ЛитМир - Электронная Библиотека

– О чем вы, собственно, говорите? – спросил Дон, мастерски разыгрывая удивление. – Какое дело?

Теперь Хеннеси пришла очередь удивиться:

– Так вы ничего не знаете?

– Я знаю только, что один парень, с которым я вместе воевал в 1942 году, исчез и что его жена попросила меня помочь разыскать мужа. Я не имею ни малейшего представления, чем так озабочены в МИДе и посольстве.

Хеннеси смущенно почесал затылок и посмотрел на Дона.

– Сэр Роберт доложил послу. Я не был включен в число лиц, посвященных в это дело, но и из того, что посол сказал мне, можно без труда догадаться, что же произошло. Это сугубо между нами, и, возможно, эта информация убедит вас выйти из игры. Мне кажется, Трегарта списали со счетов. Он исчез где-то за «железным занавесом».

– Чепуха! Трегарт является владельцем маленькой стекольной фабрики. Он не может знать ничего такого, что может заинтересовать Россию. Да и как он мог оказаться за «железным занавесом»?

– Возможно, для вас это и будет сюрпризом, когда вы узнаете, что Трегарт один из лучших агентов МИ-5. Он знает все секреты этого заведения. Он знает имена всех агентов, действующих в Европе и черт знает где еще. Для русских он просто находка! Теперь вы понимаете, почему сэр Роберт не сказал вам всей правды?

Дон был настолько ошарашен, что вскочил на ноги и принялся ходить по гостиной взад-вперед.

– Вы меня не разыгрываете?

– Разумеется, нет! Но, ради Бога, все это сугубо между нами. Я вам ничего не говорил.

– Что позволяет предположить, что он исчез за «железным занавесом»?

– Я не говорил этого, – осторожно сказал Хеннеси. – Это моя личная догадка, не более.

– Он мог попасть в ловушку.

– Да. Но из того, что сказал посол, можно сделать вывод, что Джон переметнулся к противнику. А это чревато неприятными последствиями. Парень, обладающий столь ценной информацией, как Трегарт, не должен попадать к противнику живым. Из того, что я слышал, можно предположить, что он жив и заговорил.

Дон вспомнил о почтовой открытке из Венеции, он уже открыл было рот, чтобы сказать, что Трегарт не за «железным занавесом», но из осторожности решил промолчать. Нужно было получить максимум информации, прежде чем сообщить о местонахождении Трегарта.

– Даже если это наполовину правда, то и это очень плохо, – продолжал Хеннеси. – Так я могу заверить посла, что вы не вмешаетесь в это дело?

Дон покачал головой.

– Нет. Ведь я обещал жене разыскать его.

– Должен вам сообщить, Дон, это очень опасное дело. И к тому же мы можем рассердиться.

Дон рассмеялся.

– Каким образом?

– Мы можем лишить вас паспорта, – Хеннеси поднялся. – Мой совет: бросьте вы это дело.

– Я подумаю.

– Так вы летите в Венецию?

– Завтра утром, это честно.

– Хорошо. Тогда все. Но я буду рад, если вы не попросите о визе в Германию. Когда я сообщу, что вы улетели в Венецию, посол будет удовлетворен.

Дон промолчал.

– Сэр Роберт убежден, что Трегарт сбежал за «железный занавес», – продолжал Хеннеси. – Я успокою сэра Роберта, сказав, что вы улетели в Венецию. О'кей?

– Согласен.

– Я ухожу. Спасибо за выпивку. Приятного путешествия.

– До скорого, Эд.

– Да, чуть не забыл! – Хеннеси задержался в дверях. – Если вы все же рискнете своей головой и приметесь за розыски, не рассчитывайте на помощь посольства. Это сугубо ваши трудности. Надеюсь, я понятно выражаюсь?

– Куда понятнее, – ровным голосом сказал Дон. – Пока.

Некоторое время он наблюдал, как Хеннеси идет вдоль по улице в направлении посольства, затем взял сигарету. В его глазах было странное выражение, когда он зажигал спичку.

В шесть с минутами Дон остановил «Бентли» возле маленькой виллы на Ньютон-авеню в Хэмпдене.

В ста ярдах вниз по улице была припаркована большая черная машина, в которой сидели двое мужчин. Один из них обернулся и увидел Дона, подходившего к воротам. Дон сделал вид, что не заметил их, открыл калитку, подошел к двери и позвонил. Хильда Трегарт немедленно открыла дверь и с надеждой посмотрела на Дона.

– У меня есть кое-какие новости для вас, – сказал он. – Немного, но все же есть.

– Пожалуйста, проходите сюда, – пригласила она, открывая дверь маленькой уютной гостиной.

Дон оглядел комнату. Идеальная чистота, мебель хотя и старая, но достаточно удобная.

Они сели, глядя друг на друга.

– Я встречался с сэром Робертом и суперинтендантом Диксом, – начал Дон. – И долго колебался, говорить ли вам все, но, думаю, так будет лучше. Будьте мужественны.

Она взволнованно смотрела на него, лицо ее побледнело.

– У Джона неприятности?

– Думаю, да. Надеюсь, для вас не будет открытием то, что Джон агент МИ-5?

Она закрыла глаза, и ее пальцы сжались в кулачки. Некоторое время она молчала, потом взяла себя в руки и посмотрела на Дона.

– Я давно подозревала нечто подобное. Его поймали, вы думаете?

Дон ответил не сразу.

– Пока не ясно, – сказал он, решив говорить только правду. – Но если бы его схватили, он не смог бы послать открытку. Правда, нет уверенности, что это не фальшивка. Он мог написать ее под нажимом, чтобы толкнуть вас на опрометчивый поступок. Но если отбросить эти мрачные мысли, то можно предположить, что он на свободе и где-то скрывается.

– Я понимаю, – она смотрела на свои руки. – И никто ничем не может ему помочь?

– Боюсь, что нет.

Она с мольбой подняла на него глаза:

– Но это еще не все, верно? Почему за мной следят? Они, вероятно, думают, что он переметнулся на другую сторону?

Дон кивнул.

– Да. Вы знаете его лучше, чем кто-либо. Не симпатизировал ли он им?

– Никогда! – ее глаза блеснули. – Он никогда бы этого не сделал!

– Насколько я его знаю, думаю, вы правы.

– Но что дает им право думать, что он мог перебежать на сторону потенциального противника, мистер Миклем? Почему они сделали такой вывод?

– Не знаю. Они были весьма осмотрительны в высказываниях на эту тему. Должно быть, в этом есть свой резон, конечно, но только сэр Роберт знает все детали дела, а он ничего мне не сказал. Маловероятно, что здесь я могу получить дополнительную информацию. Могу только надеяться разузнать что-либо в Венеции. Я уезжаю завтра утром и начну расследование сразу же по прибытии на место. Ваш муж бывал в Венеции?

– Да. Он бывал там каждый год. Венеция является важным центром по производству стекла.

– С кем он входил там в контакт? Вы знаете людей? Имел ли он там друзей, которые могли бы помочь мне?

– Я не знаю. Он не особенно распространялся о своей работе. Он упоминал только Манрико Росси, владельца небольшого магазина по продаже стекла вблизи площади Сан-Марко. Наверное, он знал и других людей, но мне об этом ничего не говорил.

– Манрико Росси, – Дон сделал пометку в записной книжке. – А где обычно останавливался ваш муж?

– В «Модерато». Это рядом с мостом Риалто.

– У вас есть хорошая фотография вашего мужа?

– Сейчас, – она торопливо вышла из гостиной и вскоре возвратилась с большим альбомом.

Дон принялся внимательно рассматривать фотографии. Трегарт выглядел несколько старше, чем его помнил Дон. В волосах уже серебрилась седина, но глаза смотрели все так же проницательно.

Дон сунул одно из фото в карман.

Ему предстояло решить трудную задачу, обладая минимумом информации: фотография, имя продавца стекла в Венеции, название отеля, где обычно останавливался Трегарт. Найти человека в переполненном туристами городе, подобном Венеции, тяжелее, чем отыскать иголку в стоге сена, но он не мог сказать об этом Хильде Трегарт.

– Все в порядке, – Дон старался говорить уверенно. – А теперь еще одно: не могли бы вы написать письмо вашему мужу? Если я найду его, это его сильно обрадует.

Дону показалось, что она сейчас упадет в обморок, но молодая женщина быстро овладела собой.

– Вы очень добры, мистер Миклем, – в ее глазах стояли слезы. – Конечно, я напишу. Подождите несколько минут.

6
{"b":"5954","o":1}