ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Супруги по соседству
Судьба на выбор
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Хтонь. Зверь из бездны
Источник
Отец Рождество и Я
Школьники «ленивой мамы»
Амелия. Сердце в изгнании
Я слежу за тобой

– Сколько угодно, – сказал Дон, поражаясь ее мужеству. – Не торопитесь. Он должен получить хорошие новости.

Она вышла из гостиной и вернулась спустя двенадцать минут, подав Дону запечатанный конверт.

– Прекрасно, – Дон положил конверт в бумажник. – Я постараюсь доставить это письмо адресату. И не волнуйтесь. Все будет в порядке, не теряйте надежды. Я думаю, полиция будет просматривать вашу почту, так что я не смогу написать вам лично. Но если я захочу что-либо сообщить, то передам это через друзей.

– Я понимаю, – неуверенно сказала она.

Возвращаясь в Уэст-Энд, Дон спрашивал себя, что в настоящий момент делает Трегарт. Сэр Роберт сказал: «Никто ничего не может для него сделать. Он должен был вначале подумать о своей жене, прежде чем сделать то, что сделал».

Что же сделал Трегарт?

Дон решительно тряхнул головой. Он уже понял, что найдет Трегарта, чего бы это ему ни стоило, и не столько ради него самого, сколько ради его жены.

Никто – ни сэр Роберт, ни полиция, ни Эд Хеннеси – не смогут ему в этом помешать.

Глава 3

Черный и белый

Последние лучи вечернего солнца блеснули из-за собора Сан Мария делла Салюте, придав грязно-зеленый оттенок воде в Гранд-канале, и сверкнули розовым, когда Дон Миклем подошел к окну и глянул вниз на запруженную народом площадь.

– Нет ни одного города в мире, подобного этому, Черри, – сказал он. – Посмотри на эту панораму. Я здесь бывал уже дюжину раз, но никогда не перестаю восхищаться.

– Очень интересно, сэр. Я благодарю судьбу за то, что могу любоваться этим городом.

– Это невозможно описать, – сказал Дон, доставая коробку с сигарами. – Так что там насчет обеда? Если ты хочешь куда-нибудь идти, пожалуйста, иди. Я могу поесть и попозже.

– Спасибо, сэр. Осмелюсь напомнить, вы должны написать несколько писем.

Дон улыбнулся.

– Это может подождать. Что еще?

– Больше ничего.

Дон вышел из комнаты и спустился вниз по широким мраморным ступеням.

Четыре года назад Дон впервые посетил Венецию и сразу же влюбился в этот чудесный город. Он не успокоился до тех пор, пока не нашел и не купил маленький домик в венецианско-византийском стиле, известном как Палаццо делла Толетта. Из его окон открывался восхитительный вид на остров Сан-Джорджио, а сам домик находился в двухстах ярдах от Либериа Векко, шедевра Сансовино.

Дон прибыл в Венецию два часа назад, и после того, как принял душ и переоделся, был готов немедленно приступить к розыскам Трегарта.

Вначале он решил увидеться с Манрико Росси в надежде, что тот может сообщить ему какие-нибудь новости о Трегарте. Повидавшись с ним, можно будет посетить отель «Модерато».

Дон с трудом пробивал себе дорогу на тесной, забитой толпой улице, которая вела к площади Сан-Марко. Рядом, по каналу, сновали гондолы, перевозившие туристов на Лидо, лодки, нагруженные дынями и овощами; по обе стороны улицы возвышались роскошные дворцы из мрамора, на набережной пестрели полосатые причальные тумбы.

Площадь Сан-Марко кишела людьми; они сидели за столиками маленьких кафе, глазели на витрины магазинчиков, собирались группами, чтобы послушать экскурсоводов, рассказывающих о знаменитом соборе с его четырьмя бронзовыми вратами, покрытыми затейливой чеканкой.

Дон прошел улицей Фабори. Магазин Манрико был немного ниже, на узкой улочке, вблизи моста Риалто, и ему не понадобилось много времени, чтобы отыскать его.

Магазинчик в этот момент покидала большая толпа туристов, и Дон переждал, пока последний потный покупатель не вышел оттуда.

Перед ним был длинный узкий тоннель, с потолка которого свисали фонари, а стены сверкали кристаллами стекла.

В дальнем конце магазина находилась небольшая комнатушка, где сидели три девушки. Перед каждой из них стояла газовая горелка. В ее пламени девушки держали тонкие стержни из разноцветного стекла. С удивительным проворством они делали из расплавленного стекла маленьких зверюшек. Дон задержался, зачарованный их работой. Одна из девушек, темноволосая, с изящно очерченным личиком, мельком глянула на Дона, ее большие глаза расширились, и в следующее мгновение она вновь сосредоточилась на работе, ловкими движениями выделывая лошадь в галопе.

Отставив лошадку остывать, она вновь взглянула на Дона, и тому показалось, что она делает какие-то знаки, стараясь привлечь его внимание. Затем она вновь опустила глаза на кучку разноцветных стеклянных стержней, лежащих перед ней. Взяв один из них, она опустила его в пламя и начала быстро вращать профессиональными движениями. К удивлению Дона, на стекле начал образовываться странный узор. Внимательно наблюдая за ее манипуляциями, он вдруг понял, что это монограмма, составленная из букв «Д» и «Т» и означающая инициалы.

У него было совсем мало времени, чтобы рассмотреть эти буквы, так как девушка вновь погрузила стекло в пламя горелки, и через несколько секунд из-под искусных пальцев девушки вновь вышла скачущая лошадь.

«Может быть, мне показалось?» – подумал Дон, глядя на мягкие черные волосы девушки, которая продолжала работать с прежней сноровкой. «„Д.Т.“, может, это инициалы Трегарта? Или я выдаю желаемое за действительное?»

– Ах, синьор, я вижу, вы интересуетесь нашей работой, – прозвучал сзади чей-то голос. Дон обернулся и увидел высокого толстого мужчину в сером костюме. Круглое полное лицо с несколько сонными глазами было типично итальянским, и улыбка, при которой он продемонстрировал полный рот золотых зубов, была профессиональной и неискренней.

– Совершенно верно, – ответил Дон.

– Это огромная честь для нас, синьор Миклем. Вот уже четыре года, как вы постоянно приезжаете в Венецию, и, наконец, мы удостоились чести видеть вас здесь.

– Да, я здесь, – ответил Дон, улыбаясь. Он привык к тому, что жители Венеции узнают его на улице. Было вполне естественно, что владелец магазина знал в лицо американского миллионера, имеющего к тому же дворец вблизи Гранд-канала.

– Может, вас заинтересуют некоторые из моих изделий, синьор?

– Один из моих друзей хотел бы иметь канделябр, и я обещал ему привезти его.

– Канделябр! Пожалуйста, пройдемте в мой кабинет. Я могу показать вам много прекрасных изделий. Ваш друг наверняка хочет канделябр, изготовленный по специальному заказу, и если он пожелает, мы могли бы изготовить его на нашей фабрике в Мурано.

Дон последовал за словоохотливым толстяком в небольшой, прекрасно меблированный кабинет, где толстяк развернул перед ним толстый альбом с образцами изделий.

– Вы – Манрико Росси? – спросил Дон.

– Да, синьор. Может быть, меня кто-нибудь рекомендовал вам?

– Один мой хороший друг сказал мне, что я в любой момент могу зайти к вам. Он и ваш хороший друг, я надеюсь.

Росси почтительно смотрел на Дона, держа в руках листы с набросками.

– И как его имя, синьор?

– Джон Трегарт, – сказал Дон, в упор глядя на толстяка.

Тот вдруг испугался. Улыбка мгновенно сползла с его лица, рисунки выскользнули из рук и упали на пол. Он сразу же наклонился за ними, явно стараясь скрыть замешательство.

Что все это означает?

Когда Росси выпрямился, лицо его было застывшим и лишь слегка побледнело.

– Ах, синьор Трегарт! Это действительно наш хороший друг. Но прошло уже много времени с тех пор, как я видел его в последний раз. Год примерно, или даже больше, – он избегал смотреть Дону в глаза, а это означало, что толстый итальянец лжет.

– Я был бы удивлен, если бы с ним случилось что-нибудь в Венеции. Ведь он находится здесь?

– О, нет, синьор! – он испуганно глянул на Дона большими черными глазами, затем вновь отвел взгляд. Его толстые губы поджались. – Синьора Трегарта нет в Венеции. Обычно он приезжает только в июле.

Дон пожал плечами и взял предложенные Росси наброски, не показывая виду, что заметил необычное поведение хозяина. Просмотрев некоторые из них, он спросил, какие хозяин считает лучшими. Выбрав три из наиболее простых, он попросил, чтобы Росси выслал их Терри Ратклиффу. После того как Росси записал адрес, Дон поднялся с кресла.

7
{"b":"5954","o":1}