ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оставьте его, сейчас этот негодяй займется вами! – крикнул Мэддоксу Дон.

Снова раздался выстрел, и пуля пролетела в нескольких сантиметрах от головы Мэддокса. Тот выпустил Херста и быстро метнулся под защиту стены. Херст упал вниз безжизненной массой. Дон и Гарри подбежали к нему и подняли с земли. Гарри ощупал шею Херста и прикоснулся к артерии.

– Мертв, – сказал он осипшим голосом.

К ним подошел Хорокс. Ему осталось лишь убедиться, что Херсту уже ничем нельзя помочь, и с быстротой, удивительной для человека его комплекции, он бросился по аллее. Мэддокс нашел Дона и Гарри под аркой, куда отнесли тело Херста. Дон очень побледнел, тяжело дышал, черты лица его заострились.

– Попытаться войти мне, сэр? – спросил Гарри у Дона.

Мэддокс услышал.

– Оставайтесь здесь, – недовольно проворчал он. – Не вмешивайтесь – это дело полиции.

Дон не слушал.

– Я мог бы попытаться сломать дверь, сержант.

– Вы поняли, что я сказал? Вы не должны вмешиваться.

Установилось продолжительное молчание. Наконец вернулся Хорокс.

– Через несколько минут мы извлечем его оттуда. Он пожалеет, что затеял все это дело, – сказал он сердито и повернулся к Дону. – Вы достаточно потрудились, мистер Миклем. А сейчас я буду очень рад, если вы вернетесь домой.

Дон возмутился:

– Вы что, шутите? Боже мой! Но если бы не мы с Гарри…

– Знаю, сэр Миклем, – сухо перебил Хорокс. – Но он может выстрелить еще раз, а я не хочу отвечать, если вы случайно попадете под пулю. Я буду держать вас в курсе событий, а сейчас прошу вернуться домой.

Дон понял, что в этом есть здравый смысл, и, скрепя сердце, согласно кивнул:

– Хорошо, инспектор. Удачи вам. Не позволяйте ему уйти.

– Положитесь на нас, – бросил Хорокс. – Я вам сразу сообщу.

– Идем, Гарри.

Выйдя из-под арки, Дон и Гарри пошли по направлению к Олд-Кромптон-стрит.

– Ну и скотина! – Дон дал наконец волю своим чувствам. – Я страшно хочу, чтобы он попался!

– Как миссис Ференци? – спросил Гарри.

– Не блестяще. Мисс Ригби с ней.

Когда они открывали дверцу машины, мимо них проехали две машины с полицейскими.

– На этот раз, Эд, тебе не уйти, – гневно произнес Дон. – Удираем! Если начнется стрельба, перекроют весь квартал.

Чтобы достичь Верхней Брук-Мьюз, им понадобилось несколько минут. За это время Дон успел рассказать Гарри, что произошло за время его пребывания в доме Ференци.

– Похоже на гангстерскую организацию, а, сэр? – спросил Гарри.

Дон остановился перед домом номер 25А и бросил взгляд на приборные часы. Было 1.20.

– Я вымотан до предела, – признался Гарри.

– О'кей, Гарри. Поставь машину и иди спать. Завтра, не исключено, у нас снова будет работа.

Он открыл входную дверь и вошел в переднюю. Сандвичи с цыпленком, бутылка виски и холодная вода ждали его возле огня. Дон наполнил бокал до краев, устало опустился в кресло и уставился на огонь. Он долго думал о Джулии, и ему не верилось, что Гвидо мертв. Эта история казалась ненастоящей, как страшный сон.

Телефонный звонок заставил его вздрогнуть. Дон взял трубку.

– Это вы, мистер Миклем? – пророкотал голос Хорокса на другом конце провода. – У меня плохие новости. Он удрал!

– Удрал?! – Дон вскочил.

– Да. Мы обнаружили подземный ход из его погреба. Он ведет в дровяной склад одного бизнесмена на Даун-стрит. Через него этот негодяй, должно быть, и выбрался.

– Будь все проклято! – взорвался Дон. – Чертов мерзавец! Значит, им обоим удалось удрать?

– Они далеко не уйдут, – торопливо заверил Хорокс. – Все порты, аэродромы и вокзалы находятся под наблюдением. Мы дали всем подробное описание.

– Хотелось бы в это поверить! – Дон в ярости бросил трубку.

В вестибюль отеля «Польсен» неуверенным шагом вошла девушка. Дейл, мирно дремавший, вздрогнул и посмотрел на часы. Четыре часа утра. Он встал, наклонился над бюро и бросил яростный взгляд на подходившую к нему особу.

– Святой Боже! – Его передернуло. – Откуда такая взялась!

К Дейлу подошла брюнетка с идиотским выражением лица. Ее зубы выдавались вперед, на носу сидели очки в черепаховой оправе. Она была одета в потертое пальто из драпа в красную и зеленую клетку. Черные жесткие волосы повязаны бледно-голубым шелковым платком.

– Если вы насчет комнаты, – сказал Дейл, с трудом сохраняя невозмутимый вид, – это стоит два фунта. Плата вперед.

– Да, я насчет комнаты, – сказала девушка, открывая портмоне. – Я… я пропустила свой поезд.

– Если вы без багажа, платите три фунта – такие правила в этом отеле, – сказал Дейл. – Соглашайтесь или уходите.

В это время вошел Крантор и направился к портье.

– Дай мне ключ, – сухо сказал он.

Девушка посмотрела на него и сказала:

– Извините. Он требует три фунта под тем предлогом, что я без багажа. Это верно?

– Поговори еще, моя красотка! – проворчал Дейл. – Ты слышала, что я сказал? Не хочешь платить – иди в другое место.

– Дай ей комнату, – сказал Крантор. Уродливый вид девушки напомнил ему о собственном несчастье, и он пожалел ее. – Это стоит один фунт. Расплатись.

Дейл снял ключ и положил его на конторку. Его острая крысиная мордочка приняла бесстрастное выражение.

– Комната 24, – сказал он, принимая фунтовую купюру, протянутую девушкой.

– Я живу рядом, – снова начал Крантор, сочувственно поглядывая на нее. – Вам показать ваш номер?

Она выглядела придурковатой замарашкой, но он привык к дурнушкам. Девушка неслышно шла за ним по лестнице. Когда они свернули за угол коридора и сделались невидимыми для глаз Дейла, она спросила:

– От Шапиро до сих пор нет известий?

Крантор подпрыгнул от неожиданности и с изумлением уставился на нее. Она сняла свои фальшивые зубы, и только тут он ее узнал.

– Лорелли! Ну и ну!

– Я спросила, нет ли известий от Шапиро.

– Да, известие есть, – ответил Крантор. Он остановился перед дверью, повернул ключ и сказал: – Вам лучше войти ко мне.

Она последовала за ним в комнату и сразу же направилась к зеркалу, висевшему над камином. Крантор закрыл дверь и запер ее на ключ.

– Полицейские пытались его схватить, – продолжал он, снимая мокрое пальто и бросая его на стул. – Он в сильном волнении. Что-то было не так. Он где-то допустил ошибку, но не хочет сказать где.

– Этот кретин позволил себя выследить, – сказала Лорелли. – Меня тоже пытались схватить.

Она вытащила из сумки пачку сигарет, закурила и выпустила клуб дыма.

– Когда я выходила с Энс-стрит, за мной увязался высокий здоровый парень. Он не из полиции, я в этом уверена. Я не смогла от него оторваться. Я повернула к дому на Маркет-Мьюз, где снимала квартиру. Потом он пошел к автомату, видимо, звонить в полицию. Я влезла в этот дурацкий наряд и удрала через крышу. За мной явились через несколько минут. Вы не знаете, что это за человек?

Крантор отрицательно покачал головой.

– Шапиро убил полицейского. Он требовал денег и вопил во всю глотку, что только это даст ему возможность удрать из страны.

Лорелли подошла к окну и села.

– Где он?

– Прячется в квартире своей девки. Может быть, вы помните ее. Джина Пасеро. Она, кажется, ухаживала за одним стариком несколько лет назад в Риме.

Лорелли кивнула:

– Помню. На нее нельзя полагаться. Я не знала, что она подружка Шапиро.

– На нее нельзя полагаться? Почему? – быстро спросил Крантор.

– Если полиции станет известно, что она любовница Шапиро, она заговорит. Шапиро наверняка рассказал ей о вас.

Крантор пожал плечами:

– Не знаю. Может быть.

Лорелли открыла сумочку, вытащила маленький листок розовой бумаги и положила его на стол.

– Я оставила свой чемодан в камере хранения Восточного вокзала, – сказала она. – В нем есть кое-что, что вас заинтересует. Во-первых, тысяча фунтов пятифунтовыми бумажками. Я получила приказ вручить эту сумму человеку, который убьет Ференци. Понимаете? Человеку… Не какому-то определенному лицу.

9
{"b":"5953","o":1}