ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеймс Хэдли Чейз

Мэллори

Глава 1

Давно минула полночь. Холодная изморось падала с темного неба. Глубоко засунув руки в карманы плаща и низко надвинув на глаза шляпу, Корридон шел по Олд-Кромвель-стрит. Улицы в этой части Сохо были безлюдны – все из-за дождя, начавшегося еще с вечера.

На углу Корридон остановился закурить. Загораживая огонек от ветра, он внимательно прислушался, но не услышал ничьих шагов. Бросив осторожный взгляд через плечо, увидел пустынную улицу, мокрую от дождя. Корридон швырнул спичку в канаву, повернул налево и поспешно зашагал по Фрич-стрит.

Вот уже двадцать часов, как у него появилось ощущение слежки, причем без каких-либо оснований. Следили два или три человека. Такое с ним случалось не в первый раз. Иногда за ним следила полиция. Во время войны, когда он выполнял задания командования, за ним следило гестапо.

Благодаря обостренному чутью ему всегда удавалось избавляться от преследователей. Но на этот раз он никак не мог представить себе, кто мог заинтересоваться им. По всей вероятности, это был один из его недругов. Корридон знал нескольких человек, которые с удовольствием свели бы с ним счеты, но ведь он не прятался, адрес его всем хорошо известен, да и к тому же его нетрудно застать дома. Нет смысла так долго следить за ним. Все это интриговало Корридона, но, честно говоря, сам факт слежки был ему неприятен.

Желая проверить, не сыграло ли с ним воображение злую шутку, он вышел под дождь в надежде заставить своих преследователей обнаружить себя. Он сворачивал в переулки, прятался в арках, возвращался по собственным следам, но следившие за ним, видимо, были профессионалами высокого класса и ни разу не попались на его уловки. Терпение Корридона истощилось, но он знал, что рано или поздно один из них совершит оплошность и даст обнаружить себя.

«Домино-клуб» располагался почти в конце Фрич-стрит, и Корридон решил отправиться туда. Пусть его преследователи помокнут под дождем, а если их терпение лопнет, им придется пробираться внутрь через окна первого этажа. Так или иначе, это охладит их пыл…

«Домино-клуб» относился к тем подозрительным заведениям Сохо, где всегда можно укрыться от пристального внимания полиции или получить выпивку независимо от того, день сейчас или ночь. Когда-то здесь размещался склад вин, потом фасад низкого, приземистого здания выкрасили заново, в просторном зале расставили столы, покрытые стеклом, и солидные кожаные кресла, по стенам развесили зеркала.

В глубине зала, позади бара, возвышалась массивная фигура Цани. Он был владельцем клуба и занимался понемногу всеми делами, которыми промышлял бандитский район Сохо. С лицом негроидного типа, Цани был так же широк, как и высок. Его костюм, сшитый у лучшего портного, галстук в крупную горошину, огромный бриллиант на мизинце правой руки шли ему, как горилле смокинг.

В зале коротали время человек двадцать – мужчины и женщины. Их головы, как по взмаху дирижерской палочки, повернулись в сторону Корридона, который спускался по ступенькам. Посетители бара притихли, устремив подозрительные взгляды на вошедшего. Военный плащ, который любил носить Корридон, широкие плечи, привычка гордо держать голову не внушали им доверия. Было ясно, что незнакомец не принадлежит к их кругу, но что он не полицейский – они тоже поняли сразу. И теперь пристально рассматривали его, пытаясь определить: кто же он?

Корридон, не обращая ни малейшего внимания на то, какое впечатление он произвел своим появлением, сразу направился к бару.

– Мне говорили, что ты вернулся, – сказал Цани, протягивая огромную потную ладонь, – но я решил, что это брехня. На твоем месте, если бы мне однажды удалось убраться из этих краев, ноги бы моей больше здесь не было.

– Не давай воли фантазии! – усмехнулся Корридон, делая вид, что не замечает протянутой руки. – Одно виски… если это не отрава.

Не спеша он подтянул к себе табурет, основательно уселся на него и оглядел помещение. В другом конце зала худенький человечек виртуозно играл на рояле.

– Отравы не держим! – парировал Цани уже с менее любезной улыбкой. – Все только высшего сорта. Вот попробуй немного этого. – Он подвинул к нему бутылку и стакан. Пока Корридон наливал виски, Цани продолжал: – Похоже на то, что ты был в Штатах?

– В Штатах?.. Да, но мне там надоело, и я решил переменить обстановку.

Цани прикрыл один глаз и улыбнулся с понимающим видом:

– Мне говорили другое. Что флики там не такие приветливые, как наши бобби.

Корридон отпил из стакана и посмотрел на Цани жестким взглядом:

– Я совсем не удивлюсь, если в один прекрасный день кто-нибудь заткнет твою пасть бутылкой из твоего же бара. Возможно, это буду я…

Улыбка Цани окончательно угасла.

– Ладно, ладно. Я пошутил. Хотя согласен, шутка не удалась. Я вижу, путешествие ничуть не исправило твой чудный характер.

– Мой характер таков, каков есть. Шути с теми, кому это нравится. А мне это совсем не по вкусу.

Наступило неловкое молчание, потом Цани заговорил снова:

– Как твои делишки? На мази?

– Помаленьку… – неохотно ответил Корридон. – Меня никто не спрашивал?

– Нет. Ты отсутствовал слишком долго. Народ быстро забывает своих героев, – отозвался Цани, с любопытством разглядывая Корридона. – Что ты намереваешься делать теперь?

– Это мое дело. Чем меньше ты будешь знать, тем меньше расскажешь своим приятелям-фликам. Кстати, ты не видел Роулинга? Он не справлялся обо мне?

– Роулинг часто сюда заходит, – ответил Цани, пожимая жирными плечами, как бы извиняясь, – но о тебе никогда не спрашивал. Он быстро пошел в гору после твоего отъезда. Теперь старший инспектор, имей в виду.

Значит, это не полиция. Если бы она интересовалась им, то сперва обратились бы с расспросами к Цани, который был одновременно и кроликом, и борзой, охотящейся на кроликов. Мало кто знал, что Цани – осведомитель полиции, но для Корридона это обстоятельство давно не было секретом. Он частенько использовал его осведомленность в своих целях, чтобы избежать возможных неприятностей.

– Кто-то интересуется мною, – небрежно бросил Корридон. – За мной следили сегодня весь день.

– Ты ведь не станешь из-за этого биться головой о стенку? Гестапо охотилось за тобой в течение двух лет, но им так и не удалось поговорить с Корридоном с глазу на глаз.

– Нет, один раз меня все же поймали, – возразил Корридон, и лицо его потемнело. – Но меня сейчас интересует другое – кто?.. У тебя по этому поводу нет никаких соображений?

– У меня?! При чем тут я? Я ничего не слышал и не знаю.

Корридон пытливо посмотрел в карие глаза мулата, пожал плечами.

– Ладно… Я ничего тебе не говорил. Сам выберусь из этого… – Он допил виски, заплатил и, встав, оттолкнул табурет. – Я задержусь здесь ненадолго… На улице сыро.

– Чувствуй себя как дома. Может, тебе нужна девушка?

– Это мне уже не по зубам, – цинично ухмыльнулся Корридон. – И потом, твои девушки… Я их слишком хорошо знаю. Нет, они меня не интересуют.

Медленно, как бы нехотя, он отошел от бара и остановился возле пианино. Он чувствовал, что его по-прежнему пристально разглядывают.

– Салют, Макс, – приветствовал он пианиста. Тот продолжал играть и, не разжимая губ, ответил:

– Салют!

Корридон не спускал глаз с бегающих пальцев музыканта, лицо его выражало вежливый интерес. Со стороны можно было подумать, что его заинтересовала игра.

– Ты что-нибудь знаешь, Макс?

Вместо ответа тот принялся наигрывать «День и ночь». Его тонкое лицо пришло в движение, словно пробужденное страстной мелодией.

– Тобой интересовалась одна курочка, – произнес он, все так же почти не шевеля губами. – Она как-то вечером приходила с Креем. Дня три назад.

Корридон, не отрывая взгляда от пальцев пианиста, стряхнул на пол пепел сигареты.

– Кто она?

– Не знаю. Похожа на иностранку. Молодая, темноволосая. Зовут Жанна. Мне кажется, она у Крея в печенке сидит…

1
{"b":"5955","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обреченные на страх
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Сладкое зло
Невеста Черного Ворона
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Девочка с Патриарших
Черный кандидат
Первому игроку приготовиться