ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первый шаг к мечте
Планета Халка
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Завоевание Тирлинга
Последние дни Джека Спаркса
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Секрет индийского медиума
A
A

Огонек заинтересованности зажегся в глазах Корридона. Он не ждал подобного проворства от человека, которому когда-то в трудную минуту недостало мужества.

– На прошлой неделе? Вы хотите сказать – здесь, в Лондоне?

– Совершенно верно. – Ренлинг снова принялся вышагивать по комнате. – Мы недооценивали Мэллори. Сознавали, что отыскать его будет трудно, но все вместе мы надеялись это сделать. Он стрелок высшего класса, силен, подвижен и опасен, как тигр. К тому же имеет ясный ум и безжалостен, как атакующая кобра. И охота на людей ему знакома. Но мы тоже не новички в таких делах, и к тому же нас было пятеро. Теперь мы начинаем сомневаться в успехе. Нас осталось трое, и мы даже не предполагаем, где он находится в настоящее время. Гаррис первым получил о нем сведения, отправился по указанному адресу и… не вернулся. Его труп обнаружили вскоре в каких-то трущобах. В подобных случаях говорят: «Убит неизвестным лицом», или: «Неизвестный самоубийца». Доказать, что это преступление, мы не могли, но нам было совершенно ясно: убийца – Мэллори. Затем Любеку удалось напасть на след. Его тело было найдено на полотне железной дороги. «Смерть от несчастного случая», – констатировала полиция. После смерти Любека я уговорил Жанну стать более благоразумной. Я убедил ее принять помощь извне. Мэллори знает нас, знает, что мы его ищем. Он вынужден защищаться и до сих пор делал это успешно. Надо, чтобы охоту продолжил кто-то, кого он не знает и никогда не видел. До нас дошла молва о вас. Вы – тот человек, который нам нужен. Если вам удастся обнаружить его, остальное мы сделаем сами. Но, зная Мэллори, я вас предупреждаю: если вы хотите добиться успеха, надо действовать быстро. Он может помешать вам уведомить нас о его местонахождении. Тогда вам придется самому уничтожить его. За это мы и предлагаем вам тысячу фунтов.

– Итак, речь идет об убийстве, – подытожил Корридон. – Вы это понимаете?

– Вы не отвечаете за убийство. Не забывайте о гибели стольких наших людей, – спокойно заметил Ренлинг.

– Это разные вещи. Для вас это месть, но, если я завтра убью кого-нибудь, меня арестуют и вздернут, не сделав скидки на благородную и справедливую месть подлецу.

– Это должно выглядеть как несчастный случай или самоубийство, – пояснил Ренлинг. – Так поступал Мэллори, когда избавлялся от наших людей.

Корридон сделал вид, что обдумывает полученную информацию, хотя в этом не было никакой необходимости. Решение он уже принял.

– Риск в любом случае существует, – заметил он. – Давайте обсудим проблему с моей точки зрения. Вы хотите, чтобы я для вас таскал каштаны из огня. У меня лично к этому типу нет никаких претензий. Таких, как он, после войны остались десятки. Стрелять в человека во время войны и теперь – разные вещи.

Ренлинг погасил сигарету, его лоб прорезала глубокая морщина.

– Бесполезно вертеться вокруг горшка, – проговорил он неожиданно резким тоном. – Или да, или нет. Так как?

– Нет. За тысячу фунтов.

Ренлинг с любопытством глянул на своего собеседника:

– Это значит?..

– Это значит, – отрезал Корридон, – что я готов выполнить все, что требуется, но за несколько большую сумму. В сущности, вы сами предложили мне торг. Вы настаиваете, чтобы я рискнул собственной жизнью. Тысяча фунтов в этом случае меня никак не устраивает. Где гарантия, что этот тип не окажется хитрее меня и я не разделю участь ваших товарищей? Предположим, я выполню ваше задание, но допущу ошибку. В этом случае меня ждет виселица. И так и этак я ставлю на карту свою жизнь, а она, я надеюсь, стоит больше тысячи фунтов.

– Понимаю, – спокойно ответил Ренлинг. – Пожалуй, вы правы. Жаль, что мы небогаты, – простодушно добавил он. – Мне нужно посоветоваться с моими друзьями. При всем желании мы не наскребем больше полутора тысяч фунтов. А если выложим такую сумму, то сами окажемся без шиллинга.

Корридон смотрел на открытое, честное лицо своего собеседника. Сам он любил торговаться, вести двойную игру, но Ренлинг был честен, и Корридон понял – он говорит правду, споры ни к чему не приведут.

Торг закончился, не успев начаться. Корридон немного подумал, потом пожал плечами:

– Хорошо. Я согласен. Полторы тысячи решают дело. Правда, я рассчитывал получить больше.

– Я понял это, – смеясь, ответил Ренлинг. – Потому и сказал быстро. Не умею торговаться. Все же нужно посоветоваться с остальными. Может, они сочтут, что это слишком дорого.

– Поговорите с ними. Но половина – сейчас, половина – после завершения операции. – Он с трудом удержался от улыбки. – Послушайте, что скажут ваши друзья.

Ренлинг вышел, зато появился Крей. Ренлинг приказал ему убраться из комнаты, пока он будет разговаривать с Жанной и Жаном. При виде Корридона, небрежно развалившегося в кресле, Крей сник.

– Сядь и не суетись! – Корридон был само радушие. – Мне приказано присмотреть за тобой.

– Что они собираются делать со мной? – захныкал Крей. – Ты знаешь, что они замышляют? Ты тоже с ними заодно?

Корридон закурил и сквозь дым сигареты посмотрел на Крея.

– Возможно, ты недалек от истины, – безразлично проговорил он. – У меня нет ни малейшего представления, что они намереваются сделать с тобой. Да мне и наплевать на это. Ты был не в своем уме, когда надумал заставить их плясать под твою дудку.

– Да… – согласился Крей, нервно вздрагивая. – Но ведь я не мог знать этого заранее! От одного вида этой девицы у меня мурашки по спине бегут. – Он бросил боязливый взгляд на дверь. – Она способна на все… Мне кажется, она сумасшедшая.

– Никогда не знаешь, чего ждать от иностранцев. На твоем месте я бы не заходил так далеко.

– Вот уже четыре дня, как они здесь, – снова заныл Крей, ломая пальцы. – Я не могу сделать и шага, чтобы кто-то из них не был рядом. Это уже не мой дом! Так жить невозможно. О Боже, когда же это все кончится!..

– Не надо было лезть в их карман.

Лицо Крея покрылось краской, веко правого глаза задергалось.

– Они тебе рассказали?..

– Они объяснили мне, что ты карманный воришка и к тому же шантажист.

Крей начал оправдываться:

– Я остался без денег! Кстати, они не имеют права находиться в нашей стране, у них бумаги не в порядке. Их могут арестовать. Я… я только попросил у них пять фунтов.

– Не надо было их трогать! – безжалостно заметил Корридон, которому стали надоедать причитания Крея. – И не рассчитывай на мою помощь. Сам заварил эту кашу – сам и расхлебывай!

Крей, подвывая, метался по комнате:

– О Боже! Ты думаешь, что…

Он не закончил фразы, боясь сформулировать мысль, которая грызла его вот уже четверо суток, и бросил отчаянный взгляд на Корридона:

– Они меня измучили! Если бы хоть я знал, чего они хотят. Не хотят же они… – Он снова остановился перед Корридоном. – Они не доверяют мне, вот что меня терзает! Я дал им слово и даже предложил поклясться на Библии…

– У тебя в доме есть Библия? – с насмешливой улыбкой поинтересовался Корридон.

Крей посмотрел на него с серьезным видом.

– Нет, но они могли бы купить ее. Я потом оплачу все расходы. – Голос его прервался. – Они не доверяют мне!..

Корридон зевнул:

– Ты бы не мог налить мне виски? Кстати, это твое виски или их?

– Невероятно! – Крей сделал вид, что не расслышал вопроса. – В какую историю влип! Я не думал, что все может так обернуться. Этот Мэллори… Они наверняка его шлепнут. – Нервный тик передернул его щеку. – Они же замышляют убийство! Я слышал их разговор. А девушка хуже всех. Она ненормальная, ты не находишь? Я никогда не встречал таких безжалостных женщин. – Он опять застонал. – Я никак не могу отделаться от мысли, что они хотят прикончить меня. Знаю, что это глупо, но как представлю себя на их месте… Они же собираются убить этого типа, Мэллори. Так почему бы им не избавиться и от меня заодно? – Он круто развернулся перед Корридоном. – Я не могу больше спать… Нервы на пределе!

– Давай лучше выпьем, – предложил Корридон. – Ты совсем потерял голову.

9
{"b":"5955","o":1}