ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвое озеро
Ты как девочка
Белоснежка для тёмного ректора
Психотерапия, и с чем ее едят?
Самый богатый человек в Вавилоне
Цифровой, или Brevis est
Мой снежный князь
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
World Of Warcraft: Перед бурей

Обатуров Сергей Георгиевич

Кровь обязывает. Книга 9

  9.1. Снова домой.

  Возвращение на песчаную планету, где Кровавый бог держал в заточении других богов, прошло, как говорят космонавты, штатно. Я уже знал, как ведет себя тело дракона при входе в плотные слои атмосферы. Бороться с притяжением было не то, чтобы трудно, а, скорее, бессмысленно. Эта грань, когда безвоздушное пространство уже закончилось, а атмосфера еще не началась, преодолевалось моим драконьим телом так, как летит камень. Это когда я взлетал, то за счет набранной скорости проскакивал эту грань, да и направление выбирал, ближе к вертикали, а вот влетать в нее из космоса было неприятно. Чувствовал себя совершенно беспомощно, притяжение планеты захватывало меня и тащило по касательной все ближе и ближе к себе. Пасть, ноздри и глаза, закрывались автоматически, и я летел к поверхности планеты эдаким сжавшимся комочком. Самое страшное, это было ощущение неуправляемости своим телом. Во-первых, оно жило своей, отдельной от моего сознания, жизнью. У нас это называется безусловными рефлексами, но в человеческом теле это проявляется частично, ну подумаешь, руку обжегшись отдернул, или глаза от страха закрыл. А здесь, в спасении себя любимого участвовало все тело, полностью отрубив участие моего сознания. В первый раз я думал, что потерял сознание, когда очнулся только километрах в семидесяти, как мне казалось, от поверхности планеты, сейчас мое сознание, находясь как бы в какой-то скорлупе, отстраненно наблюдало за действиями драконьего тела. А тело падало, наматывая виток за витком вокруг планеты. Шкура равномерно нагревалась, но это не доставляло никаких неудобств, неудобством скорее можно было назвать неподвижность скрюченного тела. Его хотелось разогнуть так, как потягиваются люди, проснувшись, но это были мои человеческие ощущения, а драконье тело само знало, когда нужно будет распластать крылья и начать гасить набранную скорость. В сознании отстраненно промелькнула мысль, что интересно, а за мной тянется такой же светящийся след, как за метеоритом? Но поведать о таком, было просто некому и оставалось только ждать, когда мне позволят взять управление драконьим телом в свои руки.

  Поверхность планеты приближалась, драконье чутье четко фиксировало, что находится вокруг меня. Все было в норме, так что можно было пока не напрягаться, все равно, раньше, чем мне позволят управлять своими крыльями, я все равно ничего сделать не смогу. Вот интересно, сколько я уже знаю свое драконье тело, а оно не перестает меня удивлять своими возможностями, и я не поверю, что эти возможности появились в результате эволюции. Как можно приобрести умение не разбиваться при посадке на планету из космоса? Что, три тысячи особей разбились, а три тысячи первая смогла удачно приземлиться, только потому, что ее сознание отключилось в верхних слоях атмосферы на строго определенное время? Да нет, тут попахивает генной инженерией и хорошим магическим искусством. Похоже, что дракона рассчитывали и строили на бумаге, в смысле, был четко сформированный план, как создать такую универсальную особь. И надо сказать, что удачненько получилось, если я конечно, в этот раз не разобьюсь.

  Наконец автопилот отключился, и мои крылья стали осторожно ловить встречный поток. Связки, суставы, кости и мышцы, все стали испытывать нешуточную нагрузку, вот крылья полностью распрямились и скорость заметно упала, а полет перешел в более пологий. На этот раз приземляться сразу не стал, а дал своему телу остыть во встречном потоке воздуха. Показателем служили глаза, ноздри уже несколько минут жадно вдыхали разряженный встречный воздух. Вот, наконец, пришел сигнал и к глазам, что можно их открыть и осмотреться. А чего осматриваться, я эту планету знаю, голимый песок. Можно даже провал не искать, приземлюсь в любом месте, как только достаточно остыну, чтобы перекинуться в человеческое тело. Можно переместиться на Землю и в драконьем теле, но там этого не поймут. Там по пальцам одной руки можно сосчитать людей, видевших меня в таком облике. Нет, не будем усугублять и без того наше шаткое положение с порталом и нашем, в нем, участии. Михалыч сейчас разгребает все, что натворили вольные и невольные диверсанты и чихвостит меня по первое число. Конечно, в его понимании, я свалил от ответственности, а он, как командир вверенного ему объекта, реанимирует его работоспособность. Интересно, а смогу сразу отсюда, дотянуться до Земли, хотя и на Зангрии можно побывать, все же я там не совсем посторонний человек, а член драконьей семьи. До стаи, конечно, не дотянул, да и кто же в здравом уме и трезвой памяти примет в драконью стаю человека, пусть и дракона-оборотня. Это в такой последовательности нужно произносить мое самоназвание для драконов, ведь в своем, человеческом теле я для них монстр. А для людей я просто оборотень, все же не зря такие персонажи в сказках детских присутствуют. Можно назваться и человеком-оборотнем, но это масло масляное. Оборотень, значит оборотень, понятно, что перекидывается из человека. Ой, что-то мысли не туда меня занесли, зато высота заметно упала и теперь можно искать место для посадки.

  А чего его выбирать, в пустыне все барханы одинаковые, ну, может, один чуть повыше, другой, чуть пониже. Сверху они все равно одинаковыми кажутся. Перейдя на бреющий полет, я просто ждал окончательного падения скорости и тогда буду приземляться на первый попавшийся бархан. Как задумывалось, так и получилось, даже, можно сказать, удачно. Попался бархан гораздо выше остальных, и я, гася остатки скорости, приподнялся над землей и плавно опустился на этот бархан. Победно оглядевшись, я с жутким воем, провалился внутрь этого бархана. На мою многострадальную драконью шкуру посыпались остатки кладки и небольшие шестиугольные глиняные кирпичи. Стряхнув с себя кирпичи и насыпавшийся внутрь песок, я приготовился к бою. Но проходили секунды, а никто и не думал на меня нападать. Да, похоже, что я обнаружил остатки какого-то архитектурного сооружения вымершей или уничтоженной расы аборигенов. Я оглядел место, куда я провалился. Первой мыслью было, что это чей-то дворец с куполообразной крышей, но потом мое драконье чутье не обнаружило рядом ничего, ни дополнительных комнат, ни еще каких-нибудь построек. Получается, что это склеп, или сооружение над колодцем. Моя человеческая фантазия не могла придумать иных объяснений, все же меня окружает пустыня и такое вполне возможно.

  Бросив обозревать дальнее пространство, я переключил свое чутье на ближайшее, ко мне, окружение. Если говорить о том здании, через купольную крышу которого я провалился, то прямо в середине находился какой-то постамент или это была плита, закрывающая вход во что-то. Размер самого здания был достаточно большой, так что это здание никак не тянуло на обычную крышу для колодца с водой или другой жидкостью, используемой жителями этой планеты, как питье. Если же исходить из того, что это склеп, то где останки кого-то, ради кого, предположительно, и построен этот склеп. Меня смущала сама плита. На ней красовалась какая-то надпись. Легкие у меня, в драконьем теле, были настолько мощные, что мой резкий выдох освободил и эту плиту, и внутреннее пространство самого здания от огромного количества песка. Он выдулся во все щели и через огромную дыру в куполе здания. Когда осела мелкая песчаная пыль, то я более внимательно осмотрел помещение своими глазами. Все же в цвете и при естественном освещении внутренности этого здания выглядят по-другому. Теперь передо мной был храм. Какие-то непонятные фрески на стенах и, наверное, на потолке купола, который рухнул под моим весом, так как на кирпичах, валяющихся повсюду, проглядывали остатки краски.

  9.2. Любопытство.

  Пыль, поднятая мной, постепенно оседала вокруг меня. Все было седое, фрески стали более бледными, а предметы приобрели округлые очертания. Обломки кирпичей устилали пол и валялись на плите, которая возвышалась над полом, сантиметров на пятьдесят. Сейчас она больше напоминала огромный стол. Я смел кирпичи, валяющиеся на ней своим хвостом, все же Молния вдолбила мне драконью координацию движений, и слегка дунул, чтобы сдуть остатки пыли с плиты. Пыль взвилась легким облачком, но зато стали видны строки надписи, вырезанной на камне. Сам камень вызывал удивление, так как, облетая планету, я не обнаружил ни одного скального массива. Как я знал, они четко просматривались драконьим чутьем, так как жизнь драконов протекает в горах и выявлять каменные препятствия, первейшее умение маленьких драконов. Надпись четко врезалась в мою память, которая итак была подправлена Библиотеками. В моих закромах знаний не обнаружилось ничего, хоть отдаленно напоминающее увиденные мной записи. Правда, это ничего не значило, ведь у меня активированы менее десяти процентов тех знаний, что были в меня буквально впихнуты насильно. Я мог использовать только свои логические способности, поэтому я внимательно осмотрел, как была сделана надпись, по углу скола камня, определил, что надпись выполнялась справа-налево и делалась, как попало. Налицо нестыковка стилей и умений того, кто расписывал это место и того, кто делал надпись на камне. Так что самое интересное в этом месте, это камень. Я обхватил его края когтями и, приподняв, оттащил в сторону. Перевернув на ребро, поставил, прислонив к стене. Моему взору открылся каменный колодец, уходящий глубоко вниз. Странно, каменный массив я не чувствую, а глаза мои видят камень. Делать нечего, думаю, что нужно слазить в этот колодец. Его размер позволяет мне в человеческом теле спокойно перемещаться в нем. Я еще раз внимательно осмотрел место рядом с колодцем. Если что-то пойдет не так, то я смогу переместиться сюда так же, как перемещался на Земле и в Зангрии. Веревка в пространственном кармане имелась, все же я предпочитал иметь под рукой и обычные средства передвижения в тяжелых условиях. Мой взгляд заметался по внутреннему пространству этого сооружения и внезапно наткнулся на плиту, которую я отодвинул и прислонил к стене. В середине плиты отчетливо просматривались фрагменты стены, которая находилась за плитой. Это достигалось тем, что в плите имелись небольшие отверстия, пробитые в ней так, что когда она была на месте, то я их просто не увидел. Несколько мгновений, и веревка прочно привязана к плите, которая однозначно выдержит мой вес, даже два. Обежав глазами все помещение, выбрал место, которое не изменится, в ближайшее время в любом случае, так что веревка для возвращения мне может и не понадобится, но хотелось бы, чтобы работали оба варианта.

1
{"b":"595306","o":1}