ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я посмотрел на машину Жака. В ней открылась дверца и Жак, перекатываясь по мостовой, исчез в ближайшей подворотне. Я улыбнулся. Молодец, Жак! Теперь я могу вести огонь, не беспокоясь за него.

Вот один из них, детина могучего сложения, показался над капотом машины. Я сразу поймал его на мушку и услышал сдавленный крик.

Оставался еще один телохранитель и Брюн. Брюна нужно было брать живым.

Я выскользнул из-за машины и пополз по тротуару. Теперь машина Жака мешала мне светом. Раздались выстрелы и пули защелкали вокруг меня по асфальту.

Я поднял пистолет. Два выстрела – и фары погасли. Я словно ослеп. Надеясь, что мои противники в таком же положении, я поднялся в полный рост и побежал к машине.

Внезапно раздалась автоматная очередь, послышался новый крик ужаса и боли. Мои глаза уже привыкли к темноте. Я увидел, как машина Брюна сорвалась с места и, протаранив машину Жака, помчалась по улице.

Жак выскочил на дорогу с автоматом в руках.

– Быстрее в машину! – заорал я и бросился к той машине, где лежал убитый шофер.

Внезапно раздался шум еще одной подъезжающей машины, и дорогу осветил желтый свет фар. Дверца распахнулась, из машины выскочил Гирланд. В его правой руке был зажат пистолет. Я отдал Жаку ключи от бандитской машины, а сам сел к Гирланду.

– Быстрее, Марк, – сказал я ему, – он только что скрылся в том переулке.

Марк вел машину легко и умело. Сзади я видел огни машины Жака.

Брюн не мог далеко уехать. Мы помчались по его следам. На лице Марка играла усмешка.

– Это не он? – спросил Марк через некоторое время.

Впереди показался темный силуэт машины. Я не мог с уверенностью сказать, та ли это машина. Но кто другой мог мчаться с такой скоростью среди ночи?

Далеко впереди вдруг послышался шум столкновения, и машина Брюна исчезла из поля зрения. Вместо нее на дороге в ярком свете возникли два ажана. Один поднял руку.

– Остановись, – сказал я Гирланду.

Марк послушно затормозил. Ажан подбежал к нам.

– Немедленно освободите машину, – заверещал он. – Нам нужно догнать преступника. Он повредил нашу машину и убил одного человека.

Я молча протянул ему свое удостоверение сотрудника управления безопасности.

– Мы сами гонимся за ним, – пояснил я. – Куда он скрылся? – Эти слова я произнес уже начальственным тоном.

– Туда, – ажан указал направление рукой.

– Не смейте задерживать следующую машину, – сказал я, когда мы уже трогались. – Там тоже наш сотрудник.

Мы рванулись с места, оставив позади ошарашенных полицейских. Через пять минут снова увидели впереди мелькающий свет фар.

– Нажми, Марк! – Я почувствовал, что начинаю терять контроль над собой. – Нажми, тебе говорят!

Дистанция между машинами быстро сокращалась. Уже можно было разглядеть маленькую, скорчившуюся за рулем фигурку.

– Постарайся вести машину как можно ровнее, – сказал я Гирланду. Он согласно кивнул.

Я распахнул дверцу, вытащил из кармана пистолет и, почти полностью высунувшись из машины, начал стрелять по баллонам мчавшегося впереди автомобиля. Я выпустил четыре-пять пуль, пока не попал в цель. Машина Брюна завиляла, пошла юзом и, наконец, остановилась. Мы затормозили около нее. Я выскочил на дорогу. Брюн бежал по улице. Я бросился за ним. Когда между нами оставалось метров тридцать, он принялся стрелять. Стрелком он был скверным, поэтому я продолжал бежать, не обращая внимания на свист пуль.

Я подсчитал выстрелы и, когда прозвучал седьмой, понял, что пистолет его пуст. Я быстро настигал его.

Когда между нами оставался какой-нибудь метр, я прыгнул, толкнув его в спину. Он со всего размаха упал на асфальт. Я навалился на него, прижал и стал ждать, когда подбегут Гирланд и Жак.

2

В комнате нас было пятеро: я, Жак, Гирланд, полковник Дуглас и Брюн, который сидел посреди комнаты, привязанный к стулу. Мы полукругом стояли возле него.

Полковник сказал:

– Все, кроме Берта, свободны. Побудьте в соседней комнате, пока мы не освободимся.

Гирланд и Жак вышли.

Я сел за стол, облокотился и закурил сигарету. Часы на руке показывали девять утра.

– Мистер Брюн, – мягко сказал полковник, – ваша жизнь в наших руках…

Брюн иронично посмотрел на него.

– Я в этом не совсем уверен, – с сарказмом ответил он.

– Нам нужно имя шефа вашей организации, – сказал полковник.

– Я с ним не знаком.

– Нам нужно имя вашего босса, – зло повторил полковник. – И узнать его мы должны в течение двух ближайших часов. Надеюсь, что мы узнаем…

– Я получал все приказы и распоряжения по телефону, и поэтому ничего не знаю о своем шефе…

– Это ложь! Если хотите, чтобы я прояснил для вас обстановку, то выслушайте меня… Вы находитесь в руках американской разведки. Мистер Мейн имеет звание капитана, я – полковник. И еще… Это для того, чтобы вы не сомневались в наших возможностях… Мы работаем по форме СЮ-0-22.

По тому, как округлились глаза Брюна, я понял, что он прекрасно осведомлен, что такое форма СЮ-0-22.

– Если я сообщу имя босса, меня прикончат…

– Нас это не касается, – усмехнулся полковник. – Мы узнаем от вас имя в любом случае.

Дуглас подошел к двери, ведущей в соседнюю комнату, открыл ее и сказал:

– Джерри, возьми набор и иди сюда. – Затем повернулся к Брюну и пояснил: – У нас нет времени на пустые разговоры.

В комнату вошел Джерри, держа под мышкой черный чемоданчик, с какими обычно ходят дипломаты.

По лицу Брюна можно было заметить, что он страшно испуган, но старается держать себя в руках. Он на что-то надеялся, но на что?

Джерри раскрыл чемоданчик, и я увидел богатейший набор шприцев и ампул. Он взял один из шприцев и ампулу с синим наконечником, наполнил шприц содержимым ампулы, затем оголил руку Брюна и воткнул в мышцу иглу. Когда все содержимое шприца перешло в тело Брюна, он был уже без сознания.

– Через пятнадцать минут он придет в себя, и можно будет задавать любые вопросы, – с профессиональным спокойствием сообщил Джерри. – Он будет говорить правду, только правду и ничего кроме правды.

Мы с полковником улыбнулись.

– О'кей, Джерри, – сказал полковник. – Можешь идти.

За десять истекших минут я успел выкурить две сигареты и выпить стаканчик виски: до того велико у меня было нервное напряжение. Из головы не выходило лицо Брюна. Оно было такое, словно он надеялся, что кто-то его спасет. Что за наваждение?

Нас окружала плотная, как вата, тишина. Она закладывала уши и мешала думать. Вдруг что-то произошло. Тишина взорвалась, словно за стенами нашего помещения начался фейерверк с его шумами и хлопками. Но самое странное в этих хлопках было то, что они как две капли воды напоминали выстрелы из пистолетов с глушителями.

Прошло секунды две, прежде чем я сообразил, что хлопки доносятся из соседней комнаты. Полковник мгновенно вскочил с табуретки, на которой сидел, и бросился к двери. Но не успел ее открыть. Его опередил Гирланд, ворвавшийся в нашу комнату. В руке у него был пистолет, а лицо украшала кровавая царапина.

– Что случилось? – заорал полковник.

– Кто-то подослал к нам троих парней под видом официантов. Это были враги. Нам пришлось пристрелить их, – ответил Гирланд, стараясь стереть кровь с лица.

– Черт побери! – Полковник яростно посмотрел на все еще лежавшего без сознания Брюна. – Они выследили нас. Теперь все решают минуты. Берт!

– Я, полковник! – Я стоял перед ним, сжимая в руке пистолет.

– Посмотри, как можно выбраться отсюда. Да спрячь свою пушку! Ты, видно, не можешь без нее жить!

– Хорошо, хорошо, полковник! – Я бросился к окну.

Полковник отдавал распоряжение Гирланду:

– Марк, приготовь ребят к отходу. Обеспечь прикрытие. Позвони в полицию. Чем больше будет паники, тем лучше.

Гирланд мгновенно исчез, а я, распахнув окно, посмотрел вниз. Окно выходило во двор. У входа я увидел две черные машины. Проклятье, они блокировали все выходы!

16
{"b":"5957","o":1}