ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жанна и Ренлинг стояли молча и смотрели на Корридона, который держал их под прицелом.

– Он прав. Довольно трепотни. Я сыт вами по горло. А посему ухожу, – сказал Корридон, оскаливая в улыбке зубы. Он сунул «маузер» в карман пиджака и нагнулся, чтобы поднять шляпу. – Поверьте, был момент, когда я боялся потерять хладнокровие, – продолжал он. – Я исчезаю. Для вас будет лучше, если мы никогда больше не встретимся. Если же наша встреча повторится, я буду менее вежлив.

– Красивая работа! – с восхищением произнес Ренлинг. Он повернулся к Жану, который с трудом поднимался на ноги. Поляк был в бешенстве. – Иди и займись Креем. Ты уже достаточно наделал глупостей сегодня.

Не говоря ни слова, Жан вышел в соседнюю комнату, с грохотом хлопнув дверью.

Корридон направился к выходу, но Ренлинг остановил его:

– Прошу прощения за инцидент. Но, может быть, мы все же сумеем договориться как деловые люди?

– Я так не думаю. – Корридон перевел взгляд с Жанны на Ренлинга.

– Жаль, – произнес тот. – Мы очень нуждаемся в вашей помощи и готовы платить. Тысяча фунтов – это немало. Будьте же благоразумны. По крайней мере, хоть выслушайте. Жан – дурак. Он воображает, что с помощью оружия можно добиться всего. С самого начала я не был согласен на разговор с позиции силы. Что мне надо сделать, чтобы завоевать ваше доверие?

Корридон улыбнулся:

– Мне кажется, вы добились своего.

Он снова уселся на подлокотник и снял шляпу, всем видом показывая, что готов как уйти, так и выслушать деловое предложение.

– Какая работа предстоит?

– Нам нужно убедиться, что вы действительно Корридон, – решительно заявила Жанна. – Это крайне необходимо.

– Да, это так, – подтвердил Ренлинг. – Это очень конфиденциальное дело. Мы уже один раз ошиблись. С Креем. Он карманный вор и имел наглость украсть у меня бумажник с документами, относящимися к данному делу. С огромным трудом удалось найти этого типа. Потом он предпринял попытку шантажа. Тогда мы расположились у него в квартире, чтобы держать под неусыпным наблюдением. Мы до сих пор не решили, что с ним делать. Короче, мы больше не имеем права ошибаться. Если вы действительно тот, за кого себя выдаете, у вас на груди и спине должны остаться шрамы – следы работы гестапо.

Корридон выпустил из ноздрей тонкую струйку дыма. Затем, пожав плечами, скинул пиджак, вынул запонки из манжет рубашки, закатал рукава, обнажая мускулистые руки. Немного выше запястий виднелись широкие белые полосы.

– Каждый вечер на меня надевали тесные стальные наручники, – мрачно пояснил Корридон. – Их предварительно раскаляли докрасна, чтобы я, не дай Бог, не замерз в камере. Этого достаточно?

Мужчина и женщина спокойно смотрели на шрамы. На их лицах не отразилось ни жалости, ни ужаса, скорее нечто вроде интереса знатоков.

– Что ж, они не страдают отсутствием воображения, – прокомментировал Ренлинг, дотрагиваясь до рубца на своем лице. – Это сделано раскаленным штыком.

Корридон пригляделся:

– Вы тоже получили от них свою порцию?

– Да. И Жанна.

Ренлинг подошел к Корридону поближе и внимательно осмотрел шрамы.

– Все верно, – сказал он, оборачиваясь к Жанне. – Такое невозможно подделать.

– Хорошо, – согласилась она. – В таком случае, мы можем поговорить.

Ренлинг подошел к столу, вынул из ящичка сигарету.

– Это дело необычное, – начал он, задумчиво глядя на кончик сигареты. – И опасное. Я не знаю никого, кто мог бы выполнить его лучше вас. Мы уже пробовали, но без успеха. Если вы откажетесь, то я даже не представляю, кто может помочь нам. Это должно быть сделано, и сделано в кратчайший срок…

Корридон, небрежно покачивая ногой, ждал дальнейших пояснений.

– Нужно убрать одного… человека… – с трудом произнес Ренлинг.

Глава 3

«Вам заплатят тысячу фунтов. Половина – сразу, половина – после выполнения работы».

Пока Корридон слушал Ренлинга, фраза эта не переставая звучала в ушах. «Половина – сразу, половина – после выполнения работы». Его уши привыкли к подобным обещаниям. Каждый раз, когда речь заходила о трудном, опасном деле, разговор начинался именно так. Репутацию удачливого исполнителя рискованных заданий он завоевал давно и без труда. Его деятельность во время войны, рассказы о приключениях, несколько преувеличенные, как всегда в подобных случаях, заставляли людей думать, что он легко бросится в любую рискованную авантюру.

Людям, которые не хотели рисковать собственной шкурой, он подходил идеально. У всех у них в кармане лежала наготове пачка пятифунтовых банкнотов, и у всех одинаково блестели глаза. Он выслушивал их так же, как сейчас слушал Ренлинга, потом торговался, поднимая цену, объясняя план будущих действий. Некоторые по секрету доверяли ему свои опасения и радовались, что нашли парня с полным пренебрежением к опасности. «Это человек, который нам нужен, – думали они, глядя на Мартина. – Если он не сможет, то не сможет никто». Все они почтительно выслушивали его хитроумные рассуждения о том, как он собирается выполнить порученное задание, и, как правило, ему всегда удавалось увеличить размер задатка.

«Половина – сейчас…» И только потом они понимали, что стали жертвами Корридона. Через день или два после заключения сделки он как бы случайно заходил именно в тот бар, где клиент пил вино – возможно, за успех будущего дела. Корридон улыбался клиенту, и эта улыбка заставляла клиента холодеть от внезапного предчувствия. «Обстоятельства изменились», – сообщал Корридон. Он стоял перед клиентом – массивный, с сигаретой в зубах – и советовал подыскать кого-либо другого для выполнения поручения, а еще лучше отказаться совсем. Некоторые храбрились и требовали назад деньги, но под его тяжелым и жестким взглядом быстро теряли свою уверенность и переводили все в шутку. Он всем говорил одно и то же: «Можете подавать на меня в суд». И уходил. Не спеша, засунув руки в карманы, надвинув шляпу на глаза, с насмешливой улыбкой на губах.

«Половина – сейчас, половина – после завершения работы…»

Что ж, такого рода предложения принесли ему немало денег.

«А почему бы и с ними не сыграть такую шутку?» – подумал он, слушая Ренлинга. Правда, предложение, которое ему сейчас делали, отличалось от предыдущих. И эти трое никак не были похожи на клиентов, что обращались к нему раньше. А потому он внимал Ренлингу с подкупающим интересом.

– Я думаю, что сумею лучше объяснить ситуацию, если мы останемся наедине, – произнес Ренлинг, и Жанна вышла из комнаты, даже не взглянув на Корридона. Тот, к своему удивлению, почувствовал, что с ее уходом комната как бы опустела.

Ренлинг вытащил из шкафа бутылку виски и два стакана.

– Немного рановато для выпивки, – как бы извиняясь, заметил он. – Но тем не менее выпейте немного.

Он плеснул виски в стаканы и один протянул Корридону.

– Теперь, когда ее нет, я могу говорить более свободно. В сущности, это прямо-таки бредовая история. Итак, за ваше здоровье! – провозгласил он, поднимая стакан.

Корридон кивнул и отпил немного. Он думал о том, что если заполучит пятьсот фунтов, то сможет оплатить операцию Эффи. Пара недель – и все будет сделано. Его сердце согрелось от мысли, как обрадуется Эффи. Если он хорошо сыграет роль, появится реальный шанс выйти из этой комнаты с внушительной суммой денег…

– Эта история похожа на выдуманную, о таком можно прочитать только в романе, – начал Ренлинг. – Невозможно представить, что это произошло в действительности. Кстати, Жанна выглядит тоже несколько необычно, вы не находите?

– Да все трое такие… – неохотно пробормотал Корридон. – Странноватая компания… Секретное общество, да?..

– Что-то в этом роде, – смеясь, ответил Ренлинг. – Сейчас вы все поймете. Вы и сами прошли через нечто подобное, из-за этого, главным образом, наш выбор и пал на вас… Мы уверены, что вы не выдадите нас, даже если не согласитесь помочь.

– Я вас не выдам, – подтвердил Корридон. – Но это еще не значит, что я принял ваше предложение. Эта ваша история, это серьезно?

7
{"b":"5955","o":1}