьюику», стоявшему под деревьями. Я побежал за ним и успел залезть в багажник. Он уехал быстро. Сомнительное это удовольствие – болтаться в багажнике, скажу я вам. Он оставил машину на пустыре возле Олд-Кромптон-стрит и пошел сюда. Я следовал за ним по пятам. Он нервничал и все время оглядывался, чтобы убедиться, что за ним не следят, но меня не заметил, я в этом уверен. Он вошел в дом, открыв дверь своим ключом. Больше отсюда не выходил. Женщина постучала, и он ей открыл.

– Браво, Гарри! Пойду взгляну на дом. Оставайся здесь и будь внимателен. Если он устроит мне плохую встречу, ты знаешь, что делать. Этот тип опасен. Он убил Ференци, так что нечего с ним церемониться.

– Да что вы! Мистер Ференци мертв? – спросил потрясенный Гарри.

– Да. Я расскажу тебе позднее, а сейчас раскрой глаза и навостри уши.

– Не лучше ли пойти к дому мне, сэр? – заметил Гарри. – Ваш вечерний костюм не слишком подходит для этого дела.

– Делай то, что я тебе говорю, – сухо сказал Дон. – Смотри в оба. Если он попытается удрать, задерживай.

– Хорошо, сэр, – ответил Гарри. – Самое простое – забраться в окно, которое находится возле стены. Дверь на запоре. Я уже проверил. Я помогу вам забраться на стену, затем вы влезете на навес, а оттуда забраться в окно – одно баловство.

Они подошли к стене. Гарри сложил руки крестом. Миклем оперся на них ногой и, получив легкий толчок, уцепился руками за край стены. Потом с помощью Гарри ему удалось забраться на нее.

Гарри помахал ему рукой и отошел в свое укрытие. Согнувшись, Дон вскарабкался на навес крыши. Как раз под ним находилось темное окно. Он принялся вглядываться в него и через некоторое время различил обстановку в темной комнате. Поднимающиеся окна не были закрыты на задвижки. Он вытащил нож, тихонько поднял раму, скользнул в комнату, закрыл окно и осторожно двинулся к двери. Некоторое время он постоял возле нее, приложив ухо к замочной скважине, но ничего не услышал. Затем повернул ручку и вышел в полутемный коридор. Свет шел от лестничной клетки. Тихо прикрыв за собой дверь, Дон двинулся по направлению к лестнице и опять остановился, прислушиваясь.

Снизу донесся мужской голос:

– Это было совсем легко. Он подошел к окну, а я сделал свое дело.

Легко, как тень, Дон стал красться к лестнице.

– Итак, он мертв? – спросил женский голос.

Дон уловил акцент – без сомнения, итальянский. Теперь он достиг основания лестницы. Через полуоткрытую дверь падал луч света.

– Конечно, мертв, – сказал Шапиро. – А теперь гоните монету. Я намерен удрать отсюда как можно скорее.

– Вы можете доказать, что он мертв? – спросила Лорелли.

Шапиро с недоумением посмотрел на нее:

– Как это? Если не верите, пойдите и убедитесь сами.

– Не говорите глупостей. Я заплачу, как только увижу утренние газеты. Не раньше.

Дон скользнул еще немного вперед и заглянул в комнату. В ней было очень мало мебели: два стула, диван с рваной обивкой, из которой торчали пружины, и чайный столик, на котором стояла горящая свеча, вставленная в бутылку. На полу лежало два серых грязных ковра.

Он охватил все это одним взглядом, сразу перенеся свое внимание на двух людей, находящихся в комнате. Высокий худой мужчина развалился на одном из стульев. Смуглое и жесткое лицо его было полно злобы. Взглядом, полным ярости и гнева, он смотрел на молодую женщину выше среднего роста, лет двадцати пяти, стоявшую у стены в колеблющемся свете свечи. Ее красота была холодной и строгой. Цвет лица женщины резко контрастировал с кармином полных губ, но, прежде всего, привлекали внимание ее волосы. Она была «венецианской блондинкой». Подобный цвет волос очень редко встречается в Италии. В ее ярких губах была зажата сигарета, руки скрещены на груди. Из-под белого плаща виднелся белый свитер и черные брюки.

7
{"b":"5953","o":1}