ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секрет индийского медиума
Три факта об Элси
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Мечтатель Стрэндж
Милые обманщицы. Соучастницы
Шаги Командора
Всеобщая история любви
A
A

– Куда уж серьезнее! И не такая неправдоподобная, как можно было бы подумать. – Он немного помолчал, потом продолжал: – Мы трое – это все, что осталось от небольшой диверсионной группы французского Сопротивления. Вначале нас было девять человек: двое французов – Пьер и его брат Георг, две девушки, тоже француженки, – Жанна и Шарлотта, двое поляков – Жан и Любек и трое англичан – Гаррис, Мэллори и я.

– Понимаю, – отозвался Корридон. Такие небольшие мобильные группы были ему хорошо знакомы. Во время разведывательной работы в тылу врага он встречался с людьми подобного типа: патриоты, фанатики, они не задумываясь выполняли любое задание, любой приказ.

– Наша группа занималась диверсиями на железной дороге. Мы все время меняли район дислокации, днем прятались, по ночам действовали. И проделали адскую работу.

Он замолчал, его единственный глаз зажегся энтузиазмом.

– Нашим командиром был Пьер. Человек необычайной храбрости и сообразительности. Замечательный парень! – Он посмотрел в глаза Корридону. – Исключительный человек! Я не стану утомлять вас деталями, только скажу, что ради него мы были готовы на все и без него ничего не смогли бы сделать. Он отлично разбирался в людях и знал, что кому поручить, чтобы максимально использовать наши возможности. Он вдохновлял нас на самопожертвование…

Корридон пил виски маленькими глотками, а мысли его обратились к прошлому. Он понимал, о чем говорит Ренлинг. Корридону приходилось встречать подобных людей. Однако абсолютное самоотречение по-прежнему оставалось для него загадкой. Сам он был человеком дела, но никогда при этом не забывал собственных интересов.

– Жанна и Пьер любили друг друга, – негромко продолжал Ренлинг. – Необходимо сказать об этом подробнее. Да, они любили друг друга, но эта любовь была необычной, не такой, о которой пишут в книгах. Их чувство было чем-то большим – слиянием двух умов и двух душ. Они составляли как бы единое целое. – Он посмотрел на свой стакан и нахмурился. – Мне трудно объяснить, хотя это очень важно. Все наши дела зависели от этих двоих, а они жили для нас и друг для друга. – Он снова остановился, как бы подыскивая слова. – И все же я не могу так рассказать об их взаимоотношениях, чтобы вы поняли, – повторил он со смущенным видом. Ренлинг скорее всего был стеснительным парнем. – Они бы умерли один за другого, если можно использовать этот штамп.

– Ясно! – нетерпеливо бросил Корридон. – Кто-то из вас предал этого парня?

Ренлинг внимательно посмотрел на него:

– Я понимаю ваше нетерпение, ведь вы не знали Пьера… Но, в общем… Да, так и случилось.

Корридон допил стакан. Теперь он представлял, о чем пойдет речь. Не первое дело такого рода…

– Ну что же, это касается вас, не так ли? Что я могу сделать?

– Сейчас скажу, – поспешно ответил Ренлинг. – Буду краток. Жанна, Мэллори и я попались. Мы, выполняя задание, допустили оплошность, и нас схватили. Не буду рассказывать детали… Нас привезли в гестапо. Немцам было известно, что мы принадлежим к группе Пьера. Они интересовались Пьером, только им, а нас не ставили ни во что: пока он на свободе, поезда будут взлетать на воздух. Жанна и Мэллори часто присутствовали на моих допросах. – Он потрогал свой шрам. – Я не отличался особой храбростью и кричал, когда было слишком больно.

– В этом нет ничего особенного, – заметил Корридон.

– Да. Гестапо очень хотело знать, где скрывается Пьер, но я все же не выдал. Наконец даже они устали. Надо сказать, что покалечили меня основательно. И тогда они занялись Жанной. Я был уверен, что они ничего не добьются от нее, однако гестаповцы думали иначе. Но она даже ни разу не вскрикнула. Они работали над ней несколько часов, потом снова взялись за меня. Сломали руку, выбили глаз. Я потерял сознание. Позже Жанна рассказала мне, что произошло.

Он встал и начал нервно ходить по комнате.

– Когда пришла очередь Мэллори, он заговорил. Не успели его тронуть, как он заявил, что расскажет все…

Это воспоминание, казалось, вывело его из равновесия: в течение нескольких минут он мерил шагами комнату, лицо его исказилось от душевной боли.

– Они выкололи мне глаз, а рука была в таком жутком состоянии, что позже ее пришлось отнять. Что же касается Жанны… Мне кажется, вы сами представляете, что ей пришлось перенести… Когда со всем было покончено, нас сунули в одну камеру. Я наполовину сошел с ума от боли. На теле Жанны было множество кровоточащих ран. Мэллори держался в стороне. Жанна из последних сил бросилась на него. Она плакала и всячески его поносила, но была слишком слаба, чтобы сделать что-то серьезное. Я никогда не забуду той ночи. Мэллори только один раз раскрыл рот, чтобы бросить нам: «Кучка идиотов! Разве вы сами не видите? Они не отступились бы от нас до тех пор, пока кто-то не заговорил бы. Пьер поймет. Это война…»

Корридон слушал вполуха. Он раздумывал. Пятьсот фунтов. А почему бы не поднять цену? Он умел торговаться. Если придется иметь дело только с Ренлингом, план может удаться. И он унесет хороший кусок.

– Надо сказать несколько слов и о Мэллори, о Брайане Мэллори. – Ренлинг снова наполнил стаканы. Корридон заметил, что его рука дрожит. – Он был летчиком свободного поиска. Присоединился к нам после того, как бежал из лагеря военнопленных. Мэллори показался нам отличным парнем. В нем не было никаких изъянов. Тридцать лет, красив как Бог, всем своим видом вызывает доверие. Он совершил смелый побег, убив двух часовых. Пятнадцать дней за ним охотились, как за диким зверем, но ему удалось уйти от погони. Пьер не раз подчеркивал, что Брайан – лучший из нашей группы, а Пьер знал, что говорил. Мэллори был отважен, инициативен и, казалось, смеялся над опасностью. Он всегда первым вызывался на самые рискованные и смелые операции, и я не могу припомнить, чтобы Пьеру удалось когда-либо отговорить его. Мы считали его храбрым, твердым и надежным товарищем.

– Я встречал таких людей, – вставил слово Корридон. – У них все о'кей до тех пор, пока их не прижмут. Тут-то они становятся совсем другими. Как говорится, не хватает пороху в тяжелую минуту.

– Этого нельзя сказать о Мэллори, – поспешно возразил Ренлинг. – Его хватали дюжину раз, и он всегда умудрялся выкрутиться. Нет, такого о нем нельзя сказать. Не все так просто. Один Бог знает, что случилось с ним в ту ночь. Я до сих пор этого не понимаю, а хотел бы понять. Он указал немцам убежище Пьера, одновременно выдав тех, кто находился там – Шарлотту и Жоржа. По счастью, Любек, Гаррис и Жан отсутствовали – были на задании. Но Мэллори дал немцам подробное их описание… После войны мы снова собрались… Все, кто остался в живых.

– Когда это произошло?

– Почти полгода назад. Мы не сразу решились. Было немало препятствий. Сначала отсутствие денег. Потом заболела Жанна. Был момент, когда казалось, что ничего не выйдет. Но все же мы приступили к выполнению задуманного.

– А Пьер? Его забрали?

– Да. Жорж и Шарлотта погибли во время перестрелки. К сожалению, Пьер достался немцам живым. Они мучили его две недели, потом убили.

– А вы? Каким образом вы сумели остаться в живых?

– Повезло. В тюрьму попала бомба. Нам удалось бежать во время паники.

– А Мэллори?

– Он тоже бежал. Но мы не могли бежать так быстро, как он, и Мэллори бросил нас.

– И теперь вы хотите отомстить ему?

– Да. Жанна долго болела. Она едва не лишилась рассудка. Единственное, что ее поддерживает, – это желание найти Мэллори и отомстить ему. Мы вынесли ему приговор и поклялись, что добьемся его исполнения. Это дело нашей чести.

– И какая же роль в этом деле отведена мне? – поинтересовался Корридон, вытягивая свои длинные ноги.

– Это я предложил вашу кандидатуру, – сказал Ренлинг. – Но мое предложение не понравилось двум другим членам нашей группы. Жан был мужем Шарлотты и имеет полное право лично расправиться с Мэллори. Жанна тоже настроена решительно… Я же связан с ними словом.

– А еще двое из вашей группы. Где они?

– Погибли, – спокойно ответил Ренлинг. – Мэллори убил их на прошлой неделе.

8
{"b":"5955","o":1}